Неравенство // Статья

Школьная композиция на тему неравенства

  • 23 марта 2021

Школьная композиция на тему неравенства
Иллюстрация: sosialistaflokkurinn.is

«Лучше быть одному, чем в дурной компании».
(Дж. Вашингтон)


На международном уровне не один раз подчеркивалось, что справедливое, качественное образование является ключевым индикатором эффективной образовательной системы. И если об индикаторах качества образования есть более или менее устоявшееся представление, то в случае с определением справедливости в образовании ситуация несколько сложнее.

Однако большинство согласно с таким определением: в справедливой системе образования любой учащийся независимо от своего происхождения и других характеристик, на которые он не может напрямую повлиять, должен иметь шансы продемонстрировать высокие академические достижения.

Имеют ли российские школьники равные шансы на успех? Предыдущие публикации в рубрике «Неравенство» наглядно показывают, что не всегда. Барьеры могут быть связаны с местом рождения и обучения ребенка. В этой публикации мы фокусируемся на факторе неравенства, связанном с социальной средой школы, в которой обучается ребенок, рассматривая такой аспект неравенства, как социально-экономическая композиция школы.

Что такое социально-экономическая композиция школы?

Термин «социально-экономическая композиция школы» впервые упоминается еще в 1966 году в работе Джеймса Коулмана. Именно тогда в масштабном исследовании образовательных возможностей американских школьников была впервые обнаружена сильная расовая сегрегация и значительные различия в успеваемости для представителей разных социальных групп.

Для определения социальной группы ученика в исследованиях образования традиционно используется социально-экономический статус его семьи. Он условно показывает положение семьи в обществе и обычно включает в себя уровень образования, профессию родителей, доход или домашние ресурсы. Во многих российских и зарубежных исследованиях не раз подтверждалось, что социально-экономический статус становится одной из главных причин сильных различий в успеваемости детей: чем ниже статус семьи, тем меньше в среднем у ученика шансов показать высокие образовательные результаты.

В то время как статус семьи играет главную роль для успеваемости среди индивидуальных характеристик, на уровне школы один из наиболее важных показателей – социально-экономическая композиция. Школьная композиция – это усредненный социально-экономический статус всех учащихся в образовательный организации. Если статус семьи ученика отражает локальную среду, то социально-экономическая композиция характеризуют общий контингент в школе.

Современные исследования доказывают, что школьная социально-экономическая композиция может иметь даже большее значение для достижений, чем контекст внутри семьи.

Ближайшее окружение ребенка в школе формирует его привычки в учебном поведении, отношение к учебе, представления о будущей профессии и даже ожидания преподавателей относительно успеваемости детей.

Попадая в школу с высокой долей учащихся из семей с низким статусом, ученик сталкивается с образовательной средой, которая не благоприятствует его дальнейшим успехам.

Российские школы оказываются довольно разнообразными по социально-экономической композиции. Образовательные организации, в которых никто из родителей учащихся не имеет высшего образования, соседствуют со школами, где обучается более 95% детей из семей с высшим образованием. По данным PISA за 2003–2018 годы, в школах все чаще учатся дети из семей с одинаковым социально-экономическим статусом. А к 2018 году степень концентрации неблагополучных учащихся в определенных школах немного превышала средние показатели по странам ОЭСР (Рис. 1). Наиболее высокая концентрация неблагополучных учащихся в школах наблюдается в Перу. Самые низкие показатели в Республике Косово, где неблагополучные учащиеся сильнее всего распределены по разным школам. Показатели, сопоставимые с российскими, наблюдаются в Саудовской Аравии, Германии, Эстонии.

Рис. 1. Межстрановое сравнение концентрации в школах благополучных и неблагополучных учащихся[1]

Источник: OECD, PISA 2018 Database, Table II.B1.4.7.

Что это значит для обеспечения равенства возможностей в образовательной системе? Чем отличаются школы с низкой и высокой социально-экономической композицией между собой? И самое главное: какое значение композиция школы может иметь для конкретного учащегося?

