Образовательная политика // Тема дня

Авторские школы неизбежны

«ВО» уже опубликовали записки известного педагога, лидера движения педагогики Монтессори в России Елены Хилтунен о заседании клуба «Норма и деятельность», посвященном теме авторских школ. Дополняем эти записки журналистским материалом, изложением позиций участников дискуссии.

Авторские школы неизбежны
Иллюстрация: avatars.mds.yandex.net

Что происходит с авторскими школами сегодня? Почему так трудно найти преемника на место ушедшего основателя? Что общего между авторскими школами и бизнес-структурами?

Об этом размышляли участники дискуссии на заседании закрытого экспертного клуба «Норма и деятельность», состоявшегося 13 января.

От взлета – к падению

Научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский сравнил факт возникновения авторских школ с эффектом разжавшейся пружины, когда десятилетиями копившиеся педагогические идеи в момент наступившей свободы дали импульс к творчеству.

По мнению А. Адамского, этот прорыв имел содержательную основу, которая включала в себя теории Бахтина, Библера, Эльконина–Давыдова, коммунарскую методику.

Интегратором новых идей в образовании в конце 1980-х стала «Учительская газета» под руководством Владимира Матвеева. Вокруг этого издания собирались педагоги-новаторы, возникли клубы «Эврика» под флагом обсуждения реформ. На этой основе зародилось педагогическое движение, в которое включились первые авторские школы – инициативные проекты, выходящие за рамки устоявшихся норм.

Как считает Александр Адамский, период с 1985 по 1995 годы ознаменовался расцветом творчества в педагогике, когда не всегда зафиксированные нормы трансформировались в управленческие идеи.

Если начальника удавалось убедить, то была поддержка, в противном случае – гонения.

«После этого взлета инновационные процессы в образовании вышли на плато, и теперь мы переживаем спад институциональной эффективности: за эти годы система обюрократилась, нормы из регуляторов превратились в ритуальные и контрольно-надзорные. Кроме того, разрыв между научными и экспертными ориентирами развития и общественными представлениями об образовании сегодня колоссальный, гигантский. Этот разрыв и составляет основной тормоз развития авторских школ. Поэтому их появление в наше время – скорее исключение из правила», – отметил А. Адамский.

Школы как стартапы

Эксперт в области организации и проведения бизнес-тренингов Марк Кукушкин провел интересные аналогии межу авторскими организациями в образовании, искусстве и бизнесе. Оказалось, что у них много общего, в том числе они испытывают одни и те же проблемы и риски в связи с уходом основателя. Будут ли последователи (менеджеры) воплощать идеи автора в дальнейшем или пойдут своим путем?

На примере школы Тубельского мы видим, какие мучительные процессы там происходят, как трудно найти достойного преемника, который был бы способен сохранить наследие великого педагога. По словам президента Межрегиональной тьюторской ассоциации, профессора МГПУ Татьяны Ковалевой, школу Тубельского сейчас спасают ее бывшие выпускники, которые дорожат традициями.

Более чем сложная ситуация сложилась в школе Щетинина, ушедшего в прошлом году. Судебные тяжбы, отъем лицензии и зданий, построенных силами учеников и педагогов школы, не сломили волю его учеников и сына Петра, которые не опускают руки и готовы продолжать дело выдающегося педагога и ученого.

Но есть и успешные примеры, когда школы не только сохраняют традиции и ценности, заложенные автором, но и развиваются даже после того, как основатели передают управление своим единомышленникам (последнее принципиально важно).

К их числу относится лицей «Универс» в Красноярске, который на днях отметил 35 лет со дня своего основания. После ухода с поста директора Исака Фрумина (ныне научного руководителя Института образования НИУ ВШЭ) в лицее сменилось пять директоров, что не мешает ему успешно развиваться.

Татьяна Ковалева, основавшая в начале 1990-х годов в Томске школу «Эврика-Развитие», тоже передала бразды правления своим преемникам.

