Образовательная политика // Колонка

Чрезмерный Минпрос: ограничений становится всё больше


Чрезмерный Минпрос: ограничений становится всё больше
Иллюстрация: kloop.kg

Минпросвещения вышло с новой инициативой, которая продолжает общую линию развития цифровой образовательной среды. В этот раз речь идет о проекте приказа «Порядок экспертизы цифрового образовательного контента и образовательных сервисов, допущенных или рекомендованных для применения в образовательном процессе», выложенном на портале. Документ, как и все последние от министерства, многослоен и затрагивает сразу несколько ключевых моментов.

Прежде всего на глаза попадаются фразы об ограничении участия иностранных компаний в разработке цифрового образовательного контента и образовательных сервисов. По сути закупка и разработка контента, сервисов, образовательных платформ будет производиться юрлицами, в которых доля иностранных компаний не будет превышать в совокупности 50%. Это поворот в сторону российских производителей или как минимум совместных предприятий.

Почему это хорошо и интересно?

Потому, что все взаимоотношения, в том числе спорные, будут решаться по российским законам в судах Российской Федерации. В случае зарубежных поставщиков ситуация сильно осложнялась бы как международными взаиморасчетами, так и нормативными вопросами. Особое внимание здесь играет и содержание контента: предполагается, что российские производители изначально будут работать в интересах России и не будет допущено ситуаций с производством контента сомнительного содержания. Также это соотносится с высказываниями президента об управлении сознанием пользователей через платформы. В данном случае у регулятора будет рычаг для управления компаниями, которые управляют платформами и сервисами.

Правда, эта инициатива накладывает ограничения на участие большого количества молодых компаний-стартапов, которые получали западные инвестиции на развитие и вышли благодаря этому не только на российский, но и на международный рынок с образовательными проектами.

Во-вторых, документ закрепляет некий единый реестр допущенного контента и образовательных сервисов. При этом все материалы и сервисы делятся на две категории – «допущенный к использованию» и «рекомендованный к применению». Это дополнительный инструмент регулирования сервисов и контента, так как появляется категория «недопущенных» к использованию. Значит, следом появится инструмент ограничения доступа для педагогов и учеников, сформируются белые списки и «ограниченный» образовательный интернет. Мне такая инициатива не по душе, поскольку снова и снова инициативы приводят к отделению детей от реального многообразного мира со всеми его опасностями. Причем вместо привития навыков в поиске истины, определения качества контента, умения находить качественные источники информации мы погружаем детей в искусственный рафинированный мир, в котором будут только разрешенные ресурсы и сервисы.

При этом отмечу и двухступенчатость отбора ресурсов: вначале надо стать «допущенным к применению», а потом уже претендовать на категорию «рекомендованных». Это бюрократизирует цифру и жизнь педагога.

К тому же сразу встает вопрос о легальности электронных библиотек, с которыми у реестра сразу возникнет конфликт интересов. Означает ли это, что все ресурсы электронных библиотек также должны будут пройти регистрацию в реестре – пока остается открытым. Также открыт вопрос о соотнесении реестра контента и перечня рекомендованных учебников, не получится ли, что не все рекомендованные учебники смогут попасть в реестр допущенного или рекомендованного контента? Ведь операторы у этих списков разные.

В-третьих, речь идет о подтверждении исключительных прав на контент, который будет попадать в реестр. А это дополнительные издержки для авторов статей и учебников, кстати сказать, что на часть учебников права переданы издательствам, что опять же ограничивает конкуренцию до крупных российских игроков образовательного рынка.

Если же смотреть на этот документ как на продолжение инициативы с экспериментом по ЦОС, с закупками контента на 800 млн рублей, с новыми требованиями СанПиН к образовательной деятельности, то картина продолжения чрезмерной зарегулированности сектора образования начинает разниться с инициативами регуляторной гильотины, которая должна была упростить и улучшить бюрократический фон в том числе в образовательной деятельности.

По факту ограничений и сложностей становится с каждым документом только больше. Что приводит ко множеству вопросов у всех участников образовательного процесса.



Новости





























































Поделиться