Качество образования // Тема дня

Эффект Доплера в образовательной политике

Школьная действительность воспринимается по-разному, в зависимости от того, куда движется сознание наблюдателя: в прошлое или в будущее.

Эффект Доплера в образовательной политике
Фото: mak-online.ru

20 лет спустя. Предсказание подопытного предсказателя

В 1999 году я опубликовал в «Первом сентября» футурологический текст про школу будущего, точнее про то, какой будет школа через 10 лет.

В 2019 году, через 20 лет, мы перепечатали этот материал в «Вестях образования», и он вызвал живой интерес у читателей.

Теперь мне стало интересно заглянуть в 2039 год.

Многое из того, о чем я фантазировал в 1999-м, оказалось весьма правдоподобным, по крайней мере на уровне тенденций: тягомотные попытки утвердить стандарт, индивидуализация и сетевое образование, цифровизация, кризис управления – «от частой смены министра аппарат ведомства придет в негодность до степени «восстановлению не подлежит», конец цитаты.

И несколько раз звонили журналисты, управленцы и задавали вопросы о ближайшем будущем.

– А что будет через 10 лет? А через 20?

Для меня это разные возможности – через 10 лет мне, возможно, еще придется ответить за свой прогноз, так я чувствую, мне будет всего 74 года. А вот через 20 лет вряд ли у кого-то хватит совести припомнить почтенному предсказателю о его фантазиях времен очаковских и покоренья Крыма.

Ловушка искажения

Но поскольку относительность пространства и времени творит с нашим мышлением нечто невообразимое и временные аберрации позволяют воспринимать действительность, одномоментно смещенную и накладывающуюся саму на себя (догоняющую себя), то не остается ничего другого, кроме мыслительного эксперимента. Проще говоря: просто бросить камешек фантазии вперед изо всей силы. И уже из постепенно появляющегося будущего наблюдать эффекты возмущения образовательного поля.

…Здесь, конечно, можно попасть, а многие и попадают, в ловушку искажения, поскольку сигналы об изменении в образовании (и не только) поступают в наш мозг (в большинстве случаев) из постоянно меняющегося и далеко не единого образовательного пространства. А мы не просто внешние наблюдатели, а активные участники, источники таких сигналов, все без исключения. Поэтому, если восприятие участника, наблюдателя или аналитика обращено в прошлое – он видит картину в одном цвете, а если в будущее – в другом.

Великий поэт и певец империализма Редьярд Киплинг так описал в 1881 году это явление:

…И Томлинсон взглянул назад и увидал в ночи
Звезды, замученной в аду, кровавые лучи.
И Томлинсон взглянул вперёд и увидал сквозь бред
Звезды, замученной в аду, молочно-белый свет…

Так до сих пор и неизвестно, знал ли поэт про открытие Кристиана Доплера (1842 г.), описывающее разное восприятие наблюдателем частоты колебаний в зависимости от того, приближается источник к наблюдателю или отдаляется от него, или сила воображения и гений художника подсказала ему этот образ.

Так ведь часто бывает: гениальное провидчество художника и рациональные гипотезы теоретиков неожиданно сходятся. Поэтому нам стОит предостеречься от недоверия как к излишне неправдоподобным (как нам кажется) фантазиям теоретиков, так и к внешне бездоказательным художествам людей творческих.

Но вернемся к ловушке искажений. Своеобразный «эффект Доплера» в образовательной политике очень распространен, и восприятие педагогической действительности зависит от настроя наблюдателя.

Поэтому я не буду придавать своим прогнозам положительную или отрицательную окраску – неизвестно, как они будут восприниматься через 20 лет.

Я вижу, что зреют определенные идеи, тенденции, формируются определенные процессы, происходят события, которым я могу приписать статус протонорм.

Эти идеи, тенденции, процессы и события могут (имеют высокую степень вероятности) стать институтами, могут превратиться в норму и служить основанием для образовательной деятельности. В силу объективности развития самой образовательной деятельности, а не в силу того, что к власти придет тот или иной министр, или премьер, или президент.

Так будет – люди жадны до всего нового

Я убежден, что образовательная деятельность развивается по своим фундаментальным законам, это связано с природой человеческого восприятия меняющегося мира. Мир меняется, и это фундаментальное обстоятельство. И именно это обстоятельство (неостановимое изменение мира) объективно определяет развитие образовательной деятельности. Как бы ни пытались замедлить или даже остановить этот процесс жесткие преследователи Сократа, Галилея, Александра Радищева, современные менее кровожадные, но от этого не менее кусачие деятели охранительно-издательского комплекса с аллюзией советского плоского, единообразного и до предела заидеологизированного псевдопатриотического (на уровне «100 книг») преставления о школе и учителе, трава пробьёт асфальт, я убежден.

