Культура // Интервью

Как вылепить кипенье мухоморов?


Как вылепить кипенье мухоморов?

Как известно, Корней Чуковский был не только замечательным сказочником, но и неутомимым приобщателем детей к чтению. Всю жизнь, где бы он ни оказывался – на даче в финской Куоккале или в подмосковном Переделкино, в московской школе или в крымском санатории, – старался всех детей, которые его окружали, «влюбить» в книгу.

Сейчас труд и радость приобщения детей к чтению взяли на себя сотрудники Дома-музея Корнея Чуковского в Переделкино. Уже несколько лет в музее существуют просветительские проекты для школьников. Только что завершилась работа над одним из них, по сказке Корнея Чуковского «Приключения Бибигона». Дети вместе с сотрудниками музея придумывали и готовили его весь непростой пандемийный год.

О том, какая публика самая благодарная и отзывчивая, как проходил кастинг на роль Бибигона и почему дети наотрез отказались лепить Брундуляка, рассказывает научный сотрудник Дома-музея Чуковского, руководитель проекта «Я живу на даче, в Переделкине…» Наталья Продольнова.


– Наталья, прежде чем начать Вас расспрашивать о просветительских проектах, хочу заметить, что было бы удивительно, если бы сотрудники музея Чуковского, страстного книгочея и просветителя, остались бы совсем безучастны к тому, как складываются отношения маленького посетителя вашего музея и книги…

Да, мы, как и Корней Иванович, сторонники того, что дети должны читать книжки. Корней Чуковский начинал эту работу еще в начале XX века, в Куоккале. Там он хотел построить детскую библиотеку, такую, чтобы дети туда приходили не просто брать книжки, а чтобы с ними занимались, говорили о книгах, обсуждали прочитанное.

Он не успел осуществить это в Куоккале и построил библиотеку уже здесь, в Переделкино. Она до сих пор действует и носит имя Корнея Ивановича. Там работают сейчас чудесные люди, которые занимаются с детьми, там для малышей и школьников проходят встречи с писателями, то есть то, о чем мечтал Корней Иванович, продолжается.

Для приобщения детей к чтению Чуковский устраивал в Переделкино свои знаменитые костры «Здравствуй, лето!» и «Прощай, лето!», чтобы дети и писатели могли встретиться и пообщаться. Когда Корней Иванович ездил в 1930-е годы в санатории, он всегда находил время заходить в соседние пионерские лагеря и старался говорить с детьми о книгах. Выступал в школах перед детьми. Это была такая удивительная особенность Корнея Ивановича – заражать книгой, приобщать к литературе – просвещать, одним словом.

И, конечно, задача музея, особенно литературного – именно эта, просветительская. Важно влюбить посетителя, неважно какого возраста, в книгу. Чтоб у человека это желание читать родилось внутри, и, может, потом проросло…

И в нашем музее этот посыл изначально шел от Корнея Ивановича. На экскурсиях мы как можно больше стараемся говорить о книгах, не навязывая их, а через разговор стараемся заинтересовывать наших посетителей книгой. Иногда, работая с детьми, мы рассказываем об известной книге, не называя ее, чтобы они могли через сюжет или описание героев вспомнить ее название и автора. Самое приятное в нашей работе, что почти всегда наши гости уходят с желанием прочитать книги, о которых им рассказывали.

– Заинтересованный разговор с детьми о книгах – это в традициях Дома?

– Меня когда-то поразило, когда я только пришла работать в музей, с каким уважением здесь с детьми говорят о книгах. Это ведь большое искусство – вести такие разговоры с детьми, со школьниками, со старшими школьниками. Это огромный душевный труд и огромная ответственность за то, что и как ты говоришь. Мы сами, не раз приходя в этот Дом как посетители, заражались, если так можно сказать, этой любовью и этим уважением к книге, к человеку, ее создавшему. Мы заражались этим через Корнея Ивановича, через его дочь Лидию Корнеевну, через его внучку Елену Цезаревну, через сотрудников, работающих в тогда еще народном музее.

Наверное, поэтому нам, сегодняшним сотрудникам Дома-музея Корнея Чуковского, хотелось бы сохранить это уважение к ребенку, читающему книгу, ко взрослому, который пришел посмотреть, как жил писатель.

Это непростая работа, и при нашей сложной и ограниченной жизни, когда за час надо показать дом, рассказать про Корнея Ивановича, не всегда удается в полной мере поговорить о книгах. Нам стало этого не хватать. Поэтому мы и придумали наши литературно-исследовательские проекты.

– Вот теперь давайте подробнее о них поговорим...

– В музее есть разная деятельность. Есть всем известные экскурсии, лекции, занятия. А есть проекты, основная задача которых – как можно глубже погрузить ребенка в тему, которой он занимается. То есть ребенок не просто пришел, послушал рассказ экскурсовода, посмотрел на стол писателя, на корешок книги, а именно поучаствовал, прикоснулся к тем знаниям, которые хранятся в музее, в книгах, которые создал писатель.

Проект может проходить в форме встреч и бесед, занятий и лекций. Как правило, это не одна встреча, а несколько. Это позволяет увлечь ребенка, погрузить его в атмосферу литературного труда, дать ему больше материала, которым так богаты наши музеи, но который не всегда можно увидеть в экспозиции, услышать на экскурсиях. И, главное, проект предусматривает активную исследовательскую работу участников, позволяет школьнику самому найти ответы на те вопросы, которые возникают у него или которые подготовил сотрудник музея. А еще это позволяет увидеть работу научных сотрудников, которая обычно скрыта от посетителя.

