Образовательная политика // Тема дня

Закон о «неуважении власти»: почему его не поддержали?

Отвечает один из авторов законопроекта Людмила Бокова.

Закон о «неуважении власти»: почему его не поддержали?
Фото: om-saratov.ru

12 декабря 2018 года в Государственную Думу были внесены законопроекты о внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. Изменения предполагают назначение штрафа до 1 миллиона рублей за публикацию заведомо недостоверной информации, а за распространение контента, выражающего явное неуважение к государственной власти штраф до 5000 рублей или 15 суток ареста. Генеральная прокуратура и Минкомсвязи не поддержали законопроект.

Член комитета СФ по конституционному законодательству, один из авторов законопроекта Людмила Бокова ответила на вопросы «ВО», в том числе о причинах, по которым законопроект не нашел поддержки. Публикуем текст, полученный от сенатора Л. Боковой.

Чем вызвана инициатива создания Законопроекта о введении административного наказания за оскорбление власти в интернете?

– Законопроекты направлены на предупреждение и пресечение распространения в Интернете информации, содержащей в неприличной форме явное неуважение к Конституции Российской Федерации, общественным и государственным институтам. Совершение действий,умаляющий авторитете дискредитирующих указанные институты затрагиваются права значительного числа граждан. На пресечение подобного рода противоправных деяний направлены поправки.

Почему, на Ваш взгляд, он не был одобрен?

– На настоящий момент вопрос об одобрении законопроекта не рассматривался. Обсуждаются предложения и замечания по законопроекту.

Допускаете ли Вы, что подрастающее поколение, ознакомившись с текстом законопроекта, сделает вывод, что «одних оскорблять можно, а других нельзя»?

– Действующее законодательство устанавливает административную ответственность за оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, в том числе, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (статья 5.61 КоАП РФ[1]). В данном случае нарушаются права конкретного лица.

Поправками предлагается ввести новый состав правонарушения, когда отсутствует конкретный потерпевший, а выражается неуважение к государству и обществу в целом. Объектом правонарушения являются общественные отношения в сфере государственной власти и порядка управления.

Поэтому вывод о том, что одних оскорблять нельзя, а других можно представляется необоснованным. Законодательство уже предусматривает ответственность за такие противоправные действия.

Трактовка текста законопроекта вызвала большой резонанс. Планируете ли Вы исправить её и считаете ли нужным это делать?

– Замечания и предложения, направленные на совершенствование текста законопроекта, могут быть учтены при его подготовке ко втором чтению.

Генпрокуратуру в Вашей идее смутило два момента. Первый: если вводить такую норму, то придется потратить значительные денежные средства и много времени на проведение лингвистических исследований в каждом случае. Второе не совсем устроили критерии для проведения внесудебной блокировки сайтов. Прокомментируйте, пожалуйста, оба момента.

– Реализация законопроекта не потребует дополнительных затрат из федерального бюджета.

Распространение фейков под видом достоверных сообщений, может создать реальную опасность жизни и здоровью граждан, угрозу безопасности. Совершения такого рода деяний может иметь высокую степень общественной опасности, сопоставимую с призывами к массовым беспорядкам и осуществлению экстремистской деятельности (относится к информации, распространяемой с нарушением закона). Поэтому поправками предлагается такой же механизм ограничения распространения фейков, как и указанной информации.

Минкомсвязь также не поддержало Ваш законопроект, приравнивающий оскорбление власти в Сети к мелкому хулиганству, сославшись на «широкие формулировки». Считаете ли Вы возможным их конкретизировать?

– Применение в законодательстве оценочных понятий допускается Конституционным Судом и Европейским судом по правам человека, согласно правовым позициям которых законодательство должно быть доступным для понимания и сформулировано с достаточной точностью, для того чтобы позволить заинтересованным лицам (если возникнет необходимость, с помощью консультации) уяснить в той степени, которая уместна в данных обстоятельствах, какие последствия может повлечь за собой то или иное их действие.

Поэтому полагаем возможным использование в предлагаемых поправках общепринятых понятий.


[1] До 2011 года оскорбление было уголовно наказуемым деянием. В настоящее время оскорбление декриминализировано, хотя специальные составы остались в ст. 148, 297, 319, 336 УК РФ. Они отличаются по субъектам совершения противоправного деяния (например, военнослужащие), по лицам, в отношении которых оно совершено (судья, присяжный заседатель), а также по обстоятельствам совершения (исполнение потерпевшим должностных обязанностей).



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости





























































Поделиться