Неравенство // Статья

Дети-мигранты: проблема или ресурс для системы образования?

  • 26 апреля 2021

Дети-мигранты: проблема или ресурс для системы образования?
Фото: ibbycongress2020.org

Часть вторая

В первой части статьи авторы – научные сотрудники Центра общего и дополнительного образования имени А.А. Пинского Надежда Бысик и Роман Звягинцев подняли актуальную и сложную тему обучения детей-мигрантов. Во второй части они размышляют не только о том, как помочь таким учащихся преодолеть языковой барьер за счет интеграции в школьную среду, но и о том, как дети-мигранты могут стать ресурсом для системы образования.

Язык мой – враг мой?

Основной проблемой адаптации детей мигрантов в школах и сами дети, и учителя называют незнание русского языка в первый год обучения. Дети-мигранты, плохо знающие русский язык, часто зачисляются в класс не по возрасту и испытывают дополнительные психологические трудности рядом с более младшими одноклассниками, хотя по другим школьным предметам (математике, биологии и др.) они могут быть вполне подготовленными. Только вот входная проверка знаний по этим предметам невозможна, поскольку дети не говорят по-русски. Для сравнения, во Франции, например, тесты по всем школьным предметам на многих языках размещены прямо на портале Министерства образования.

До 2012 года в Москве и некоторых других регионах РФ существовали школы изучения русского языка как иностранного, а также школы с этнокультурным компонентом. Сейчас в школах, где концентрируются дети-мигранты, изучение русского языка ведется дополнительно, по инициативе и за ресурсы самой школы. В большинстве же школ ни администрация, ни учителя не готовы к обучению детей, не говорящих по-русски, и к адаптации таких детей. Большинство педагогов не владеют навыками работы в классе, где обучаются иноэтничные ученики. В школах отсутствуют необходимые учебники для обучения русскому языку как иностранному.

Итак, дети мигрантов изначально поставлены в неравные условия доступа к образовательным ресурсам. Приводит ли это к различиям в результатах обучения?

Неоправданные опасения

Если брать результаты PISA по чтению, то в среднем разница между детьми-мигрантами и всеми остальными составляет около года обучения. Похожие результаты получаются и у других ученых, использующих данные исследований в отдельных странах (1, 2).

Данные же РФ по PISA-2015 показывают, что иммигрантский статус ребёнка никак не связан с его результатами, но при этом есть корреляция результатов и языка, на котором говорят дома: в русскоязычных семьях баллы в среднем выше.

Такая ситуация опять же характерна не только для России – задания на неродном языке более трудны для учеников и в других странах.

По данным PISA-2018 результаты российских детей – мигрантов второго поколения по чтению выше, чем у основной группы детей. А результаты детей-мигрантов первого поколения ниже, но разница с основной группой меньше, чем в среднем для исследования PISA. Более четверти детей-мигрантов являются академически резильентными (т.е. показали результаты в верхних группах по уровню достижений). Это также выше среднего по ОЭСР (17%).

В исследованиях региональных образовательных систем Центра общего и дополнительного образования показатели миграционного статуса детей не коррелируют ни с результатами, ни с благополучием детей, ни с уровнем буллинга в школах.

Оправданы ли опасения относительно влияния концентрации детей мигрантов на результаты других учащихся? Такие исследования есть за рубежом. Например, увеличение на десять процентных пунктов доли учащихся-мигрантов в классе снижает результаты тестов по математике у местных учащихся в целом на 0,11 стандартного отклонения, у мальчиков – на 0,16 стандартного отклонения, а в крупных городах – на 0,2 стандартных отклонения. По данным же лонгитюдного (многолетнего) обследования НИУ ВШЭ ТРОП, стартовавшего среди российских восьмиклассников в 2011 году, количество учащихся с родным русским языком в классе практически не связано с достижениями. Взаимосвязь оказалась незначимой для достижений по математике и очень слабой для достижений по естествознанию.

К сожалению, в России на национальном уровне не проводится специальный анализ результатов ГИА, НИКО, ВПР в данном разрезе. Он мог бы помочь объективно оценить как проблему равенства образовательных результатов у детей мигрантов, так и риски их концентрации в школах для качества образования в этих школах.

Мы убеждены, что ошибочным и даже опасным является представление о детях-мигрантах как источнике проблем.

Современное представление об инклюзивном образовании ставит перед образовательным сообществом задачу ценить разнообразие учащихся, видеть в нем не проблему, а ресурс, уметь поддерживать всех учащихся и ожидать от каждого из них высоких результатов.

Исследования показывают, что дети-мигранты в большинстве ориентированы не просто на успешную учебу, но на получение высшего образования, поэтому учатся много и с особым усердием.

Обучение в российских учреждениях среднего профессионального образования тоже является привлекательным для мигрантов, так как открывает отличные возможности для интеграции, трудоустройства и даже получения гражданства.

