Образовательная политика // Тема дня

Ольга Васильева призналась сенаторам

12 марта в Совете Федерации состоялась встреча в формате «открытого диалога» с министром просвещения Ольгой Васильевой. Сенаторы задали острые вопросы, но согласились с обтекаемыми ответами.

Ольга Васильева призналась сенаторам
Фото: Совет Федерации

Инфраструктура, кадры, содержание

В коротком докладе Ольга Васильева назвала три основных направления, необходимых для вхождения России в топ-10 ведущих стран мира в области образования: инфраструктура, кадры, содержание образования.

Инфраструктура: в рамках федерального проекта «Современная школа» особое внимание будет уделено сельским, в которых планируется создать 24,6 тыс. новых мест.

(Учитывая, что в России около 5 млн сельских школьников, а современным условиям по оптимистическим оценкам отвечает не более половины сельских школ, то количество мест, соответствующее 0,5 % учащихся, – крайне низкий показатель.).

Также сельские школы получат современное оборудование и будут подключены к высокоскоростному широкополосному интернету.

Напомним: эта задача уже ставилась и в приоритетном национальном проекте «Образование», и в «Нашей новой школе», и в других федеральных проектах. Ну что ж, зато монополист «Ростелеком» получит еще 40 млрд на очередное подключение школ к интернету.

Большое значение министерство придает развитию «Кванториумов», которые будут создаваться даже в малых городах с населением 60 тысяч, а в отдаленных сельских районах – мобильные «Кванториумы».

Оборудование во все эти центры дополнительного образование будет закупаться по единой централизованной схеме.

Интересно узнать – у какой компании, по какому принципу, на каких условиях?

Что касается педагогических кадров, в которых сельская школа испытывает острый дефицит, то здесь министр возлагает особые надежды на программу «Земский учитель». При этом она подчеркнула, что для участников не планируется устанавливать возрастных ограничений.

«Мы рассчитываем на молодежь, но если кто-то из маститых опытных учителей решит приехать в село, это только укрепит сельскую школу», – пояснила Ольга Юрьевна.

Также министр напомнила, что в рамках федерального проекта «Учитель будущего» к 2024 году планируется повысить квалификацию 50% педагогов. Сейчас в 11 регионах в пилотном режиме создаются Центры профессионального мастерства и Центры профессиональной аккредитации учителей.

Напомним, в стране около 2 млн учителей школ, преподавателей дополнительного образования, воспитателей детских садов. Кто будет повышать их квалификацию, если государственные структуры (ИПК, ИРО), призванные этим заниматься, находятся в упадке, а негосударственные организации на этот рынок практически не допускаются? А те, которым все же удается пробиться, зачастую просто нанимают специалистов их тех же региональных институтов развития образования за скромное вознаграждение.

И мы видим, как печально обстоит дело с нереализацией «новых-старых» федеральных государственных стандартов, во многом из-за низкого уровня повышения квалификации.

Тему содержания образования Ольга Юрьевна в своем выступлении подробно не рассматривала. Сказала только общие слова о «воспитании гражданина на основе наших традиций» и отметила, что «литература, история, родной язык – основа, на которой мы должны воспитывать нашу молодежь».

Честно – о сетевом образовании

Зато членов Совета Федерации вопрос о содержании образования как раз очень интересовал.

Сенатор от Удмуртии Любовь Глебова, отметила, что в статье 15 Закона «Об образовании» очень четко прописана модель реализации сетевой формы образования, но практики в этой сфере не так много.

Насколько перспективно развитие таких форм? Какие регионы являются носителями такого опыта?

Сенатор от Удмуртской Республики Любовь Глебова

«Мы провели эксперимент по дополнительному образованию в нескольких регионах и выяснили, что до 3 тыс. часов пустуют здания различных учреждений.

Мы решили использовать их для сетевой модели обучения, и весьма успешно», – отметила Ольга Васильева.

Что касается общего образования, то здесь сетевая модель вначале «должна пойти через лучшие педагогические практики», считает министр, но «пока у нас нет такой модели, которая бы себя зарекомендовала».

На самом деле такой опыт есть: например, школа № 29 г. Энгельса Саратовской области, которая специализируется на инклюзивном образовании (из 716 учащихся – 147 детей с ограниченными возможностями здоровья, в том числе 56 имеют статус инвалидов). Для качественного обучения и реабилитации детей администрация школы заключила договоры не только с образовательными, но и медицинскими учреждениями, и с общественными организациями как своего города, так и других регионов.

Жаль, что такие практики остались за пределами внимания Минпроса.

Дело не в деньгах, а в качестве управления

С первых же вопросов сенаторов стало ясно, что их, как и министра, волнует материально-техническая база школ, в особенности сельских.

