Качество образования // Колонка

Шесть мифов о советской школе


Шесть мифов о советской школе
Фото: Twitter

В честь первого сентября хочется немного поставить под сомнение некоторые мифы о школе. Букв много, но думаю, что вам будет интересно их прочесть, а может, и вступить в дискуссию. И да, это всего-навсего мое мнение, которое не является научной статьей, а потому доказывать с научной точки зрения я ничего не стану. Думайте сами и решайте сами.

Миф первый. Советская школа давала самое лучшее образование

Честно признаю, что скорее всего лучшесть образования измерялась в количестве учеников, владеющих базовым набором умений: читать, писать, считать. Этого хватало, чтобы обеспечить людей работой, остальные навыки могли быть приобретены через наставничество и самоизучение. Так работали в большинстве колхозов и совхозов, так работали на складах и на множестве производств. Чаще всего набор используемых навыков не менялся, поскольку срок работы человека был меньше срока эксплуатации оборудования на заводе, и до модернизации было, как до Берлина пешком. А потому хорошее образование отождествилось с умением прокормить семью и приносить пользу обществу. Одна мелочь – большая часть зарплат были уравнены в масштабах всей страны, почти без учета формирования добавленной стоимости в продукте. Модель экономики такая была.

Почему не стоит верить в этот миф? В 90-е годы вся страна массово ставила заряжать воду к экранам телевизоров, хотя ничем иным как электронами существующие модели ее зарядить не могли, но про это все забыли. Также все забыли не только физику, но и математику с историей и отнесли ваучеры в различные фонды типа «Хопёр-Инвест» или МММ, некоторые отдали свои ваучеры директорам заводов, тем самым выбрав себе новых хозяев, забыв все то, о чем писали Ленин и большевики. Читали же, конспектировали, учили наизусть – и забыли напрочь...

Миф второй. Многие считают школу конвейером, продуктом индустриальной эпохи

Я и сам ее считал чем-то похожим. Но вот незадача. Давайте-ка посмотрим на конвейер пристальнее. Каждый рабочий на своем месте делает определенную операцию, доведенную до автоматизма. Операция одна и та же, делает он ее сотни раз за день, и результат всегда один и тот же. В случае со школой даже в двух параллельных классах один учитель ведет уроки совершенно по-разному. Это как если бы автомобиль на конвейере «Форда» был желеобразным, и рабочий никогда не мог угадать, какое колесо и куда надо прикрутить, и каким винтом... При этом есть разница между тремя учителями математики, которые работают по одной программе и по одному учебнику. Значит, школа – это артель ремесленников, где вроде бы все используют одинаковую глину и вроде бы делают одинаковую посуду, но каждая тарелка уникальна, и по тарелке можно определить мастера, который над ней работал. Попытка же провести индустриализацию школы закончилась на разработке теории программированного обучения, которая с треском провалилась, поскольку данный материал никогда не равен усвоенному, плюс огромное влияние личности как учителя, так и ученика в этом процессе.

Миф третий. Все говорят о традиционной школе, но никто ее не видел

Традиционная школа существует только в голове говорящего в виде воспоминаний. Обычно о ней говорят начиная со слов «Вот у нас в школе...» или «Вот в наше время...» Увы, это свойство памяти человека – выкидывать все неприятное и оставлять самое яркое и приятное.

Давайте напомню несколько фактов, чтобы вспомнилось и что-то иное.

  • Вот у нас в школе выдавали порванные учебники, которые ты со слезами на глазах склеивал весь сентябрь в надежде, что в следующем году тебе дадут хорошие книги.
  • Вот у нас в школе завуч отправлял ребенка домой, если он пришел без сменки.
  • Вот у нас в школе в туалете не было сидушек на унитазах.
  • Вот у нас в школах все стекла состояли из нескольких состыкованных, и каждый раз открывание окна могло закончиться трагедией.
  • Вот у нас в школе надо было приходить в 5 утра, чтобы на нулевом уроке трудов в 7 часов поработать на станке.
  • Вот у нас в школе могли задержать после уроков на 2 часа переписывать контрольную или, о боже, «учиться сидеть тихо», ага, во 2-м классе.
  • Вот у нас в школе могли дать указкой по спине за случайную реплику в адрес учителя. И много другого. Но сейчас, спустя 30 лет, я могу честно сказать, что у нас была суперская школа, поскольку все это я забыл. Правда, учителей я помню только человек семь-восемь, которые были педагогами с большой буквы, а остальных также забыл вместе с их выходками.