Не возникает у школ и проблем с родителями-мигрантами: они всегда очень чутко относятся к запросам школы, контролируют учебу, отличаются большим уважением к учителям. Дети-мигранты с удовольствием посещают кружки и секции (особенно спортивные), используя любые возможности для социализации. Все это позволяет говорить, что присутствие детей мигрантов в неблагополучных школах помогает школе стать лучше. Конечно, есть исключения, но нет «исключительности» проблем интеграции детей-мигрантов в школьную среду.

Интеграция плюс поддержка

Итак, дети мигрантов – не только проблема, но и возможность для школы, в которой они концентрируются. В чем? Прежде всего – в воспитании толерантности и мультикультурной компетентности у всех учащихся. Так, например, исследования НИУ ВШЭ показали, что взаимодействие между культурами – важный фактор развития креативности в студенческих группах. На это влияет особая университетская среда. Она формирует открытость и готовность к контакту с представителями других культур, дает знания о культурах, и в то же время позволяет студентам сохранять определенную долю автономии и чувство безопасности, чтобы «быть собой» в ситуациях межкультурного взаимодействия. Что касается школы, то формирование в ней среды, где транслируется культура принимающего сообщества, важно не только для мигрантов, которые в это сообщество интегрируются, но и для представителей новых поколений принимающего населения.

Кроме того, привлечение президентом внимания к школам с большой концентрацией детей-мигрантов, возможно, дает им шанс на включение в программы поддержки школ, позволяющее привлечь дополнительные ресурсы. Эти средства будут использованы не только на организацию языковых занятий, но и на развитие всех форм внеурочной и внеклассной деятельности, создание насыщенной образовательной среды, оказание учащимся социальной, психологической и логопедической помощи, обучение и поддержку педагогов.

Конечно, детям-мигрантам нужна в системе образования дополнительная поддержка. Начать надо с введения объективного учета данной категории детей, что позволит делать меры адресными.

Как уже отмечалось, главным фактором, влияющим на успешность обучения и жизненную карьеру, является степень владения языком. Чем раньше ребенок попадает в систему образования, тем больше у него шансов на успех в будущем.

Самым эффективным для адаптации оказывается включение в систему образования, начиная с детского сада. Детям мигрантов необходима подготовка к школе и дополнительные занятия русским языком в течение всего учебного года. В образовательном пространстве школа всегда может найти и пособия по изучению русского как иностранного, и курсы повышения квалификации учителей, и консультационную поддержку от специализированных учреждений и проектов (например, Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина).

При желании любая школа может построить целую систему работы с учащимися-мигрантами. Обучение русскому языку может быть организовано на дополнительных занятиях, куда учащиеся-мигранты собираются вместе, или даже в «приветственных классах» на уроках русского. Необходимо включать учащихся-мигрантов во все формы внеурочной деятельности, где они могут свободно общаться со сверстниками – носителями русского языка. Здесь важно определиться, какой подход к интеграции мигрантов лежит в основании.

«Мы разные, мы вместе»

Например, в Германии и Франции дети-мигранты рассматриваются как граждане страны, наделенные правами и обязанностями независимо от национальности. Поэтому в школах не поощряют религиозные праздники, не устраивают дней национальной культуры и т. д. В России, наоборот, в школах часто проводятся Дни национальных культур, мигранты, а также представители наций и народностей Российской Федерации рассказывают о своих культурных традициях и особенностях. Это считается важным для воспитания толерантности и мультикультурной компетентности.

Но стоит отметить, что все известные на сегодняшний день успешные меры реализуются на уровне регионов, муниципалитетов и школ при отсутствии ясной федеральной политики. Но то, что делается на местах, интересно и тиражируемо (например, проект «Мы разные, мы вместе» в Калужской области; проект «ПроУспешность», г. Красногорск, Московская область; проект «Перелетные дети» частной школы «Ковчег XXI века», Московская область и другие). Также полезно изучать опыт стран, которые тоже испытывают приток трудовых мигрантов.

Большую помощь школам могут оказать некоммерческие организации, которые помогают мигрантам на территории России (например, клуб «Билим»). В них есть курсы изучения русского языка, они помогают с документами для устройства в школу и организуют курсы подготовки к обучению. Они накопили огромный опыт успешной работы с мигрантами, и было бы важно организовать их сотрудничество со школами. Пока инициатива такого объединения исходит от НКО, а школы реагируют по-разному.

На уровне государственной политики было бы полезно рекомендовать федеральным и региональным органам управления образованием держать школы с высокой долей детей мигрантов в фокусе особого внимания, оказывать им поддержку в организации изучения русского языка и социализации учащихся, развивать в Институтах повышения квалификации/развития образования направление изучения русского языка как иностранного. Было бы полезно разрабатывать качественные входные тексты для учащихся на национальных языках (часто незнание русского не дает возможности оценить знания учащегося по математике, истории и т.д.), а также тесты на знание русского.

Таким образом, дискуссия о концентрации детей-мигрантов в отдельных классах и школах важна не только сама по себе, но как шанс для привлечения внимания государства и общества к вопросам образования детей-мигрантов в России.



Новости





























































Поделиться