Конечно, охранители сильны, демагогичны. Но.

«Но воды Земли двигают валы новых прядильных станов, на верфях, в канатных и парусных мастерских сотни рук работают по-новому в лад. Я предвижу, что еще на нашем веку об астрономии будут говорить на рынках. Даже сыновья торговок рыбой будут ходить в школу. И жадным до всего нового людям наших городов придется по душе, что новая астрономия заставила двигаться также и Землю. До сих пор всегда были уверены в том, что небесные тела укреплены на кристаллическом своде и поэтому не падают. А теперь мы набрались смелости и позволяем им свободно парить в пространстве, ничто их не удерживает, и все они движутся по великим путям так же, как и наши корабли. Ничто их не удерживает в стремительном движении. И Земля весело катится вокруг Солнца, и торговки рыбой, купцы, князья и кардиналы, и даже сам папа катятся вместе с ней. Вселенная внезапно утратила свой центр и сразу же обрела бесчисленное множество центров. Так что теперь любая точка может считаться центром, любая и никакая. Потому что мир, оказывается, очень просторен». Это сказал Галилей в интерпретации Бертольда Брехта.

И он же: «Покуда кое-где совершаются величайшие открытия, способные безмерно умножить счастье людей, огромные части этого мира погружены в потёмки» («Жизнь Галилея», Бертольд Брехт).

Какой будет школа через 20 лет?

Примечание для родителей. Выбор школы – это рискованная инвестиция. Придется самим выбирать, не полагаясь на известные образцы. Уровень образования будет все сильнее влиять на уровень счастья, самореализации, на успешность и благополучие людей. Этот процесс неостановим. Где, в каком месте и в качестве кого ваш ребенок превратит свое образование в практическую деятельность – даже не пытайтесь угадать. Нам не дано. Мир меняется так быстро, что радикальные перемены происходят за период, который меньше, чем образовательный цикл. Так стало.

Но! Можно предугадать, какие образовательные результаты могут способствовать самореализации вашего ребенка в будущем и какие образовательные ресурсы эти результаты могут дать.

И уже сейчас вы можете углядеть зачатки проявления этих характеристик школ или центров и выбрать школу для своего ребенка. Но еще раз: это как инвестиция. Не верьте слепо хорошо зарекомендовавшим себя в прошлом ресурсам.

Ищите те признаки будущего образования, которые описаны ниже.

Вот мое видение школы (в широком смысле слова – как образовательной деятельности, а не здания) через результаты и инструменты их достижения.

Полилингвальность

Закончился период одноязычного образования. Начиная с дошкольного возраста, с 3 лет, ребенок готов держать минимум три языка, если он погружен в полилингвальную среду. Представьте себе детский сад, в котором детей утром принимает русскоговорящая воспитательница, сопровождает завтрак и ведет игры англичанка (причем обязательно носитель языка, не учительница иняза), а театральную постановку или танцы, или рисование – китаянка или испанка.

То же самое в школе, например подростковой: разные предметы – на разных языках (еще раз: преподаватели – носители языка, а не русскоговорящие учительницы английского), разные активности – тоже на разных языках – театральная деятельность, например, на английском, танцы и живопись – на китайском, и так далее.

Выбор языков – дело педколлектива и управляющего совета, совместное решение.

Но «преподавание иностранных языков» в формате уроков английского выпускниками педуниверситетов отойдет в прошлое, как ушли уроки труда со сколачиванием табуретов. Грамматика, произношение и другие важные результаты накладываются на деятельностный фундамент на специальных занятиях.

– У нас лучшие преподаватели английского!

– До свидания.

Полилингвальное образование – это уклад жизни, который соответствует глобализации этой самой жизни и возможности детям преодолевать искусственные барьеры на пути к успешности.

Два важных замечания из области образовательной политики и психологии.

  1. Удержание нескольких языков развивает мышление ребенка.
  2. Диалог языков позволяет лучше освоить и понять родной язык.

Поэтому сказки и предрассудки вроде того, что «языки вытесняют друг друга» – от неграмотного построения уклада школьной жизни.

Итак, школа (детский сад) будущего – полилингвальная.

Образовательный результат: способность реализовать себя в максимальном наборе языковых (понятийных) сред.

Индивидуальная образовательная программа

Основной вызов ближайшего будущего: реализовать себя не в заранее известных местах-обстоятельствах, а в ситуации неопределённости. Т.е. способность создать собственное место – возможность реализации себя.