Миф четвертый. Все школы одинаковы

Увы, нет. И именно в школе роль личности в истории школы куда важнее, чем где бы то ни было. Причем как личность педагогов, так и личность директора. В моей школе сменилось шесть директоров, я видел их разных. Но были те, кто умел собрать команду, не требовать лишнего, прикрывать собой всех и делать новую школу. А были и такие, которые очень быстро дали шанс педагогам «косить бабло». И посыпались с разных сторон «двойки» ученикам в надежде на репетиторство. Ой, чего только не было.

Миф пятый. Прекрасные учителя советской школы

Да-да, многие вспоминают, что учителя раньше были ого-го, не то что нынешнее поколение ЕГЭ. Могу сказать честно, и тогда и сейчас учителя были разные. Есть те, кто работал в школе по призванию, а есть те, кто в школу был «сослан», например из вузов, так и не проявив себя в науке. По факту учителя работали на одну ставку, могли заниматься саморазвитием, было время читать литературу («Учительскую газету», например, или методички) и т.д. При этом зарплата была сопоставима с инженерной зарплатой на производстве, а отпуск был больше.

То есть профессия учителя была престижна в обществе вне зависимости от слов «образовательная услуга» или «миссия и призвание».

Каким было в реальности количество плохих учителей – неизвестно. Поскольку тройной отбор (не поступил в хороший вуз – не смог перевестись – не смог найти иную работу) тогда был не таким очевидным.

Миф шестой. Советская школа готовила так хорошо, что ребенок легко поступал в вуз

Давайте признаем честно, что так было до 1980-х, и то не везде. Причина – в хорошей зарплате и высоких рисках уехать на севера по этапу, если вдруг кто-то пожалуется или сдаст. Да, были «звонковые» студенты.

Но моды на высшее образование не было, это было чем-то недостижимым. Да и зачем надо было идти в вуз, если отсрочки от армии это не давало, зарплата инженера не сильно отличалась от зарплаты хорошего рабочего в цеху (который мог получать еще надбавки за срочность, вредность, переработки и т.д.).

И содержание вуза проходило по квадратуре площадей и их назначению, а не по количеству студентов. Потому отбор на первый курс всегда был честный в большинстве своем, но по уровню рассчитанный на самых лучших школьников. То есть некоторые задачки брались из сборников для олимпиад, причем из таких, которые не лежали на каждом углу.

Кстати сказать, вся система оценивания – она про таланты и отбор, словно маркетинговую воронку кто-то из всей системы образования строил. В школе ставили «2-3-4-5», причем «5» – это идеальная работа, «4» – с замечаниями, «3» – много замечаний и ошибки, а «2» – совсем безнадежная работа. Если ты доходил с «трояками» до 8-го класса, то тебе настоятельно рекомендовали идти в ПТУ. У хорошистов был шанс доучиться до 10-го класса и попытаться поступить в вуз, но шансы были невелики. И все это понимали и не делали никакой трагедии. Оценки были субъективными. Получив «5» на выпускной математике в школе, можно было получить «3» в вузе на вступительном, и ни у кого не возникало мысли подать в суд на школу, что, мол, недоучили, обнадежили, а вон дитятко-то ничего не знает...

Пункты можно продолжать про парадные линейки и полезную политинформацию, про форму, на которой можно было висеть на деревьях, про медосмотры, которые ничего ни у кого не выявили, про физруков, трудовиков и учителей НВП, про уборку классов и натирание мастикой паркета. Да много про что...

Чем же была хороша советская школа – так это тем, что показывала модель реального общества в миниатюре.

С цензурой, с репетициями показательных линеек и выступлений, с «накрыванием амбразуры» металлоломом или макулатурой, с «Зарницами» и подметанием улиц, потому что листья осыпались и осень наступила, а дворник запил. Потом, правда, уклад поменялся в стране, а школа так и осталась артелью. Некоторые педагоги-новаторы сотворили в своих школах чудеса, но тиражировать свои модели практически никто не смог, в силу того что в артелях изменения передаются сложнее, чем внедрение нового изделия на конвейере. А потому ни попытка натянуть индивидуальные траектории на классно-урочную систему, ни внедрение метода проектов в обычной школе не увенчается успехом. Да и цифровизация системы образования может только показать масштаб бедствия после длительной настройки и отсекания профанации и симуляции.

Одним словом, если мы хотим менять школу и школьное образование, надо вначале избавиться от иллюзии существования среднего ученика, среднего педагога и традиционной школы. И давайте не будем пытаться идти эволюционно и строить вначале конвейер после артели, а может, сразу к какой-то иной модели будем стремиться?

Что думаете?



Новости





























































Поделиться