Дистанционное обучение // Колонка

Онлайн-школы и онлайн-курсы в сети интернет: вопросы квалификации


Онлайн-школы и онлайн-курсы в сети интернет: вопросы квалификации
Фото: sakhatimes.ru

Вынужденный переход на повсеместный дистант предельно обострил вопрос о содержании процессов цифровизации в сфере образования.

Среди часто употребляемых терминов, опосредующих адаптацию сферы образования к цифровизации, присутствуют такие понятия, как «онлайн-школа», «онлайн-курсы».

Так, например, «Примерная основная образовательная программа среднего общего образования» (одобренная решением федерального учебно-методического объединения по общему образованию, протокол от 28.06.2016 № 2/16-з) в разделе 1.7 содержит примерный перечень дистанционных форм получения образования, к числу которых относятся «онлайн-курсы», «заочные школы», «дистанционные университеты».

Государственная программа Российской Федерации «Развитие образования», утвержденная постановлением правительства РФ от 26.12.2017 № 1642, содержит термин «онлайн-школы на русском языке».

Вышеизложенное предполагает необходимость определения статуса онлайн-школ. С точки зрения имеющихся подходов, онлайн-образовательная организация безусловно выступает субъектом – носителем прав и обязанностей, включая обязанности по реализации образовательной программы. Ключевой термин здесь – «организация».

Исходя из этого возникает необходимость в легализации образовательной деятельности посредством получения лицензии (как минимум). Таким образом цифровизация как таковая может обеспечить модернизацию самой образовательной деятельности, но не исключает необходимость легализации статуса организации, предоставляющей соответствующие образовательные услуги. Не подлежит сомнению в этом смысле необходимость лицензирования и аккредитации деятельности организации по реализации основных образовательных программ, вне зависимости от степени использования при их реализации электронного обучения и дистанционных образовательных технологий.

Использование термина «онлайн-школа» может означать один из следующих вариантов:
  • обычная образовательная организация с высокой долей применения электронного обучения и дистанционных образовательных технологий;
  • образовательная организация, использующая исключительно электронное обучение и дистанционные образовательные технологии;
  • размещенные в сети информационные базы, содержащие какой-либо образовательный контент с регламентированным режимом доступа – как правило, «онлайн-курсы»;
  • информационно-коммуникационная технология, обеспечивающая перевод образовательного контента в электронную форму, пригодную для предоставления потребителям.

В последних двух случаях речь идет не о субъекте, а об объекте правового регулирования, который существует как бы самостоятельно. Однако за информационным ресурсом или технологией всегда стоит реальный или фактический владелец, обладающий правом и (или) технической возможностью использовать этот объект для предоставления образовательных услуг.

Как уже указывалось выше, деятельность по реализации основных образовательных программ требует легализации, включая лицензирование.

Сложнее ситуация выглядит в применении к программам дополнительного образования. Здесь уместно поставить вопрос о необходимости решения давно сформировавшейся, еще с эпохи действия Закона РСФСР «Об образовании» 1992 года, проблемы, связанной с квалификацией той или иной деятельности как образовательной.

К сегодняшнему дню уже накоплен значительный опыт работы, в частности вынесено множество судебных решений, посвященных квалификации той или иной деятельности, реализуемой в традиционной, «доцифровой» форме как образовательной.

Цифровизация трансформировала, но не устранила эту проблему. Сама по себе деятельность, имеющая признаки образовательной и требующая в связи с этим получения лицензии, перенеслась в интернет. Благодаря этому мы сейчас можем изучать по интернету множество предметов, начиная от информатики и заканчивая спортивными единоборствами. Было бы абсурдным ставить вопрос о необходимости лицензирования этих видов деятельности как образовательной, даже если эти виды деятельности предполагают оплату со стороны потребителя и выдачу некоего документа по окончании.

В связи с этим полагаем, что в нынешней ситуации основным подходом к регулированию той или иной деятельности в сети интернет должно стать максимальное обеспечение свободы для различных инициатив – онлайн-курсов фитнеса, психологии, бизнеса, кулинарии и других. Попытки «зарегулировать» сегмент в виде установления обязанности владельцев соответствующих технологий и информационных ресурсов получать лицензию на ведение образовательной деятельности приведут к умиранию многих инициатив, монополизации рынка несколькими крупными держателями онлайн-контента и лишению потребителей возможностей для выбора.



Новости





























































Поделиться