Это требует способности самореализации, самоопределения, построения собственной жизненной траектории. Это важнейший образовательный результат. Он не достигается преподаванием учебного предмета «самореализация», это смешно. По нему нельзя провести тест или контрольную работу, или ЕГЭ.

Единственный шанс: на протяжении всего периода образования строить свою индивидуальную образовательную программу.

Это сложный процесс, требующий от взрослых, особенно учителей, постоянного сопровождения и поддержки детей, организации различных проб себя, рефлексии результатов этих проб, детального обсуждения учебных действий.

Здесь не обойтись без цифровой платформы, фиксирующей огромное число результатов действий ребенка, складывающей эти результаты в картину способностей и успешностей. А также – дефицитов, построения программы усиления успешного и восполнения дефицитного.

А самое главное – индивидуализация по-новому строит систему оценки результатов. Не в соответствии с абстрактными шаблонами, придуманными в «лаборатории качества образования», а в соответствии с развитием индивидуальных наклонностей и освоением действительного общего образования индивидуальным путем.

Уже сейчас опыт персонифицированного образования показывает, что такой способ гораздо эффективнее приводит к владению общими понятиями, к дружелюбию, сотрудничеству и стремлению к общественному благу, чем насильственная муштра всех на одном «образовательном плацу», с едиными для всех тестами и учебными программами.

Способность к самореализации – оптимальный путь к общему образованию.

Через 20 лет это станет нормой. Выбирая школу сейчас, стОит спросить: у вас ребенок научается строить свою индивидуальную образовательную программу?

– Свою, индивидуальную – нет, но мы лучшие в рейтинге Единого государственного экзамена!

– До свидания!

Расшколивание

Как уже было сказано, мир меняется быстрее, чем мы учимся.

Это ставит задачу освоения окружающего мира в процессе самого образования.

С другой стороны, в сегодняшнем мире, перенасыщенном информацией, необходимые знания, навыки, способы жизнедеятельности появляются тоже быстрее и в таком количестве, что «запихнуть» их в образовательные программы, написать и отпечатать учебники, подготовить учителей и решить все оргвопросы с преподаванием нового не удается. А пока это сделает неповоротливая система управления школами, новое утратит актуальность, и ему на смену придет другое новое.

Такая вот история про то, что Ахиллес образования никогда не догонит черепаху эволюции.

Но решение этих двух задач можно объединить. Выход – в расшколивании. Образование выходит за границы школьного здания, учителя уступают место профессионалам, которые, собственно, и производят «новообразования»: новые знания, новые способы деятельности в разных сферах – технологиях, экономике, производстве товаров и услуг, искусстве, спорте и т.д.

Школа строит карту образовательной инфраструктуры, например вокруг себя, если это город. Находит рядом театры, музеи, банки, стартапы, библиотеки, госучреждения, социальные службы – и превращают эти места в образовательные.

Подростки попадают к специально педагогически подготовленным физикам, инженерам, писателям, художникам, банкирам и финансистам, высококвалифицированным рабочим на современных производственных линиях, компьютерщикам, спортсменам.

При этом поменяется роль и функция учителя: это уже не «предметник», рассказывающий на уроке параграф учебника. Это наставник, помогающий ученику освоить то знание (или навык, или любое другое содержание), с которым он встретился, и уложить в формирующуюся картину мира, построить свое общее образование.

Я убежден, что без такого учителя расшколивание не работает.

Мы в «Эврике» сейчас начинаем подготовку таких учителей – наставников расшколивания. Их нужно подготовить намного заранее, чем это войдет в широкую практику.

Окружающий мир меняется слишком быстро, и если у ребенка не будет опыта и способностей не просто ориентироваться в новых условиях, а добывать полезное для себя содержание и предъявлять себя в абсолютно новых условиях – он пострадает.

Да, здание школы перестает быть физическим центром образования. Но это означает только одно – окружающее пространство становится образовательной империей, школа захватывает новые пространства. И управлять ими посложнее, чем самым большим зданием «школы».

Итак, через 20 лет школой будет огромная инфраструктура с самыми разными объектами (и субъектами), с разными видами деятельности.

Спрашивайте: «У вас происходит расшколивание»?

– А что это?

– До свидания.

Это ключевые признаки нового образования. Есть еще несколько важных, но не столь принципиальных – о них будет сказано в других материалах, лекциях и докладах.

Цифровые институты управления образованием

Для того чтобы школа стала новой, нужны новые институты: управления, финансирования, подготовки, обеспечения.

Ключевое изменение, которое предстоит пережить системе школьного образования – тотальная цифровизация управления.

Использование гаджетов в самом процессе образования – очевидная реальность, необходимость и неизбежность. Споры вокруг этой темы поддерживаются либо по невежеству, либо из-за стремления продлить извлечение прибыли из архаичных (бумажных) носителей. Зачастую и то и другое соединяется в одних и тех же людях, порождая причудливую форму предрассудочного сращивания бизнеса и власти.

