Школьники // Статья

Дети и Ленин


Дети и Ленин
Рисунок: брянские.рф

Читатели «ВО», безусловно, помнят недавний эпизод, связанный с задуманным Союзом архитекторов конкурсом предложений по использованию Мавзолея на Красной площади после неизбежного (рано или поздно) захоронения тела Ленина. Характер общественной реакции был таков, что уже через несколько дней президент Союза Николай Шумаков вынужден был заявить: «Конкурс решили отменить. Никто не хотел сносить Мавзолей, никто не хотел выносить тело Ленина, но условия конкурса никто не читает, и совершенно оголтелые есть личности, которые обвиняют меня во всем – что я сношу Мавзолей, что я выбрасываю на помойку Ленина».

Это, так сказать, присказка. А сказка в том, что «ВО», воспользовавшись этой историей как медийным поводом, решили провести краткий опрос среди школьников об их отношении к этой инициативе, а в связи с ней – высказаться и о фигуре самого Ленина.

В опросе прияли участие 50 ребят в возрасте 10–17 лет из двух городов – Москвы (что понятно – здесь основное «место действия») и Южно-Сахалинска (а этот город в данном случае ценен тем, что он максимально отдален от того же места). И что любопытно – если наперед не знать, кем и где давались ответы, отличить москвичей от их дальневосточных сверстников практически невозможно: степень общей погруженности в тему (с учетом возраста) оказалась одинаковой.

Начнем с того, что 14% наших юных реципиентов сообщили, что вообще никогда не слышали такого имени – Ленин. Людям старших поколений, которые с раннего детства росли в ауре «ленинской тематики», это может показаться просто невероятным. Но если спокойно вдуматься в нынешний реальный социокультурный и образовательный контекст, то удивление быстро сменится констатирующим признанием очевидного факта: в жизни большинства наших детей этому историческому персонажу до их встречи с ним в курсе отечественной истории ХХ века просто неоткуда появиться. Разве что в семье в присутствии ребенка родители вдруг затеют разговор… Есть, правда, в историческом разделе курса «Окружающий мир» в начальной школе упоминание о событиях 1917 года. Но многие ли десятилетние подростки специально выделят и запомнят фамилию руководителя какой-то непонятной социалистической революции и основателя какого-то давно не существующего государства?

Поэтому тем интересней мнения старшеклассников, которые совсем недавно «проходили» Ленина.

Здесь картинка сложилась такая: 14% ребят относятся к вождю положительно, 12% – резко негативно, 74% отмечают в его деятельности как положительные, так и отрицательные моменты.

Вот некоторые характерные высказывания:

– Благодаря Ленину мы не живём в эпоху царей.
– Как и в любом политическом движении, в его деятельности прослеживались как позитивные моменты, такие как значительное увеличение военной и экономической мощи страны на мировой арене, повышение уровня благосостояния, грамотности граждан и создание мощнейшего союза в мире, так и негативные, такие как значительные ограничения в торговле, резкое ограничение экономики и культуры СССР от всего остального мира.
– Правитель с манией величия, который устранил кучу народа.
– Засланный немецкими спецслужбами революционер, перед которым ставилась цель ослабить мощнейшую на тот момент державу.
– Реализовал реформы, в которых страна давно нуждалась.
– Благодаря ему люди смогли скооперироваться и пошли против монархии и церкви.


Кто-то вполне резонно может сказать, что эти отрывочные реплики не могут служить основой для сколько-нибудь обоснованных выводов. Пусть так. Но некоторые наблюдения сделать можно.

Первое, что сразу бросается в глаза: упрощенность и одномерность взгляда. Отчетливо видно, что ученики (за единичным исключением), приняв какую-либо единственную черту (грань, свойство) в качестве фактора, определяющего всё явление (личность, событие), абсолютизируют его. Как следствие, их мышление примитивизируется, но они сами об этом даже не подозревают, пребывая в уверенности, что научились «выделять главное». Отсюда – безапелляционность, блокирующая способность к размышлению, к широкому контекстному анализу, к рефлексии собственной мысли. Есть ярлык для исторической фигуры «Ленин», наверняка есть такие же ярлыки и для других исторических фигур – «Петр I», «Николай II», «Сталин» и т.д. и т.п.

Поэтому даже когда мы встречаемся с более развернутым суждением – казалось бы, вполне взвешенным – мы видим фактически тот же пример «мыслительного шаблона»: человека научили, что у каждого явления есть две стороны, и вот, пожалуйста, – «позитивные моменты», «негативные моменты», полный формальный баланс. Правая колонка, левая колонка. Законспектировано, запомнено, старательно воспроизведено. А то обстоятельство, что заполнено, мягко говоря, черт знает что, уже не суть важно.

