Экспертное мнение // Колонка

Робот в школе: учебное оборудование или юрлицо?


Робот в школе: учебное оборудование или юрлицо?
Фото: rus.delfi.lv

Роботизация, цифровизация, информатизация, кибернетизация – термины, которые обозначают происходящие в мире глобальные перемены. По масштабам эти перемены можно сравнить с неолитической революцией, изобретением письменности, книгопечатаньем, индустриализацией.

Естественно, что школа никуда не сможет уйти от этих изменений, особенно в части роботизации. Более того, школа во многом вынужденно становится активным участником этих процессов. Так или иначе роботизация сферы образования – реальность сегодняшнего дня, от последствий которой невозможно уклониться.

Но этот процесс порождает множество проблем. В частности, одна из важных проблем здесь – определение статуса робота, который находится в школе, используется в образовательном процессе и выполняет некоторые функции учителя. Это предопределяет, например, квалификацию вреда, который может нанести робот ученикам, или особенности его включения в образовательную программу.

Как воспринимать робота, участвующего в реализации образовательной программы? К сожалению, пока сама юридическая наука не может до конца определиться со статусом роботов.

С учетом опыта других стран предлагаются различные решения, в частности считать роботов аналогом юридического лица – субъектом, который может иметь свои интересы, выступать истцом и ответчиком в суде, обладать имуществом и отвечать за принесенный вред. Само по себе юридическое лицо, вне зависимости от организационно-правовой формы, выступает как «квазисубъект» права, который, в отличие от человека, не обладает сознанием и собственной волей. В этом смысле робот действительно подобен юридическому лицу.

Также предлагается рассматривать роботов как подобие животных или подобие лиц, обладающих ограниченной дееспособностью (например детей или лиц, находящихся под опекой), или даже подобие рабов в римском праве.

В ряде стран призывают к приравниванию прав роботов к правам человека и созданию электронных лиц как субъектов права.

Тем не менее с 1 октября 2019 года вступил в силу Федеральный закон от 18 марта 2019 года № 34-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации». Согласно этим изменениям в ГК РФ включена статья 141.1 – «Цифровые права».

Согласно статье цифровыми правами признаются обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы.

Цифровые права возможно продать, передать в залог, распоряжаться иным способом.

Обладателем цифрового права признается лицо, которое в соответствии с правилами информационной системы имеет возможность распоряжаться этим правом. В случаях и по основаниям, которые предусмотрены законом, обладателем цифрового права признается иное лицо.

Таким образом российское законодательство отражает новую реальность. Регулирование статуса искусственного интеллекта и роботов – следующий логичный шаг. Учитывая уже имеющийся подход законодателя к регулированию цифровых прав, скорее всего российское законодательство пойдет по пути признания робота объектом права.

При таком подходе робот в школе должен восприниматься как учебное оборудование, которое находится во владении образовательной организации. Но оборудование особого рода, обладающее повышенной опасностью и требующее особых навыков как со стороны использующих его учителей, так и со стороны учеников. В этом смысле робот подобен автомобилю или оружию, свободный оборот которых ограничен.



Новости





























































Поделиться