Что происходит? // Колонка

Олимпиадник Лёша и дочка бизнесмена Иванова: естественный ли отбор и на что влияют высокие баллы на ЕГЭ


Олимпиадник Лёша и дочка бизнесмена Иванова: естественный ли отбор и на что влияют высокие баллы на ЕГЭ
Иллюстрация: jrnlst.ru

Итак, пока прошла очередная волна обсуждений прививок и qr-кодов, а новая волна про дистанционку еще не началась – лето, каникулы, внезапно лента фейсбука начала наполняться героями нашего времени – детьми, которые получили от 90 до 100 баллов на ЕГЭ. Причем публикуют посты не сами дети, а директора школ, министры региональные и прочие к ним примкнувшие граждане. Я задумался: а на что, вообще говоря, влияют эти цифры? Предлагаю вам небольшой лонгрид для подумать вместе со мной.


Мы, взрослые, сами уничтожаем систему образования. Каждый день, методично, своими действиями. И те взрослые, кто просто родители и водят детей в школу. И те, кто занимает разные посты и должности. Чем больше времени проходит, тем эффект от наших действий отчетливее. Конечно, вы мне не поверите. Но давайте посмотрим фактам в лицо на конкретных примерах.

Профанация и девальвация

Всегда существовали олимпиады самого разного уровня. Они были придуманы для того, чтобы, как говорят маркетологи, сегментировать воронку детей по тому или иному предмету.

И вот учится мальчик Лёша в какой-то далекой школе и мечтает стать математиком. Он прочел уже все книги по математике в библиотеке, нашел задачник с олимпиадными задачками и классно их решает. Он мечтает, что сможет выиграть олимпиаду, поедет учиться в МГУ на мехмат и будет приносить своими знаниями пользу науке. Но в этом же городке есть бизнесмен Иванов, который пришел к директору школы и пообещал поменять окна в школьном спортзале, если его Машенька победит на олимпиаде и поедет на региональный тур. Директор, взвесив все «за» и «против», позвала в кабинет учителя по математике и поручила «позаниматься» с Машенькой дополнительно. Машенька прокачалась в математике, и, когда пришла пора школьной олимпиады, были созданы все условия, чтобы именно Маша заняла первое место и попала в область. Лёша расстроился. А Машин папа сдержал обещание и начал менять окна. Но тут уже к нему пришел директор и сказал, что, если еще удастся поменять окна в кабинете математики, то он постарается найти подход и в региональной комиссии. Одним словом – маховик начал набирать обороты.

Во что это вылилось с годами? В то, что на школьный тур Всероса от класса берут максимум одного-двух учеников. Остальные о нем даже не знают. В итоге на региональный этап приходят ребята, которые натасканы на олимпиаду, но, скорее всего, ни разу не хотели стать математиками.

Дальше уже идет отбор среди них. Создан многоступенчатый механизм, в котором профанация на нижнем уровне приводит к девальвации инструмента. Но это один маленький пример. Как продолжение того, что родители в начальной школе делают за детей домашние задания, мечтая хвалиться отметками, а вовсе не знаниями своих детей.

Игра знаний, или Как репетиторы замылили эффективность школы

Теперь заглянем под «ковер» ЕГЭ. Начиная с 9-го класса часть родителей, которые хотят запихнуть детей на бюджетные места престижных вузов, включаются в «игру знаний». Они нанимают репетиторов по трем, а то и по четырем предметам. В целом это стоит примерно по 150200 тысяч в год на один предмет. В итоге потрачено много денег, которых точно хватит на платное обучение по той специальности, которой хотел учиться ребенок.

И есть еще один эффект – своими действиями с помощью репетиторов взрослые замылили эффективность школы. Все дети старших классов показывают совокупный результат «учитель + репетитор» по ключевым предметам. Учитель видит нарастающий разрыв в классе между средненькими и этими, прокачанными, но повлиять на него не может. При этом в масштабах школы на 100 выпускников, если даже будет 20 таких детей – это прекрасные показатели, которыми можно отчитываться. В итоге – награды и премии тем учителям, кто смог «выбрать» и «замотивировать» родителей на покупку репетиторов и подготовку к ЕГЭ.

В масштабах региона и страны – снова конфуз, в котором профанация снизу приводит к тому, что при высоких баллах, с которыми дети приходят в ведущие вузы, они, по сути, не мечтали быть инженерами или экономистами, ничего не знают про эту профессию, и высшее образование им не нужно. Но они займут места Лёш, Петь и Вась, которые старались и шли вместе с классом, доверившись мнению учителя. Хотя по сути – учитель их подвёл.

К этому добавьте макропоказатели, на которых строится управление системой в масштабах государства. Добавили? К чему эта профанация на местах приводит?

Рособрнадзор закручивает сильнее «гайки» КИМов ЕГЭ, с одной стороны. С другой стороны, они по-другому переводят баллы за ЕГЭ в итоговые (вы же знаете, что они считаются по-разному); как результат, в следующем году или годах сдать ЕГЭ станет ее\еще? сложнее, а в системе образования, в самих программах и в работе педагога ничего не поменяется, потому что за то количество времени, которое отведено на предметы, нельзя физически подготовить лучше, даже если не 60% заданий отдавать домой, а все 100%. Но опять же на макроуровне создается ощущение, что, если еще чуть урезать программу какой-то дисциплины на один час в неделю, то ничего страшного не произойдет, поскольку на итоговых результатах это не отражается. А не отражается потому, что мы, взрослые, эти самые результаты замылили с помощью репетиторов.

Можете перевести эту ситуацию на ситуацию с вакцинами и липовыми кодами, которые все кинулись покупать, только чтобы попасть в любимое кафе.

Вот накупило население кодов, не проводя вакцинацию (способов уже десяток в сети бродит), а потом человек попадает в больницу с вирусом. Где гарантия, что больница не будет обращать внимания на то, что у вас фактически в организме вакцины нет? Может, для тех, кто с вакциной, будет другой манифест лечения? Может, лекарства будут иначе работать? А что если производители будут анализировать информацию из баз, в которых левые записи, и менять свойства вакцин, основываясь на таких липовых записях?

Мы давно живем в мире, который включен в процессы глобализации, где одна маленькая профанация внизу может вызвать неуправляемую лавину на самом верху.

Я не знаю, что должно произойти, чтобы люди, каждый на своем месте, начали ценить именно то, что они делают, и не бояться вслух говорить «нет» любым попыткам помешать правильности процессов. Когда учитель математики скажет директору «нет» и отправит на олимпиаду Лёшу, а не Машу. Когда директор школы будет рад, что именно в его школе и именно благодаря ему вместо пластиковых окон появился новый всемирно известный математик. Вот тогда наша страна станет лучше.

А весь этот цирк с недоверием ко всем нашим внутренним процессам от ЕГЭ, дистанционки до вакцины и болезней уйдет даже не на второй, а на десятый план.



Новости





























































Поделиться

Видео