ФГОС // Колонка

Эра классных надзирателей


Эра классных надзирателей
Фото: litcult.ru

Многие из новых, призванных реализовывать национальные проекты в их полном объеме министров правительства так или иначе были связаны с контрольными и надзорными органами, министр просвещения – не исключение. Безусловно, строительство новых школ, открытие дополнительных мест в яслях, высокоскоростной интернет, бесплатное горячее питание на уровне начального общего образования, федеральная доплата за классное руководство – направления финансово затратные и потому требующие жесткого фискального режима.

Но вот проблема: если министр готов спросить результат с образовательных организаций и проверить его качество, готов ли он к дискуссии относительно собственно содержания преобразований? Действительно ли за федеральным рублём стоят идеи преобразований, идеи школы 3.0?

Президент страны обязал доплачивать за реализацию учителем функции классного руководителя еще 5 тысяч рублей. Отлично! Правда, возникает дилемма: это будет какая-то контролируемая надбавка за расширение видов активности педагога или всё-таки справедливое вознаграждение за существующую деятельность? Может, не дай бог, конечно, государство хочет измерить личностные результаты ФГОС и реализовать в школе идеологические установки?

Кто он, современный неосвобожденный от уроков классный руководитель? Кто определяет содержание его деятельности, кроме очевидного – соответствия списку примерных функций, связанных с поддержкой процессов формирования коллектива, контроля посещаемости и успеваемости, налаживания связей с родителями?

Что такое современное воспитание? Только ли «принятие судьбы Отчества как личной» (ведущая государственная идеологема про национальную и гражданскую идентичность с 2008 года) будет определять содержание социализации и развития личности во ФГОС 3.0? Серьезный вызов Министерству просвещения!

Сможет ли «классный руководитель – надзиратель за классом» найти независимо от типа и вида образовательной организации решения, гарантирующие каждому ребёнку любого возраста попадание в лифт социализации, включение в зону ближайшего развития, реальную поддержку интересов, реализацию запросов и удовлетворение потребностей?

А ведь в каком-то классе 30 человек, в каком-то 15; причем последнее – более эффективно, что доказано подсистемой дополнительного образования детей. Кстати, тому, у кого 30 детей, может, платить не 5 тысяч рублей, а все 10?

Хотя мы понимаем, что финансовые механизмы редко приводят к изменению содержания деятельности. А под ФГОС 3.0 есть что изменять!

Сегодня процессы воспитания раскрываются как зоны ответственности классного руководителя, в крупных школах – психолога и социального педагога, педагога-организатора, педагога дополнительного образования детей и вожатого. Однако, чем больше размываются форматы воздействия, тем удобнее специалистам работать с группой, коллективом, проводить массовые мероприятия, работать «на лидеров».

Сможет ли быть оформлено неформализованное портфолио школьника, выстраивающего индивидуальный образовательный маршрут? Как стимулировать у подростка установку на уверенность в собственных силах, убежденность в ценности жизни, стремление к образованию на протяжении жизни? Надзиратель этого сделать никогда не сможет!

А обеспечить достижение каждым выпускником школы результатов ФГОС возможно только на основе реализации событийного подхода к урочной, внеурочной и внешкольной деятельности, понимания всеми участниками образовательных отношений идеи «центрирования на ребенке», применения учителями тьюторских технологий в сопровождении индивидуальных и групповых маршрутов.

Во ФГОС 3.0 должен быть осмыслен как целостность, сопровожден и поддержан разными работниками образования (от учителя до педагога дополнительного образования, от психолога до тьютора) и отрефлексирован самим ребенком день самореализации, в котором определяющую роль должна сыграть и его семья: родители, братья и сестры.

Обучающимся необходимо предоставить возможность получения опыта преобразования социальной среды. Это не социальное закаливание, о котором говорили когда-то, это реальные пробы себя в детско-взрослых проектах, школьных компаниях и детских патентных бюро.

Важно тщательно подходить к социальному окружению. И, изучая образовательные потребности современных школьников, расширять круг их социальной и предпрофессиональной практики. Мы ясно представляем, что удовлетворить их только в стенах школы невозможно. Поэтому ставка должна быть сделана на сетевое взаимодействие «школа-колледж-вуз», на реализацию сетевых программ и проектов взаимодействия с организациями, заинтересованными в работе с детьми и молодежью.

Школа воспитания когда-то виделась так: «Хорошие учителя и классные руководители, с которыми ребенок чувствует себя спокойно и комфортно. В этой школе безопасно и нет дедовщины. Ребенок занят чем-то полезным, а не бесконтрольно находится на улице. Учителя гарантируют качественную подготовку к государственной итоговой аттестации. В школе работают психолог, тьютор, социальный педагог, дефектолог, логопед, которые незамедлительно и в нужный момент скорректируют развитие ребенка, наладят мотивацию ребенка к учению. У каждого ребенка есть видимые достижения, например, он что-то нарисовал, выучил, смоделировал, рассказал и за это получил грамоту или сертификат. Все в школе пронизано духом проектно-исследовательской деятельности, пробами и экспериментами».

Школа будущего выглядит совсем по-другому: «ребенок в ней постоянно сам экспериментирует, включен в научные исследования с внешними экспертами, ездит на специальные смены-погружения и участвует в очных, заочных дистанционных конкурсах и программах. Он знает, чего хочет, для чего накапливает портфолио, зачем входит в некоммерческие ассоциации и занимается волонтерством. Он целенаправленно готовится не к следующей ступени образования, а к профессии, выстраиванию карьеры».

Новый подход к воспитанию противостоит понятию «воспитательное мероприятие». Образовательную программу необходимо строить событийно, понимать темы школьных курсов как события, разворачивая предмет не в форме урока, а в форме интенсивных модулей-погружений. Есть ли в этой новой практике место классному руководителю – надзирателю? Или на его место придёт педагог-вдохновитель? Тьютор? Новое Министерство просвещения готово к реализации контрольных функций. А будет ли способно обсуждать содержание реформ?



Новости





























































Поделиться