Аналитика // Колонка

Керченский стрелок: как не допустить трагедию

7 факторов, которые способствуют совершению правонарушений

Керченский стрелок: как не допустить трагедию
Фото: rtvi.com

По поводу трагедии в керченском колледже было опубликовано много материалов.

К сожалению, вынужден констатировать, что керченская трагедия укладывается в сформулированную нами в предыдущих «чеховках» (например, от 29 января 2018 года «Ножички и школа – новая волна», от 25 сентября 2017 года «АУЕ – аббревиатура уголовного единства» и другие) концепцию возникновения нового периода криминальной волны, захлестывающей образовательные организации.

Керченская история несет в себе все черты предшествующих явлений аналогичного рода, укладывающихся в кричаще трагическую реальность сегодняшнего дня, на фоне которой керченский расстрел выглядит более масштабно.

В керченском расстреле присутствуют и ярко выраженный медийный характер, применение оружия, предполагающего массовый характер жертв; широкое использование интернет-коммуникаций для подготовки, совершения правонарушения; жертвы как среди студентов, так и среди преподавателей; влияние подражательного эффекта, обеспечивающего взаимосвязь с аналогичными правонарушениями в США.

Думаю, что правоохранительная система России обладает в достаточной мере профессиональными кадрами, позволяющими обеспечить результативное расследование. Тем не менее актуальным является вопрос о мерах по недопущению и (или) созданию условий для минимизации последствий такого рода событий.

И никто не даст гарантий, что это больше никогда не повторится.

Но можно выделить факторы, которые способствуют совершению таких правонарушений.

1. Доступность огнестрельного оружия.

Керченский стрелок использовал оружие высокой убойной силы, приобретенное легально, на свободном рынке. По сообщениям средств массовой информации, оружие было турецкого происхождения. А значит, относительно дешевое.

Соединение факторов доступности оружия и особенностей психики 18-летнего юноши привело к трагедии.

В прессе появились предложения об ужесточении требований к обороту оружия, в частности, касающиеся увеличения возраста.

  • Действительно, с точки зрения части 1 статьи 13 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии» право на приобретение газового оружия, огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия самообороны, охотничьего оружия, имеют граждане Российской Федерации, достигшие возраста 18 лет.

При этом охотничье огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие могут купить граждане Российской Федерации, у которых есть охотничьи билеты или членские охотничьи билеты.

  • Однако право на приобретение гражданского огнестрельного оружия ограниченного поражения (короткоствольное оружие и бесствольное оружие, предназначенные для механического поражения живой цели на расстоянии метаемым снаряжением патрона травматического действия, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда и не предназначенные для причинения смерти человеку), имеют граждане Российской Федерации, достигшие возраста 21 года.
  • Не достигшие возраста 21 года могут приобретать такого рода оружие только в том случае, если они прошли либо проходят военную службу или службу в государственных военизированных организациях и имеют воинские звания, специальные звания или классные чины юстиции.

Это позволяет предположить оправданность мер по увеличению возраста для приобретения огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия самообороны и охотничьего оружия.

2. Возможность самостоятельного изготовления взрывчатых веществ

Студент колледжа сам изготовил взрывчатку, пользуясь информацией в Интернете, и нашел, как привести взрывчатку в действие.

Очевидно, что глобализация, опосредуемая в том числе и интернет-технологиями, не позволит поставить надежные фильтры, позволяющие оградить образовательные организации от повторения таких трагедий.

Тем не менее деятельность Роскомнадзора и МВД России по блокировке интернет-ресурсов, содержащих, например, информацию о способах изготовления, использования и культивирования наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров позволяет предположить также возможность блокировки особо опасных в ресурсов.

3. Проникновение человека, вооруженного оружием и взрывчаткой, на территорию образовательной организации.

В настоящее время действует недавно принятое постановление правительства РФ от 7 октября 2017 г. № 1235 «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий) Министерства образования и науки Российской Федерации и объектов (территорий), относящихся к сфере деятельности Министерства образования и науки Российской Федерации, и формы паспорта безопасности этих объектов (территорий)».

В этом постановлении – общие нормативные условия.

В случае с «керченским стрелком», по-видимому, речь может идти о качестве выполнения утвержденных норм в конкретной образовательной организации.

4. Возможности интернет-технологий по обеспечению управления сознанием.

Такого рода управление совершено не обязательно должно ощущаться сознанием жертвы именно как «внешнее управление».

На сегодняшний день существует немало скрытых механизмов управления, формирующих мотивацию, которые сложно ощутить, и тем более самостоятельно сформулировать к ним критическое отношение. Об этом много и квалифицированно могут рассказать специалисты по маркетингу.

Пока не существует адекватных технологических способов, позволяющих ограничить влияние этих механизмов через Интернет на психику любого пользователя сети, тем более незрелой личности с психическими проблемами.

Современные технологии развиваются быстро и практически мгновенно могут предложить самые разнообразные новейшие способы влияния через Интернет для формирования мотивации на убийство и мотивации на негативное поведение в целом.

Очевидным выходом могло бы стать пропаганда отрицания негативного поведения для школьников и студентов – как в образовательных организациях, так и в СМИ.

5. Информация о способах безопасного поведения в образовательных организациях.

Очевидно, что в ходе преподавания «Основ безопасности жизнедеятельности», необходимо изучатт способы безопасного поведения в таких ситуации, как в Керчи.

Увы, прогнозы по поводу возможности повторения аналогичных ситуаций не сулят ничего хорошего.

6. Психологическая подготовка учителей и преподавателей.

Очевидна необходимость усиления психологической подготовки учителей, преподавателей, которая вооружала бы их более эффективными инструментами по выявлению психологических проблем на ранних стадиях.

Это может быть реализовано как в ходе получения соответствующего высшего образования, так и в ходе переподготовки и (или) повышения квалификации.

7. Научный анализ мотивов поведения убийцы.

«Керченский стрелок» вне зависимости от мотивов – убийца и преступник.

Любые поиски оснований для оправдания с транслированием этих оправданий в СМИ неприемлемы в принципе, равно как и любая степень героизации убийцы.

Тем не менее необходимо тщательно изучить мотивы, которые привели к трагедии, в том числе биографию «стрелка» не только в рамках правоохранительной деятельности по расследованию преступления, но и в части научных исследований.



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости





























































Поделиться