Качество образования // Статья

«Пизоподобность – причина снижения!» Часть первая


«Пизоподобность – причина снижения!» Часть первая
Фото: msb.khabkrai.ru

Декабрь прошлого года запомнится как период оживленных дискуссий о результатах международного исследования PISA-2018, которое проводится раз в три года.

Участие в исследовании 2018 года приняли около 600 тысяч 15-летних учащихся из 79 стран мира. В их числе – 7608 подростков из 265 образовательных организаций 43 регионов России.

Задания PISA проверяют не заученный материал по биологии, географии, физике и обществознанию, а умение учеников применять свои знания и умения в различных контекстах этих предметов и межпредметного взаимодействия: здоровье человека, природные ресурсы, окружающая среда, экология, открытия в области науки и технологии. Среди лидеров 2018 года – Китай и Сингапур. Они лучше всех по читательской, естественно-научной и математической грамотности. В России же показатели ухудшились: читательская грамотность – 479, а в 2015 году – 495; математическая грамотность – 488, а в 2015-м – 494; естественно-научная – 478, в 2015-м – 487. За несколько лет наша страна в списке читательской грамотности сдала позиции, передвинувшись с 26-го пункта на 31-й. По математической грамотности – с 23-го на 30-е место, отстав от лидеров: Китая, Макао, Гонконга, Сингапура, Тайваня и Японии. По естественно-научным дисциплинам тенденция та же: с 32-й строчки мы перешли на 33-ю. Лидирующие позиции в этой области удерживают страны Юго-Восточной Азии и Эстония.

Комментируя итоги PISA-2018, руководитель Центра оценки качества образования Института стратегии развития образования Галина Ковалева отметила: «Мы в явном виде ухудшения результатов с 2015 по 2018 год не наблюдаем. И по математической, и по естественно-научной грамотности есть снижение результатов, но в пределах ошибки измерения, поэтому здесь ни один из специалистов не будет это трактовать как некоторое снижение. Есть обычные отклонения, связанные с формированием выборки в мониторинговых исследованиях, с разработкой инструментария. Что касается читательской грамотности, то здесь действительно есть небольшое снижение. Однако цикл в три года – интервал, с которым проводится PISA – как правило, не дает материала для устойчивых оценок. Мы склонны рассматривать большие циклы продолжительностью в 9 лет. Например, по читательской грамотности большой цикл начался в 2000 году, потом в 2009-м и сейчас в 2018-м. По математике: 2003, 2012 и будет 2021. По естествознанию – 2006, 2015 и будет 2024. Поэтому, если говорить о некоторых проблемах, то в большей степени о читательской грамотности. Хотя эксперты PISA оценили тенденции развития читательской грамотности в России как возрастающе позитивные – increasinly positive. Вот ведь в чём парадокс и проблема серьёзная для тех, кто занимается педагогическими измерениями».

Обсуждения на разных экспертных площадках в конце прошлого года показали, что не все специалисты настроены так оптимистично.

Например, научный руководитель Института образования Исак Фрумин считает, что не следует ориентироваться на долговременные факторы.

«Слова о случайном откате затушевывают ситуацию, – убежден он. – Согласен, что это не обвал: отклонения по математике и естественным наукам статистически незначимые, но то, что прекратился восходящий тренд – это совершенно очевидно».

В то же время директор Центра мониторинга и статистики образования ФИРО РАНХиГС Марк Агранович придерживается точки зрения, что данные, которые собираются и анализируются в рамках PISA, не предназначены для построения рейтингов.

Они – основа для корректировки образовательной политики стран-участниц.

Результат – это понимание современных тенденций, соответствия страны этим тенденциям, выявление слабых и сильных сторон образовательных систем, определение ориентиров для развития. Иными словами, PISA не рейтинг, а руководство к действию.

Если мы такие умные, то почему такие бедные?

Образование и уровень экономического развития в стране тесно связаны: чем выше уровень образования населения, тем выше уровень экономического развития. Российское население – одно из самых образованных в мире.

Почему наша страна не в полной мере использует это конкурентное преимущество?

Подробный анализ, проведенный Центром мониторинга и статистики образования ФИРО РАНХиГС, дает ответ на этот и многие другие вопросы.

В России полное среднее образование получают 90% молодых людей, в развитых странах – 88–89%. Организация обучения в России имеет свои особенности.

Во-первых, дети в нашей стране начинают учиться в школе позже, чем в большинстве стран, и учатся 11 лет, в отличие от стран ОЭСР, где дети начинают обучение в школе в 5–6 лет и учатся 12, 13 и даже 14 лет.

Во-вторых, академическая нагрузка и в часах в неделю, и особенно по количеству учебных недель в году в российской школе значительно ниже, чем в среднем в странах ОЭСР. За рубежом нет таких длинных каникул, как в российской школе.

