ФГОС // Статья

ФГОС: Хитрые минимумы содержания образования


ФГОС: Хитрые минимумы содержания образования
Фото: twimg.com

ВОПРОС: Во ФГОС вставили фразу о том, что «требования к результатам [образования] … определяют минимум содержания, изучение которого гарантирует государство». Вы можете это прокомментировать для ВО? Минимума нет в законе, а результатов – во ФГОС. Тогда что это? Как Вы считаете?

ОТВЕТ: Я считаю, что это некий компромисс на долгом пути. Ну и вспомним классическое: компромисс – хороший зонтик, но плохая крыша. Это значит, предложено переходное решение. Однако пока мы еще не описали новую архитектуру, конструкцию новой школы.

Оговоримся, что в ФЗ «Об образовании» есть только одно упоминание «минимума содержания» – в определении ФГТ – федеральных государственных требований. В связи со стандартами его нет. Однако все же в проекте ФГОС фигурирует «минимум содержания».

ФГОС – тема ключевая, сложная, длинная. Здесь нельзя торопиться, но поспешать важно. Мне всегда казалось, что это такой «документ-договор», со-глашение (именно так – соединенные голоса), который периодически обновляется в связи с изменениями общества, экономики, детей и детства. В нем общество (кстати, дети – тоже члены общества) договорилось, чему и как учить детей. И там же, во ФГОС, общество всегда неявно говорит кто же такие дети и являются ли они членами общества вообще?

Если коротко – да, в этом ФГОС – дети члены общества. Но такие специальные. Сейчас наши дети – это «недовзрослые». Как мы дошли до такого – еще один длинный разговор, переговоры, дискуссии. В стандарте именно так представлены наши дети. Наше общество их так видит: у них еще нет того или того, они еще не выросли, они еще не знают, они еще не умеют и т.д. и т.п. Дети «еще не…».

Но все же мы чувствуем, что с этим взглядом что-то не то. И мы говорим: «Хм. Они ж еще маленькие». «Маленький» – это не просто «не большой». Маленький – он какой-то особый. Ну ладно, – выдохнули большинство авторов ФГОС, – давайте учтем возрастные особенности. Ну не будем же мы непосильную нагрузку на маленьких взваливать! (Спойлер – хотя в реальности взваливаем, и еще как – именно в связи с пресловутым «минимумом содержания»). Не будем же мы в начальной школе всю какая есть на свете арифметику давать! Давайте только основы давать. Вдруг что-то со здоровьем случится? Давайте спросим детей и врачей – не трудно ли детям вот так целый день учить математику? Может, чередовать физкультуру и литературу и понемножку их учить – ну не два часа, а минут по 45. Или по 40. Ну и так далее.

И вот тут появляется идея. Нужно же, чтобы все дети проходили одинаковое и посильное! Вот именно – одинаковое и посильное. Точно! Давайте определим гарантированный минимум! По каждому предмету. Для всех. Для каждого. Чтобы уж этот минимум точно все и каждый освоил, повторил, заучил, зазубрил, выдал, понял. Это – наша гарантия всем детям. Каждому ребенку. Тем, кто «выпал» – поможем. Тем, кто быстро справился – дадим побольше… Вот так, как каторжник к тачке, ребенок, учитель и школа прикованы к бесконечному контенту, к его минимуму, максимуму, моде или медиане…

Читаем проект ФГОС: «Изучение [ребенком] минимума гарантировано государством». То есть речь идет о том, что государство гарантирует процесс (этот процесс – изучение предмета, дисциплины), который будет определен требованиями к результатам (обратите внимание на специальную казуистику – определен не результатами, а требованиями к ним).

Ну и собираем всю формулу вместе, всю инструкцию для учителя и для школы воедино: государство гарантирует изучение ребенком минимума содержания по каждому предмету. А минимум этот определяется требованиями к предметным результатам.

Видим, что ФГОС, например, начальной школы, устанавливает требования к предметным результатам в таком вот виде: «…[требования включают в себя] освоенный обучающимися в ходе изучения учебного предмета опыт деятельности, специфической для данной предметной̆ области, по получению нового знания, его преобразованию и применению».