Член Совета Федерации Игорь Смирнов поинтересовался, планируется ли в рамках нацпроекта обновление технического оборудования в школах, отметив, что порядок расчета подушевого финансирования школ не учитывает всего спектра потребностей.

Ольга Васильева заверила, что к 2021 году в рамках нацпроекта к высокоскоростному интернету будут подключены все школы, одновременно произойдет обновление технического оборудования, электронных досок, программного обеспечения – и все это за счет отечественного производителя.

На эти цели будет израсходовано 70 млрд рублей.

Что же касается норматива подушевого финансирования, то Ольга Юрьевна сослалась на пример Москвы, где этот показатель даже меньше, чем в некоторых регионах, а оснащенность столичных школ и их успехи в сфере образования общеизвестны.

На этом основании она сделала вывод: «Очень многое зависит от качества управления образованием».

Отрадно, что в этом вопросе министр занимает четкую и проработанную позицию.

Директор в роли стрелочника?

Немаловажной оказалась для собравшихся и проблема качественного и доступного школьного питания.

«Питание – это важнейшее направление деятельности нашей школы», – подчеркнула Ольга Васильева.

Но, отвечая на этот вопрос, она все стрелки постаралась перевести на директоров школ, сразу же заявив: «Каков поп, таков приход».

По мнению министра, «решение этого вопроса крайне простое и быстрое: нужно захотеть руководителю организации решить эту задачу, а если не захочет, то надо заставить его это делать».

А вот в этом вопросе, как нам показалось, Ольга Васильева упрощает ситуацию. Не так много рычагов у директоров школ, чтобы обеспечить качественное питание. Хотя ответственность полностью на них. Но необходимо учитывать и объективные обстоятельства: например, 94-ФЗ о госзакупках, фактически заставляющий организации приобретать на конкурсной основе самые дешевые, а значит, некачественные услуги.

По мнению министра, есть ряд направлений школьной деятельности, которые не должны попадать под действие этого закона.

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко полностью поддержала эту идею, более того, она сообщила, что уже вела переговоры на эту тему с руководителем Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорем Артемьевым.

В настоящее время, по словам В. Матвиенко, Советом Федерации и Госдумой подготовлен законопроект о школьном питании, но, по ее мнению, необходимо и в подзаконных актах четко прописать все дополнительные условия, гарантирующие качество поставщика школьного питания.

Валентина Ивановна даже вспомнила свое детство и школьного повара Тамару Ивановну, которая готовила простую, но вкусную и полезную домашнюю пищу, не сравнимую с нынешней новомодной и несъедобной.

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко

Заказчиком экспертизы станет Министерство просвещения

Министру задали несколько вопросов про школьные учебники, что вполне закономерно и в свете последних скандалов, связанных с Федеральным перечнем, и с учетом поручения президента по реализации послания Федеральному собранию от 20 февраля 2019 года.

Ольга Васильева заявила, что «порядок экспертизы будет качественно меняться».

Так, если до сих пор экспертизу заказывал издатель, то теперь главным заказчиком станет Минпросвещения. (Кстати, на этом настаивало большинство членов научно-методического совета при ведомстве, однако эффективность данного решения вызывает серьезные сомнения, поскольку качество учебников оно вряд ли повысит, зато может привести к дальнейшей монополизации рынка одним известным издательством.)

Кроме того, Ольга Юрьевна сообщила, что тексты учебников будут выставляться на общественное обсуждение, а на титульной обложке учебной книги будут указаны фамилии рецензентов, что, по ее словам, «отобьет любые желания вести себя некорректно по отношению к учебникам, как это было в недавнем прошлом».

Также она заявила, что «содержание учебников должно обновляться раз в три года, потому что учебники по некоторым дисциплинам, например, по биологии, дают знания 35–40-летней давности».

В то же время министр отрицательно отреагировала на вопрос сенатора Эдуарда Исакова о скорейшем переходе на электронные учебники.

По убеждению Ольги Юрьевны, «рановато менять бумажные учебники на планшеты, сначала надо провести исследование о влиянии гаджетов на результаты обучения»

В качестве аргумента она привела данные исследований, проведенных в странах ОЭСР, согласно которым ребенок, который сидит за компьютером два раза в неделю, учится лучше, чем тот, который делает это каждый день.

Ремарка: можно ли найти у нас такого ребенка, который садится за ноутбук или планшет только дважды в неделю?

Наконец, сложный и неоднозначный вопрос о том, как Минпрос намерен поддерживать издание учебников по родным языкам и какие изменения произойдут в их экспертизе.

В октябре 2018 года президент Российской Федерации В. В. Путин подписал Указ о создании Фонда сохранения и изучения родных языков народов Российской Федерации.

Учредителями фонда стали Минпросвещения России и Федеральное агентство по делам национальностей.