Сейчас школой руководит Людмила Долгова. Ее выступление может послужить своего рода методическим пособием для тех, кто ищет ответа на вопрос о том, как сохранить авторскую школу. А сохранить ее оказалось возможно только благодаря изменениям.

«Стартанули заново»

«Авторство должно жить в локальных и глобальных вещах, – убеждена Людмила Долгова. – То есть глобальное – это общая архитектура школы, а локальное – это места, где люди могут заново обсуждать, рефлексировать, восстанавливать, придумывать, рисковать».

Те идеи, которые составляли «архитектуру» школы с момента ее создания – свободная педагогика Толстого, развивающее обучение по Эльконину–Давыдову, вальдорфская педагогика, система Монтессори – все это осталось. В то же время появились новые направления деятельности, отвечающие новым запросам и требованиям: например, инклюзивное образование с тьюторским сопровождением. А для желающих действуют классы, где обучают по традиционной системе.

Каждое нововведение, по словам Долговой, конечно, было связано с определенным риском, но проходило внутреннюю и внешнюю экспертизу.

Расширение деятельности стало насущной потребностью, потому что из камерной школы для 60 учеников «ЭврикаРазвитие» переросла в большое учебное заведение, в котором теперь 1400 детей.

«Масштабирование» стало одной из важнейших задач, поскольку именно ее решение позволило не только выжить (нормативно-подушевое финансирование и принцип «деньги следуют за учеником» никто не отменял), но и полноценно развиваться.

«Мы поняли, что мы должны доказать городу, нашим гражданам, сами себе, что авторская школа даёт новый результат, что эти результаты столь интересные и современные, нацеленные в будущее, что нас просто нужно поддерживать, поднимать, учиться у нас и т.д. Поэтому мы стали делать образовательные события сначала в масштабах города, потом – региона, для того чтобы дети и взрослые, территории заговорили про нас, увидели наши преимущества именно в плане результативности и эффективности», – рассказала Людмила Долгова.

После привлечения большого числа учащихся перед школой встала задача набора новых сотрудников, создания условий для их самоопределения.

Была придумана такая форма, как педагогическая интернатура, в программу которой входили изучение опыта школы, деятельностные стажировки, наставничество, проба сил в разных образовательных системах, и как итог – принятие решения о возможности работать в этой школе.

Когда школе наконец дали новое большое здание в центре города и после переезда все собрались на новом месте, кто-то из членов Тьюторской ассоциации сказал: «А вот вы не воспринимайте свою школу как продолжение. Вы попали в новое место, поэтому стартуйте заново».

На вопрос о том, как можно сохраниться авторской школе, Исак Фрумин ответил так: «Во-первых, не быть авторской. И быть готовой к тому, что концептуальная конструкция будет меняться. Сохранение энергетики гораздо важнее, чем сохранение исходной концепции. Во-вторых, это внимание к результату, так же, наверное, как в Apple. Они могли штамповать дальше то, что придумал Стив Джобс. Но они же двигаются дальше. Они производят новые продукты, они используют новые технологии. И в этом смысле нормальный путь развития авторской школы – это школа, которая добивается результата, доказывает это всем, и за счёт этого она живёт. Этот результат может ориентироваться только на узкую группу населения, но он кому-то нужен».

Уникальность, персонализация, уклад

В самом начале участникам дискуссии предложили выделить ключевые слова, характеризующие авторскую школу, и в их числе оказались: свобода, новаторство и уникальность.

Эксперты тоже пытались найти свои ключи к решению этой задачи.

Ректор МГПУ Игорь Реморенко вспомнил цитату философа, академика РАО Феликса Трофимовича Михайлова, который, обсуждая проблему всеобщего в философии, говорил, что всеобщее – это такое уникальное, индивидуальное, глубоко личное, ставшее для всех таковым.