Идем дальше, чтобы понять, сколько их, предметов. Читаем в пунктах, которые нам предлагают перечень этих предметов и того, что должно быть у ребенка (кстати, интересно – «быть у ребенка» может одновременно значить и «иметь», и «быть», то есть и вещь, и бытие – дальше увидим, что, похоже, это и есть главная путаница). Но перечень специальный – каждый его пункт начинается с формулы «предметные результаты должны обеспечить» и далее – список, как правило, разных желаемых (на самом деле – требуемых) к появлению действий детей: понимание, осознание, овладение, аудирование, говорение, чтение, письмо (как действие), выполнение, приобретение и т.д. Иногда встречается формула «результаты должны ориентировать…». Это в английском языке.

Идем дальше, чтобы понять – что же все-таки это такое, «минимум содержания» во всей конструкции образовательной деятельности, что с ним делать учителю и школе и что государство гарантирует?

При прочтении всего проекта стандарта началки получаем такую формулу: государство гарантирует изучение каждым ребенком минимума содержания по каждому предмету. Минимум содержания по предмету определяется требованиями к предметным результатам. Требования к предметным результатам состоят в том, чтобы был освоенный обучающимися в ходе изучения учебного предмета опыт деятельности, специфической для данной предметной области, по получению нового знания, его преобразованию и применению. А требования по отдельным предметам говорят нам о том, что предметные результаты должны обеспечить появление каких-то действий детей.

Ну вот. Упрощаем до существенного: государство гарантирует минимум содержания, которое определяется по каждому предмету через опыт деятельности (видимо, детский) по получению, преобразованию и применению нового знания по этому предмету. Опыт деятельности и есть искомое – это единица содержания. А он по каждому предмету должен обеспечить появление каких-то конкретных действий у детей: знать, слушать, говорить, применять и т.п. То есть опыт по какому-то действию ребенка со знаниями по предмету, дисциплине.

Еще более просто и существенно: государство гарантирует изучение каждым ребенком минимума содержания в виде опыта ребенка по получению, преобразованию и применению нового знания по этому предмету. То есть получается, что содержание – это знания. А опыт действий с ними позволит их изучить (получить гарантированно) всем и каждому.

Но позвольте. Опыт появляется не «до», а «после» осуществления деятельности. То есть государство же не Господь Бог, чтобы сотворить опыт, тождественный знанию до опыта. Значит, знание (содержание) есть до опыта, вне опыта. Ну да, получается, что это те элементы содержания (знания), которое еще не в опыте ребенка, а где-то в другом месте. Конечно, мы знаем, где они – они в учебнике, в контенте, в учебном материале, который мы специально и старательно изготавливаем для детей.

Таким образом, содержание образования и его минимум имеют две трактовки: учебный материал/контент/учебник и опыт действования ребенка с предметным знанием. Как сказали бы методологи, процесс о-своения знаково-символических (или семиотических) систем. Вот, собственно, это и есть компромисс, недоразрешенное на этом этапе противоречие в строении ФГОС: иметь или быть?

До второго противоречия мы еще не добрались: ребенок – и член общества, и нет. Он как бы есть, но без своего голоса. Мы «учитываем» его особенности, возможности и т.п. То есть мы не с ребенком работаем (и уж тем более не вместе с ним), а с ограничением нашего воздействия на него. Какие-то его части не позволяют нам разогнать машину добра на полную мощность – все время дети мешают.

Ну вот пока так и выходит: государство гарантирует, что каждый недовзрослый будет знать минимум знаний по каждому предмету в результате опыта деятельности – за это и заплачено.

Оно же гарантирует, что минимум содержания будет выдан всем и каждому – то есть у каждого ребенка будет учебник, контент, учебный материал хотя бы в минимальном (гарантированном) варианте.

Это и есть то самое загадочное содержание и его минимум в обеих трактовках. И если второе (каждому по учебнику) – материально понятно, но к опыту не относится, то первое относится к опыту, но материально не понятно.

Тогда за что отвечает школа, учитель? Что они гарантируют своими действиями? Похоже, они в этой логике также гарантируют, что не будут краснеть на экзамене любой ценой (будет меньше «двоек» как того, что ниже «минимума содержания») и что у каждого ребенка на парте будет учебник для каждого урока. Что каждый ребенок хоть минимум – да знает, отвечает, выучил, зазубрил, понял.

Что там со здоровьем, развитием, самостоятельностью, ответственностью, творчеством – следующий вопрос. Дорога у нас длинная.



Другие статьи автора

Новости





























































Поделиться