Как школы с низкой и высокой социально-экономической композицией различаются между собой?

Чтобы ответить на поставленные вопросы, лучше всего использовать данные лонгитюдных (проводящихся в течение многих лет) исследований. Это позволяет в полной мере учесть большинство аспектов процесса образования учащихся и попытаться отделить влияние школьных характеристик на успеваемость от индивидуальных. В России одним из наиболее полных репрезентативных лонгитюдов в образовании является «Траектории в образовании и профессии». Данные этого обследования включают в себя в том числе международные опросы TIMSS-2011 и PISA-2012 для одних и тех же учащихся, что представляет собой уникальную исследовательскую возможность.

В нашем исследовании образовательные организации – участники обследования ТроП были условно поделены на две группы: с низкой социально-экономической композицией (40% школ с самой низкой долей семей с высшим образованием) и высокой композицией (40% школ с самым высоким значением показателя). В среднем доля семей с высшим образованием для первой группы составила 23%, а для второй – 74%. Довольно существенная разница.

Сильно различаются и академические достижения учеников в школах с низкой и высокой социально-экономической композицией (Рис. 2). В последней группе средние результаты международных обследований предметных знаний и навыков среди учащихся стабильно выше.

Рис. 2. Результаты тестирований TIMSS 2011 и PISA 2012 в школах с низкой и высокой социально-экономической композицией

Было обнаружено, что школы с низкой композицией в среднем чаще встречаются в малых населенных пунктах (Рис. 3). Но стоит отметить, что 26% таких школ располагается в крупных городах. Это говорит о том, что образовательная организация с низкой композицией может на первый взгляд показаться вполне благополучной с точки зрения устоявшихся индикаторов неравенства. Такая школа может быть довольно большой, она расположена в крупном населенном пункте и хорошо обеспечена ресурсами. Тем не менее, если за фасадом благополучия скрыт контингент низкого социально-экономического статуса, то скорее всего такую школу не обойдет стороной неравенство образовательных возможностей. Одновременно с этим к группе школ с низкой социально-экономической композицией реже относятся гимназии и организации с углубленным изучением предметов – их в исследовании было всего 12%.

Рис. 3. Характеристики школ с низкой и высокой социально-экономической композицией (ТроП)

Какую роль школьная социально-экономическая композиция играет для конкретного ребенка?

Увидев предыдущие результаты о различиях в академических достижениях учеников разных школ, исследователи образования вполне справедливо заметят: результаты в школах с низкой и высокой композицией различаются не из-за характеристик самих школ, а из-за того, что в них ходят разные дети. И будут отчасти правы. Дело в том, что академические достижения школьников формируются одновременно за счет их индивидуальных качеств и статуса школы. Сравнение простых средних показателей по группам школ позволяет увидеть уже конечный результат взаимодействия этих факторов – успеваемость ученика.

Как же тогда определить роль школы в формировании успеваемости? Возможно ли с применением исследовательских методик отделить эффект только школьной композиции от индивидуальных качеств учащегося и других школьных факторов?

Да, возможно. Для этого есть специально разработанные квази-экспериментальные методики исследований.

Давайте представим себе некоего школьника N. Он обладает средним уровнем предметных знаний по математике – не самый блестящий ученик в классе, но и не отстающий. Возраст ученика N – 15 лет, и он мужского пола. Проживает наш гипотетический N в крупном населенном пункте. Один из родителей в его семье имеет высшее образование, а другой – нет. Допустим, что мы обладаем возможностью рассмотреть две альтернативные реальности. В одной из них N попадает на один год в школу с низкой композицией, а в альтернативной версии отправляется в школу с высокой композицией. Какая успеваемость ждет N по истечении обозначенного года в двух вариантах?

Квази-экспериментальные методики в образовании позволяют осуществить такой мысленный эксперимент с применением данных. И вот к каким выводам можно прийти в результате. Один и тот же ученик, обладающий фиксированным рядом характеристик и способностей, попадая в школу с разной социально-экономической композицией, продемонстрирует после обучения в ней значимо различающиеся результаты. В реальности, где N попадает на год в школу с низкой социально-экономической композицией, его академические достижения в результате окажутся ниже, чем в альтернативном варианте обучения в школе с высокой композицией. И это независимо от индивидуальных характеристик, социально-экономического положения и даже предметных знаний.