Значительно отличается от зарубежной и принятая у нас структура учебного плана. Так, в начальной школе российские школьники гораздо больше, чем их зарубежные сверстники, изучают родной язык и литературу и существенно меньше – иностранный язык и социальные науки. В основной школе в России значительно больше, чем за рубежом, уделяется времени на изучение естественных наук, а второй иностранный язык и искусство, в отличие от мировой практики, практически не преподаются.

Российский учитель проводит в классе меньше времени, чем в других странах, но число учеников на 1 учителя в нашей стране выше, чем в странах в среднем в ОЭСР.

Вместе с тем в ОЭСР широко развит институт ассистентов – помощников учителей (и даже воспитателей детского сада), которые берут на себя многие обязанности. Это позволяет обеспечить индивидуальный подход в обучении, учесть запросы разных категорий учащихся – от успешных и одаренных до отстающих и имеющих специальные образовательные потребности.

Особенность российского среднего образования – ориентация на продолжение обучения. Подавляющая часть выпускников школ не может выйти на рынок труда, поскольку не обладает никакой профессиональной подготовкой.

Профессиональную подготовку на уровне МСКО 3 (российское полное среднее образование и первые два курса СПО на базе среднего общего образования) получают лишь 13% россиян соответствующего возраста, в то время как в странах ОЭСР доля выпускников среднего образования, имеющих документ о профессиональной подготовке, признаваемый на рынке труда, составляет 40%.

Иными словами, выпускники школ не интересуют российских работодателей, поэтому наши учащиеся и их семьи нацелены на продолжение образования в колледжах или вузах. Этот уровень образования по международной классификации принято называть третичным.

Охват третичным образованием в России – один из самых высоких в мире.

Однако среди россиян, имеющих третичное образование, гораздо больше, чем в других странах, обладателей дипломов о среднем профессиональном образовании. В общей численности жителей нашей страны старше 24 лет, имеющих третичное образование, выпускники программ СПО составляют 44%, а бакалавры, специалисты и магистры – 55%. Средние показатели по странам ОЭСР составляют соответственно 17% и 81%. Кроме того, закончившие аспирантуру/докторантуру в общей численности обладателей дипломов третичного образования составляют в России 1%, а в ОЭСР – 3%. Важная особенность российского третичного образования – высокая доля студентов, обучающихся в неочной форме обучения. Доля таких студентов по программам бакалавриата в России составляет 49% при среднем значении по странам ОЭСР – 21%.

Серьезно отстает наша страна и по дополнительному профессиональному образованию взрослых (курсы переподготовки, повышение квалификации). В условиях быстро меняющейся экономики, требующей гибкой адаптации к растущим требованиям работодателей и смены специальности, этот уровень образования становится едва ли не самым главным.

Однако в нашей стране, чем больше возраст населения, тем меньше оно участвует в образовании – формальном или неформальном. В возрасте 25–34 года показатели участия населения РФ в образовании от средних по ОЭСР значений ниже примерно в 2 раза (30% против 57% в странах ОЭСР). А в возрасте 55–64 года – уже в 4 раза (8% в России против 33% в странах ОЭСР).

Ни денег, ни свободы

Невысокий уровень расходов на образование в нашей стране соответствует уровню ее экономического развития. Средняя величина расходов на 1 школьника по странам ОЭСР составляет $10 тысяч в год на 1 ученика. В России этот показатель ниже более чем в два раза ($4,2 тысяч).

Следует сразу оговориться, что данные в докладе РАНХиГС указаны не в пересчете по валютному курсу, а по паритету покупательной способности (ППС).

В экономически развитых странах на 1 преподавателя приходится меньше учеников, чем в менее богатых странах. Россия по этому показателю находится на уровне стран более бедных, чем наша страна. Средняя годовая заработная плата педагогов в развитых странах варьируется от $15,1 тысяч в Латвии до $108,7 тысяч в Люксембурге. Среднее значение по странам ОЭСР – $42,9 тысяч.

Согласно последним данным Росстата, средняя зарплата учителей в России составляет 38 419 рублей. Однако сами специалисты заявляют, что их доходы редко превышают планку в 20 тысяч рублей. Это порядка $4 тысяч в год по валютному курсу и $12, 8 тыс. по ППС.

Еще один важный фактор – автономия школы. В странах ОЭСР наибольшая доля решений принимается на уровне школы и национальном уровне, причем школа располагает максимальными полномочиями в вопросах организации учебного процесса. В целом анализ распределения полномочий по управлению школой по уровням власти показал негативную связь между степенью централизации управления школой на национальном уровне и учебными результатами.

Продолжение следует



Новости





























































Поделиться