Другая тема, гораздо более актуальная – переход к цифровым институтам управления образованием. Сложнейший инновационный скачок, потому что в пределе это функциональная замена человека в процессе управления по согласованным нормам. Проще говоря: человек-министр не нужен. Искусственный интеллект проанализирует миллиарды данных по состоянию десятков тысяч школ, деятельности миллиона учителей и результаты полутора десятков миллионов учащихся. Этого никогда не сделает и не делает ни один министр, ни одно министерство. А количество доступных данных растет, и ведомство все больше напоминает дикаря, который захватил современный теплоход и нажимает в капитанской рубке на все кнопки подряд, дергает за все рычаги и скандалит с приборами, требуя от них личной преданности. Имитацию управления мы наблюдаем с ослабевающим интересом и гаснущей надеждой на улучшение дел.

Заменить ведомственную структуру искусственным интеллектом – технически абсолютно реальная на сегодняшний день практическая задача.

Но есть содержательная проблема: построение онтологии сбора и обработки данных. По какой понятийной структуре данные будут собираться, маршрутизироваться и агрегироваться?

Т.е. кто будет вырабатывать образовательную политику и превращать ее в ТЗ для ПО?

Структура наподобие нынешнего министерства? «Это смешно», как говорила моя бабушка моему дедушке, когда он предлагал купить лотерею, чтобы выиграть «москвич».

Кто будет оформлять национальную и глобальную образовательную политику в систему задач сферы образования через 20 лет?

Не в формате лозунгов и деклараций, а в структуре согласованных понятий, описывающих результаты деятельности системы и определяющих объем необходимых ресурсов.

Пока такой структуры я не вижу.

Равноправие поставщиков

Сегодня выход на рынок конкурентных государственным или аффилированных с государством поставщиков образования крайне затруднен. Волею случая я уже несколько месяцев занимаюсь общественной работой в качестве руководителя группы Агентства стратегических инициатив по снятию барьеров для НКО и бизнеса на рынок образования. Я предполагал, что все плохо, но чтобы так плохо!? Мы собрали и систематизировали набор непреодолимых препятствий и передали в Минэк. Что с этим делать?

Наше предложение: установить полное равноправие поставщиков образовательных услуг и товаров. Во всем: в условиях получения бюджетного и небюджетного финансирования, допуска на рынок, разрешения для деятельности, снятия давления контрольно-надзорных органов.

Но все-таки самое главное – чтобы у каждого ребенка был выбор источников получения образования. Чтобы результат, полученный у репетитора, или в интернет-сети, или в музее, или в драмкружке, и результаты, полученные на уроке в школе, были равны по своей ценности!

Это основной принцип реализации права граждан на доступное качественное образование: равноправие источников образования.

Без этого новое образование не появится.

Как это обеспечить? С помощью цифровых институтов, см. пункт выше. Думаю, через 20 лет так и будет.

Архивная педагогика

Мы же с вами за разнообразие?

Значит, необходимо признать, что у разных людей разные образовательные потребности и интересы.

Кто-то стремится угнаться за временем и дать своему ребенку максимальный ресурс для успешности в мире неопределенности.

А кто-то, наоборот, стремится остаться в понятном и стабильном мире, дать своему ребенку качественное, в понимании прошлых поколений, образование.

Поэтому в рамках образовательной политики многообразия и вариативности необходимо предусмотреть для всех граждан возможность реализовать свои потребности.

Я бы назвал такую подсистему образования «архивная педагогика».

Чтобы прекратить бесплодные споры, какая школа лучше для всех, необходимо, чтобы для всех был выбор между разными школами.

В школах «архивной педагогики» будут учиться по бумажным учебникам, советским программам учебных предметов, с контрольными работами и диктантами, едиными для всех экзаменами, аттестацией учителей в формате экзаменов по предметам, проверочными работами каждую четверть. Будет «архивное министерство просвещения», интерактивное. С постоянно действующей выставкой приказов и распоряжений – например, там будет приказ об усилении противопожарной безопасности в школах Хабаровского края, а также отдельная экспозиция – учебники федерального перечня издательства «Просвещение».

А 19 мая уже немолодой Зюганов повяжет красные галстуки юным пионерам, сводный кадетско-казачий батальон пройдет торжественным маршем по Красной площади, под чистым московским небом пролетят юнармейские дроны, а приветственное слово скажет бот телеграмм-канала «Единое образовательное пространство».

…Что? Эффект Доплера – я же предупреждал.



Новости





























































Поделиться