О чем это говорит?

О том, что в нынешнем виде образовательная система не соответствует концепции справедливого и качественного обучения для всех.

Несмотря на индивидуальные способности, академические достижения учащихся будут различаться в зависимости от характеристик школ, на которые сами ученики никак не могут повлиять. Социально-экономическая композиция школы – это не упорство и мотивация ученика, его желание учиться или имеющиеся знания. Тем не менее данная характеристика будет понижать шансы на успешное образование для одних детей и повышать их для других.

Как бороться с негативными последствиями эффекта школьной композиции?

Это фиксирует еще один аспект неравенства, который можно добавить в копилку к обнаруженным ранее – гендерным различиям, территориальному разделению, социальному неравенству и другим. Может ли образовательная система бороться с таким спектром факторов образовательного неравенства?

В международном опыте есть свидетельства попыток взять под контроль негативные эффекты сегрегации – расовой или классовой. Основным инструментом регулирования социально-экономической композиции школы является разработка мер управления школьным выбором. Однако проблема состоит в том, что как наличие свободного выбора школ родителями ученика, так и распределение в образовательные организации по месту проживания приводят к усилению сегрегации.

Наличие мер поддержки свободного выбора школы предоставит, с одной стороны, возможность учащимся из семей с низким статусом выбирать хорошие школы в пределах территориальной доступности. С другой стороны, наличие свободного выбора приведет к усилению дифференциации и сегрегации, поскольку в лучшие школы поступают дети из семей, где родители обладают большими ресурсами: информационными (знание о различных параметрах школ для сравнения), социальным капиталом (связи для зачисления ребенка), финансами (прямые или косвенные платежи за поступление или обучение). Из-за этого необходимо соблюдать баланс состава учащихся в организациях путем введения дополнительных мер контроля отбора как в системах свободного выбора, так и основанных на территориальном распределении.

Возможными мерами могут послужить:
  • Разработка критериев, в соответствии с локальной ситуацией, для квотированного отбора учащихся с разным социально-экономическим статусом в школы.
  • Введение ваучеров для учащихся из неблагополучных семей, которые позволят им бесплатно учиться в лучших школах города или региона.
  • Внедрение схем финансирования, закрепляющих ресурсы за конкретными учащимися в соответствии с их социально-демографическими характеристиками (weighted student funding). При такой схеме школа будет получать финансы в соответствии с составом своих учащихся.
  • Целевая поддержка ресурсами школ, в которых концентрируются учащиеся из семей с низким социально-экономическим статусом.

Во многих странах внедрение подобных мер активно обсуждается. Например, в США недавно был запущен масштабный проект с целью выровнять состав учащихся разного происхождения в школах. В России решение таких вопросов не менее актуально.

Исследователи отмечают, что рост межшкольной дифференциации в России имел место в 90-е годы по причине расширения возможностей выбора школы. Во втором десятилетии XXI века были предприняты шаги по закреплению нормы приоритетного зачисления в школы детей из семей, проживающих на закрепленной за ней территории («по прописке»).

Сегодня дискуссии периодически возникают, но в меньшей степени в отношении самой нормы, больше – вокруг проблем с прозрачностью и эффективностью процедур зачисления, коррупции при поступлении в «элитные» школы. Однако объективная роль фактора социально-экономической композиции школы в образовательном неравенстве, масштаб и характер сегрегации российских школ в целом и в разных территориях требует более пристального внимания.

Юлия Керша,
младший научный сотрудник Центра общего и дополнительного образования имени А.А. Пинского


[1] Чем правее страны по горизонтальной оси, тем выше в школах концентрация неблагополучных учащихся. Чем выше страны по вертикальной оси, тем выше в школах концентрация благополучных учащихся.



Новости





























































Поделиться