Хроники аутизма // Колонка

Семья ребёнка с аутизмом: бороться или смириться?


Семья ребёнка с аутизмом: бороться или смириться?

Наталья Санина вспоминает и размышляет на тему того, что делать семье ребёнка с аутизмом, какую выбрать стратегию поведения, как реагировать на происходящее и где найти педагогов, которые могут помочь.

С одной стороны, мы понимали, что необходимо смириться с тем, что у нас ребенок отстает в развитии, принять и просто любить таким, какой он есть. А с другой стороны, несогласие с диагнозом, сопротивление заключениям врачей, мнениям учителей и родственников, которые, видя бегающего и жующего бумажки Никиту, делают вывод, что он не может и не сможет ничего никогда, заставляло нас искать, заниматься, добиваться. А потом, иногда через много лет, обнаруживать и удивляться… Например, тому, что он знает мелодии всех песен Маминой школы, отдаёт предпочтение одной музыке (классической и духовной) и отказывается слушать другую. Делает растяжку цветов, учитывая оттенки, хорошо понимает обращенную речь, легко ориентируется в пространстве, сортирует предметы. Знает, какие продукты надо класть в шкаф, а какие в холодильник, прекрасно отжимает тряпку и вытирает пыль, а сухое белье складывает так, что любая женщина позавидует. И это тоже любовь, вернее, именно это и есть любовь… Сделать всё, что можно, что от нас зависит, что мы сделать в силах… И мы делали... Всё время что-то делали, всего не перечислишь. А помогало то, что семья у нас педагогическая.

Педагогическая семья

Требования к Никите были всегда тоже настоящие педагогические, невзирая на его особенности. Лет в шесть-семь моя тётя, педагог дополнительного образования в интернате для слабослышащих детей, приходила к нам два раза в неделю и сначала учила Никиту просто складывать лист бумаги пополам, чтобы краешек с краешком соединить, и никак иначе. Постепенно это привело к работам из оригами. А потом и к умению складывать белье и свои вещи. Вторым этапом они осваивали иголку и вышивание, что позднее позволило мне вместе с ним зашивать порванные им же простыни, пододеяльники, штаны и футболки. Бабушка – бывший учитель начальных классов, воспитатель детского сада. Ей вообще непонятно, что можно чему-то не научить ребёнка. У неё 40 человек в классе, как один, писали ровненькими буквами. Поэтому: «Сделай, помоги, подними, принеси, убери на место, открой, сложи...» У неё в саду Никита тот, кто создаёт трудности, но и тот, кто помогает, делает всю мужскую работу. Причём, чтобы Никита сделал всё от начала до конца, надо приложить массу усилий. Но тут бабушка не бабушка, а педагог, у которой раз сказала, значит должен сделать. Даже моему мужу, Валерию, без педагогического образования, пришлось примерить на себя роль педагога в нашем клубе. Там он вёл занятия в мастерской. Учил ребят пилить и шкурить дерево, владеть отвёрткой и шуруповёртом. Ребята под его руководством сами сделали вешалку для одежды, ящики для музыкальных инструментов и принадлежностей для рисования. А к Никите он всегда был очень требователен: «Мне нужно, чтобы он меня слушал и выполнял сразу, что я его прошу» – вот так. Когда Валера в ресурсе, он приобщает Никиту к труду. Открутить-прикрутить ножки стола, отремонтировать ящик, полить грядки, убрать траву из теплицы, разгрузить машину с дровами, помочь передвинуть, переставить, подмести и вымыть пол, посуду, иногда перебрать пшено и сварить кашу, и даже покрасить стены. То же самое можно сказать про старшего сына, Артёма. Он большой авторитет для Никиты и всегда действовал на него магически. Когда я просила его что-то сделать, он говорил: «Никита, делай…» И Никита делал, даже то, что ему давалось с большим трудом. А куда деваться, брат сказал. Так мы узнавали, на что ещё способен наш младший сын.

Домашнее обучение

В школе нам очень повезло с учителем по домашнему обучению, Валентиной Александровной Кочетковой, которая нашла к Никите подход и то, в чём он смог стать успешным. Постепенно они овладели аппликацией из бумажных шариков. Валентина Александровна отправляла работы Никиты на выставки, где они занимали призовые места. А в настоящее время с педагогом Ольгой Олеговной Красовской он делает красивые изделия из материалов, которые ему интересны и полезны для развития моторики, восполнения телесных и сенсорных ощущений, для овладения новыми навыками. Хочу сказать, что ребёнку, не чувствующему своё тело, не понимающему, что есть пространство над головой и за спиной, не умеющему фокусировать свой взгляд, очень трудно научиться чему-либо. Но его можно научить многому, если доброжелательно, но упорно, медленно, по шагам, добиваться своего. Когда-то я так учила его переодевать обувь в школе, снимать и надевать верхнюю одежду. Он кричал, бросал одежду на пол, но научился одеваться самостоятельно. Так и всё остальное. Было бы терпение, которого часто не хватает. Но в этом и состоит роль родителей – терпеливо добиваться своего. Мои муки и сомнения, связанные с тем, что я педагог, который работает с особыми молодыми людьми, а «своего тому же научить не может», развеяла молодой психолог Ольга Астапова, открыв мне простую истину. «Вам важно с Никитой выстроить детско-родительские отношения, а не отношения педагог–ученик» – сказала она. Наверное, родителям – не педагогам это понятно, а вот я однажды запуталась, так как всё в нашей жизни было нестандартно.

Мама или педагог

Но сейчас понимаю, что моя задача как мамы – это продолжать воспитывать, преодолевая нежелательное поведение, прививать, по возможности, навыки самообслуживания, приобщать к домашним делам, чтобы это было не от случая к случаю, а регулярно, организовать день, используя визуальное расписание, заботиться о здоровье. И любить… А мои собственные профессионально-педагогические умения и авторские курсы – это для других ребят!



Новости





























































Поделиться