«Есть ли здесь запрос на уникальность, которая может воспроизводиться институционально, осознанно, специально? Мне кажется, здесь предмет поиска, а каким образом это индивидуальное, личностное, уникальное может стать всеобщим правилом – пока у нас ответа на этот вопрос нет», – отметил Игорь Реморенко.

По мнению директора Школы антропологии будущего РАНХиГС Александра Асмолова, «любая авторская школа – это школа персонализации, потому что в ней впаяна, впечатлена, заложена персональная программа её создателя».

«Что бы ни происходило дальше, кто бы ни пытался что затушить, кто бы ни пытался нас окрестить иностранными агентами, вариативность будет жить, персонализация будет жить, тьюторство как поддержка индивидуальности будет жить. И вслед за Александром Тубельским я не устану повторять: авторские школы неизбежны!» – подчеркнул Александр Асмолов.

Татьяна Ковалева напомнила о том, что Александр Тубельский ввел очень важное понятие – «уклад», которое, с ее точки зрения, является главной отличительной чертой авторской школы.

«Когда Тубельский делал свою школу, еще не было ЕГЭ и других инвариантных вещей, и в нашей сегодняшней растущей инвариантности уклад, корпоративная культура – это единственное, что делает школу прорывной», – констатировал директор столичной школы № 548 Ефим Рачевский.

По его мнению, «родителям и семьям важно знать, что их ребенку в этой школе будет хорошо, если его не будут унижать, если он будет включен в диалог, если в этой школе есть культура, связанная с искусством, литературой, если в этой школе умеют правильно произносить числительные – то да, это тот самый уклад, за которым пойдет народ».

Но как передать и воспроизвести укладность, атмосферу, культуру отношений?

«Мы знаем, как воспроизводить технологию, и знаем, как запускать проекты, которые воспроизводят технологию. Но мы не понимаем, как воспроизводить укладность, потому что я точно понимаю, что она не берётся проектным методом», – сказала Татьяна Ковалева, отметив, что поиск ответа на этот вопрос – дело ближайшего будущего, и, возможно, ключ к ответу – в экосистемном подходе, заложенном в основе проекта ФГОС 4.0.

Авторская школа выходит на новый виток развития

Подводя итоги дискуссии, Александр Адамский отметил: «Авторская школа отличается тем, что в ней учителя, директор и родители постоянно отвечают на вопрос “зачем”? В обычной школе учителю в голову не приходит задать себе вопрос, зачем он делает то, а не другое. В авторской школе этот вопрос “зачем?” – постоянный, потому что меняется мир, и смыслы должны обновляться».

Но авторская школа существует не в вакууме. Они – лакмусовая бумажка эффективности управления, потому что если управление не может справляться с растущим многообразием, оно лишает нацию возможности будущего.

«Общество состоит из разных социальных групп, у которых разные образовательные потребности. Если система не удовлетворяет часть этих потребностей, то эти социальные группы уходят из института, что мы видим в растущем числе детей на семейном образовании. Родители забирают этих детей из системы. И в этом смысле, если авторство не растёт, авторских школ не становится больше, это значит, что система управления сворачивает школу к единообразию», – считает Александр Адамский.

Это означает, что сегодня требуются новые, преадаптивные нормы, предвосхищающие будущее, и в этом, по его мнению, ключи к растущему авторству, инновациям, уникальности.

«И природа проектирования изменилась. В 90-е мы строили то будущее, которое мы хотели, из того прошлого, которое было очень содержательно. И это работало. Но сегодня будущее наступает стремительно, и оно формирует наше настоящее», – отметил он.

В заключение Александр Адамский сообщил, что сейчас в Институте проблем образовательной политики «Эврика» готовится постановление о конкурсе «Авторская школа». Всех участников дискуссии пригласили внести свой вклад в новую конструкцию конкурса.

P.S.

В конце заседания в чате провели голосование на тему: «Влияют ли авторские школы на систему образования?» 44% слушателей ответили утвердительно, 15% – отрицательно, остальные затруднились с ответом.



Новости





























































Поделиться