Дополнительный свет на отношение наших юных современников к Ленину проливают их ответы на вопрос о целях его бальзамирования и помещения в Мавзолей. И, как мне кажется, эта «подсветка» делает общее впечатление от возникающего коллективного портрета (не Ленина, а наших детей) еще более грустным.


Впрочем, судите сами:

– Чтобы нынешнее поколение знало освободителя в лицо.
– Чтобы дать взглянуть потомкам на великого правителя. Хотя сейчас это не очень-то и важно, потому что современные бабушки больше Путина вспоминают, чем Ленина.
– Не знаю, зачем бедолагу Ленина туда запихнули, но Мавзолей уже называют русской египетской пирамидой.
– Правительство СССР сделало из него культ. Раньше посещение Мавзолея было для человека настоящим событием, а сегодня его содержание очень уж затратно.
– Его решили сохранить, чтобы неверующие в Ленина смогли убедиться, что на самом деле он есть.
– Из-за возведенного вокруг Ленина культа личности его и решили забальзамировать.


Поскольку «про Мавзолей не проходили» и опереться на заемное (учительское, родительское, учебниковое) суждение невозможно, пришлось говорить «от себя». А сказать-то и нечего. Если судить по ответам, ни сам Ленин как человек и политик, ни историческая эпоха, ключевым творцом которой он был, ни причины споров, кипевшие когда-то по поводу «мавзолеизации» его тела, сегодняшних школьников нисколько не волнуют.


Что же касается суждений по третьему вопросу: «Нужны ли похороны?», то в них воспроизводятся, по сути, уже высказанные мысли:

– Да. Его личность уже не так важна. На содержание Мавзолея уходит большое количество денег из бюджета страны.
– Нет. Чем больше строится памятников, дают название улицам, тем больше гарантия того, что люди не смогут забыть то, что так бережно передается из поколения в поколение. Так же и с Мавзолеем, люди должны знать историю России.
– Нет. Его захоронение может стать причиной волнений в обществе.
– Да. Это пережиток. Культа личности уже нет, молодое поколение не испытывает тех чувств, которые Мавзолей, по задумке авторов, должен был формировать.
– Да. Но Мавзолей оставить, тело Ленина заменить на восковую фигуру.
– Да. Давайте уже проявим к человеку уважение.


Некоторой оригинальностью выделяется единственная моральная позиция: «Приходить в Мавзолей и смотреть на труп неэтично». Но, видимо, автор этого высказывания никогда не бывал ни в залах с древнеегипетскими коллекциями, ни в отечественных монастырях с целыми галереями мумифицированных мощей…

Мне же хотелось бы вернуться к образовательному сюжету, столь неожиданно актуализированному этой маленькой анкетой. Дело вовсе не в Ленине как таковом. Дело в особой, специфической роли, которую играли в истории так называемые «великие» или «выдающиеся» исторические личности. Вы наверняка не без недоумения давно заметили, что к этому кластеру причисляются исключительно люди, исполнение решений которых оплачено не менее чем сотнями тысяч или даже миллионами человеческих душ, не считая других неисчислимых бед и бескрайнего горя. И пусть степень их величия прямо пропорциональна степени циничной жестокости и сладострастного душегубства, но все эти преступления против человечности продолжают оправдываться современниками и потомками, а сами эти люди – превозноситься из поколения в поколение! Почему? Потому что они – победители, изменившие лицо мира. И уже неважно, стоило ли это изменение заплаченной за него цены, главное, что они преодолели сопротивление врагов и добились победы. И хотя все прекрасно понимают, что лицо мира в лучшую сторону в гораздо большей степени изменили ученые и инженеры, селекционеры и архитекторы, художники, философы и педагоги, многие наши сограждане продолжают помнить и прославлять имена наиболее кровавых отечественных властителей.

И вот я спрашиваю (впрочем, я с этим вопросом далеко не оригинален): не пора ли нам – в первую очередь учителям истории – решительно отказаться от воспроизведения этой традиции и начать рассказывать детям о человеческой цене того насилия, которое было осуществлено волей этих «великих», как и почему «массы» с готовностью становятся послушны этой воле? Объективно происходящая десакрализация Ленина – исключительно удобный момент для начала этой работы. Безразличие и равнодушие, проиллюстрированные детскими анкетами, нужно постараться вытеснить стремлением понять, как и почему в стране возникает возможность появления «великого вождя» и что нужно делать всем и каждому, чтобы минимизировать такую возможность.

Дело не в том, когда Ленин будет предан земле. Дело в том, чтобы подобные люди никогда больше не могли появиться в России. Но для этого нужно не только хорошо знать, но и прежде всего понимать историю. Например, историю цены вождизма и классовой борьбы.



Новости





























































Поделиться