Защита // Статья

Получат ли жертвы насилия «охранный ордер»?


Получат ли жертвы насилия «охранный ордер»?
Фото: newsko.ru

Если спросить любого человека, приветствует ли он насилие в семье, мы получим только отрицательные ответы. Вряд ли найдутся люди, которые это насилие приветствуют. Однако все совсем не просто. Когда в начале 2017 года был принят закон о декриминализации семейного насилия, вокруг него шли очень острые споры и дискуссии: общество резко разделилось. Остается оно расколотым и сейчас, когда готовится новый закон, который должен домашнее насилие вновь криминализировать. Снова идут острые споры и дискуссии, 23 ноября состоялся митинг противников закона, через два дня на митинг вышли его сторонники. Негативно высказывались о новом законе участники дискуссии в Общественной палате, не менее жесткую позицию высказала и РПЦ[1].

Когда говорят о необходимости законодательной защиты от насилия в семье или об отсутствии такой необходимости, вспоминают прежде всего о женщинах, но касается он и детей, причем в не меньшей степени.

Почему значительная часть общества выступает за защиту членов семей, прежде всего женщин и детей, от домашнего насилия? Во-первых, это явление очень широко распространено. По разным данным, домашнему насилию подвергалось от 1/3 до ¼ женщин. Точных данных нет и быть не может, поскольку лишь ничтожная часть женщин по разным причинам об этом заявляет. Что касается детей, то таких данных вообще не существует, потому что в обществе нет четких представлений, что же такое насилие в отношении детей. Все согласны, что, если ребенка систематически жестоко избивают и есть угроза его жизни, то да, это домашнее насилие. Легкие избиения (пресловутые «шлепки по попе») в качестве насилия не воспринимаются. Женщин бить нельзя – это уже почти норма, хотя часто избиения объясняют их собственной виной («довела»), но легкие формы избиений детей насилием практически не считаются. Совершенно недопустимым считается насилие сексуальное, тут вопросов нет. А что такое насилие не физическое, это пока в обществе почти не обсуждается, серьезной проблемой не считается. Во-вторых, в большинстве случаев убийства и тяжелые избиения женщин и детей происходят не на улице, незнакомыми людьми, как это принято считать, а именно дома. Они, как правило, страдают от насилия в домашней обстановке, от близких людей, а потому нужно их защищать, в том числе законодательными мерами.

У противников принятия закона доводов гораздо больше, причем все они так или иначе связаны с существующим консервативным трендом на сохранение традиционной семьи. И это при том что никакой традиционной семьи с ее скрепами давно уже не существует, а когда она существовала, то нормой было насилие сильных над слабыми. Каковы же эти доводы, если говорить о детях? 1) «Мой дом – моя крепость», никто не должен вмешиваться во внутрисемейные, частные отношения. Это приватная зона, где работают только законы самой семьи, и эти законы всегда правильные. 2) Дети – зона ответственности родителей и больше никого, поскольку все родители желают детям только самого лучшего. Если родители считают нужным наказывать детей, даже физически, они делают это ради интересов детей, пусть пока те этого не понимают. 3) Такого рода законы – это калька с законов западных, где семьи разрушаются, а мы стремимся сохранить институт семьи. На Западе дети могут жаловаться на родителей, тем самым отвергая их авторитет. Наши дети должны знать свое место в семейной иерархии, где обязанности, а значит и права, принадлежат взрослым. Дети – это не субъект, а объект семейного воспитания. У наших «западных партнеров» детей массово изымают из семей, причем безо всяких на то оснований. Вот что происходит, когда в дела семьи вмешивается государство. 5) Если позволить детям жаловаться на насилие в семье, то есть на родителей, то они, в силу своей безответственности, будут фантазировать, придумывать несуществующие обиды, возводить напраслину на родителей из-за не купленного мороженого, а потому детям верить нельзя. Матери же, что в целом правда, никогда не напишут заявление в полицию о том, что отец осуществляет насилие по отношению к детям, это не принято. Как не принята и обратная ситуация, когда насилие осуществляют матери, а защитить ребенка хочет отец. Такое случается только когда родители в разводе и один из них хочет отомстить бывшему супругу (супруге).

Про насилие не физическое, не сексуальное, а психологическое – обсуждение и тем более осуждение форм такого насилия в нашем обществе пока практически не началось.

Эта тема не кажется важной, да и представлений, что это такое, к сожалению, не сформировалось, в законе эта тема тоже не поднимается.

Хотя она очень важна и очень хочется надеяться, что общество, развиваясь, об этом когда-нибудь задумается, как это уже происходит во многих странах.

Мы обсудили основные доводы сторонников и противников принятия закона о криминализации домашнего насилия, но кажется важным затронуть еще одну тему. Криминализовать домашнее насилие – это действительно означает лишить его части приватности, допустить в семейные отношения государственные службы. Если государственным институтам доверяет общество, это не вызывает значительных протестов, но в нашей стране это не так. Значительная часть граждан, зачастую имея для этого основания, не доверяет государственным институтам и государственным службам, имеющим отношение к семье и детям, в том числе к их защите. Это прекрасно знают активисты принятия закона, как знают и то, что законы в стране действуют избирательно – далеко не всегда их применение связано с гуманными целями. Почему же они так страстно его поддерживают? Думаю, потому, что полагают – возможные издержки компенсируются теми преимуществами, которые может дать закон.

А эти преимущества очевидны – если закон будет принят, то впервые он начнет защищать не насильников, а их жертв. Традиционно защита детей от домашнего насилия заключалась в их изъятии из представляющей опасность семьи. Ребенок оказывался в детском доме, что зачастую еще больше ухудшало качество его жизни. По новому закону отвечать будет человек, насилие осуществляющий. Это на него будет наложен запрет приближаться к остальным членам семьи, включая детей, то есть это он будет наказан за свою вину, а не те, кто от него страдал. И это очень важно. Но «защитники института семьи» именно изоляцию насильника считают совершенно недопустимой. В своем Открытом письме к президенту России представители почти 200 организаций, вроде бы стремящихся защищать семью, именно на это, главное достоинство закона делают упор, требуя его не принимать: «Закон позволит запретить гражданам общение с членами своей семьи и доступ к своему жилью по охранному ордеру (предписанию) при наличии неких “данных” об имевшем место факте насилия в семье»[2]. Очень хочется надеяться, что закон, несмотря на возможные издержки, все-таки будет принят и жертвы насилия получат «охранный ордер».


[1] https://www.interfax.ru/russia/685472

[2] Очень рекомендую всем интересующимся прочитать список организаций, выступающих за семейное насилие.



Новости





























































Поделиться