Ольга Юрьевна пояснила, что фонд предусматривает средства только на написание учебников. В этом году будет сделан акцент на издание учебников для малочисленных коренных народов Севера.

Сейчас министерство проводит мониторинг с целью выяснения, какое количество детей желает изучать родные языки и какое количество учителей способны обучать родному языку.

Проблема заключается в том, что не хватает педагогов и ученых – специалистов в области национальных языков. Очень мало вузов, которые готовят таких преподавателей.

Но для проведения экспертизы таких учебников, по словам Ольги Юрьевны, есть специалисты в РАН, которые занимаются переводами с национальных языков, и пул учителей национальных школ.

«Мы видели много учебников по национальным языкам, которые отражают английскую или американскую модель. А нужно, чтобы эти учебники были вписаны в единую историю и культуру России», – такова суть претензий министра.

Напомним, что решением научно-методического совета от 7 декабря 2018 года более 500 учебников, получившие отрицательные заключения по итогам дополнительной экспертизы, не вошли в Федеральный перечень учебников на 2018–2019 годы, а 8 февраля решением того же научно-методического совета на дополнительную экспертизу были отправлены еще 490 учебников, поступивших на рассмотрение с 10 сентября по 10 ноября минувшего года.

В их числе – немало учебников по национальным языкам и литературе, а также для детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ).

Зампред комитета по образованию и науке Госдумы Олег Смолин предлагал вынести эти учебники на отдельное обсуждение, мотивируя это тем, что, «в отличие от ситуации с учебниками для массовой школы, в этих сферах вообще нет конкуренции, таких учебников не хватает, затягивать с их включением в Федеральный перечень неправильно, поскольку мы оставляем без учебников определенные категории детей, может быть, еще на год».

В зале заседания Совета Федерации

Инклюзия: «за» и «против»

Кстати, обучению детей с ОВЗ Ольга Юрьевна придает большое значение, и это не случайно: еще до назначения на пост министра она возглавляла рабочую группу комиссии при президенте по делам инвалидов.

Именно поэтому она так подробно ответила на предложение Эдуарда Исакова создать отдельный «Артек» для детей с проблемами в развитии.

Ольга Юрьевна заявила, что она против этой идеи и объяснила причину:

«Я считаю, что они должны учиться и отдыхать вместе со здоровыми. Есть тяжелые нозологии, которыми надо заниматься отдельно. Но на опыте дополнительного образования мы пришли к выводу, что самая успешная социализация детей с ограниченными возможностями здоровья происходит в общении со здоровыми детьми в рамках совместного отдыха и учебы».

При этом она подчеркнула, что в стране действует 1379 коррекционных школ, ни одной не закрыли.

Откуда же тогда взялись 200 тыс. детей, не посещающих школу? По мнению сенатора Исакова, это те, которые «выдавлены» из массовых школ неудачной инклюзией.

Ольга Васильева не отрицала наличие проблемы: да, в обычных школах не хватает специалистов, есть неприятие больных детей со стороны некоторых родителей, только в 20% школ созданы условия для обучения таких детей, и в каждом классе их не может быть больше двух или трех человек, а учителю требуется еще и помощник для проведения таких занятий…

В то же время планируется в рамках нацпроекта организовать безбарьерную среду и ввести адаптированные программы еще в 800 школах.

О ЖКХ и НВП

Также сенаторы подняли проблему замораживания лицевых счетов школ Федеральным казначейством из-за долгов школ по ЖКХ, в результате чего задерживаются зарплаты учителей и не перечисляются межбюджетные трансферты, в том числе на школьное питание для детей из многодетных семей.

«Уже третий месяц школы в Республике Марий Эл лишены возможности оплачивать счета за уже поставленные продукты питания», – отметил Константин Косачев.

Но на этот вопрос министр не смогла дать сколько-нибудь конкретного ответа, отметив, что Минпрос не обладает полномочиями в решении таких вопросов.

В то же время глава образовательного ведомства с энтузиазмом поддержала весьма спорные инициативы сенатора Игоря Морозова по созданию школьного учебника про афганскую войну и возвращению уроков начальной военной подготовки (НВП) в рамках ОБЖ.

Не менее спорной остается и позиция Ольги Васильевой по учебникам, которая наверняка вызовет справедливую волну недовольства со стороны авторов и издателей учебной литературы.

По сути вопросы о качественной экспертизе учебников, об изменении критериев, о прозрачности и объективности этой процедуры, о квалификации экспертов пока так и остаются открытыми.

Как следствие – отправка учебных книг на сомнительную дополнительную экспертизу, что задерживает включение в Федеральный перечень социально значимых учебников (для детей-инвалидов и учащихся национальных школ) и учебников, зарекомендовавших себя в школьной практике.

Фото с фоторесурса Совета Федерации



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости





























































Поделиться