Проект мы готовим задолго, обычно за несколько месяцев. Основная нагрузка ложится на одного-двух человек, которые потом и работают со школьниками. Но на стадии подготовки участвует весь коллектив музея. Мы начинаем с того, что беседуем с коллегами и друзьями, чтобы понять, правильно ли выбрано направление. Один человек может придумать идею, а вот правильность движения лучше обсуждать. Потому что, когда ты увлечен чем-то, легко свернуть не в ту сторону… Совместное обсуждение и споры позволяют сделать проект более глубоким, интересным, насыщенным по материалам, с которыми будут работать юные участники. Менять что-либо в процессе работы сложно, а в некоторых случаях просто нельзя. В нашем случае было сто раз нельзя, потому что мы впервые взяли на проект первоклассников. До этого мы работали только со школьниками старшей и средней школы.

– А как вы с этими первоклассниками или старшеклассниками друг друга находите? К вам обращается какая-то школа, и с ней музей начинает работать?

– В нашем случае школа появилась благодаря методическому отделу нашего общего большого музея. Напомним, что Дом-музей Корнея Чуковского является отделом Государственного музея истории российской литературы имени В.И. Даля. Наш методотдел под руководством Людмилы Борисовны Дендебери организовывал встречи руководителей московских школ с сотрудниками отделов ГМРЛИ. Представители школ посетили наши филиалы, обсудили варианты совместной работы.

И среди наших гостей оказалась завуч по воспитательной работе одной из московских частных школ – Татьяна Егоровна Верхолетова. Ее, как, впрочем, и нас, заинтересовало предложение организовать работу со старшеклассниками. А у нас в музее есть такая проблема – к нам везут в основном малышей, потому что многие педагоги считают, что знакомство с творчеством Корнея Ивановича должно строиться на чтении его детских произведений, забывая иногда, что все-таки 68 лет своей литературной жизни Чуковский отдал книгам для взрослых. Нам есть что рассказать старшим школьникам, мы скучаем без них. Поэтому, когда наша работа затевалась, первые наши проекты были рассчитаны именно на старшеклассников. Надеюсь, у нас будет возможность когда-нибудь рассказать о них. А сегодня поговорим о самом сложном, но при этом и самом радостном нашем проекте, который появился неожиданно для нас.

Неожиданным он стал, потому что на четвертом году наших совместных встреч со школьниками 7–11-х классов появились первоклассники. Педагог Галина Михайловна Королёва, которая выпустила ребят, участвовавших в одном из предыдущих наших проектов, уговорила нас взять первоклашек.

Мы понимали, что повторить изучение литературоведческих работ Корнея Ивановича с первоклашками невозможно, но и уходить от нашего главного принципа –работать с книгой – не хотелось. Мы оказались в сложной ситуации. Общим решением остановились на сказке Чуковского «Приключения Бибигона». Эта сказка мало известна читателям, хотя в последнее время довольно часто издается. Она соединяет в себе прозаический и поэтический текст, ее главный герой – озорник и одновременно романтик. Все это и насыщенность повествования удивительными приключениями и позволили нам не спеша работать с текстом, разбираться с сюжетом сказки, с поступками героев. Так появился проект, названием которого стало начало сказки: «Я живу на даче в Переделкине…».

Мы поняли, что, для того чтобы погрузиться в сказку, надо внимательно читать текст, надо научить ребят с ним работать, показать им, как с помощью текста можно дать характеристику героя. Конечно, нам хотелось показать детям первые издания сказки.

– Кстати, может, напомним историю ее создания…

– Конечно, напомним. Сказку «Бибигон» начали публиковать в журнале «Мурзилка» осенью 1945 года, но в 1946 году публикация была остановлена после разгромной статьи Сергея Крушинского в газете «Правда», в которой он обвинял Чуковского в том, что его сказка не соответствует задачам коммунистического воспитания, а редакцию «Мурзилки» автор статьи предостерегал от того, «чтобы под видом сказки в детский журнал… тащили явный бред». После этого разгрома Чуковский сказок больше не писал.

Мы очень хотели дать детям возможность подержать в руках старинное издание сказки 1956 года. Чтоб было удобнее работать, мы сделали копии этой книжки, и они работали с копиями. Дети пришли подготовленными: они побывали на экскурсии, заранее прочитали сказку. Мы говорили том, как Корней Иванович писал эту сказку, как он ходил в соседний санаторий для детей, больных костным туберкулезом, и как сказка оттачивалась на этих детях… И еще вспоминали, как художник Конашевич рисовал к ней иллюстрации, о чем просил художника Корней Иванович в письмах, как они обсуждали образы героев… Вместе с детьми мы внимательно читали фрагменты текста, учились находить характеристики героев, искали на картинках и в тексте описание дачи писателя (о чем Чуковский просил художника). Для детей такая работы с текстом была еще не знакома и трудна. И мы понимали это еще до начала проекта, поэтому заранее продумали, как закрепить этот новый опыт. Для этого надо было дать ребятам возможность выразить его самим. А для детей самое удобное – либо рисовать, либо лепить.На первой встрече мы рисовали главного героя, и у каждого ребенка была возможность рассказать о том, каким он представляет Бибигона.

Мы решили, что после первого знакомства со сказкой будем медленно читать каждую главу. На каждой встрече мы неспешно читали и обсуждали сюжет фрагмента, героев, их поступки…. А потом лепили персонажей, создавали декорации, чтобы дети в конце проекта могли проиграть сюжет сказки, чтобы получился спектакль для родителей, для ребят из других классов, и в конце все могли увидеть результаты годовой работы.

Мы работали несколько месяцев. При этом мы не ставили задачу научить детей лепить. Нам было важно, чтобы ребенок почувствовал своего героя, его характер, чтобы через лепку он мог передать свое ощущение героя, погрузился в сказку.

Напомним, что действие сказки происходит здесь, в Переделкино, поэтому в качестве декорации мы взяли дом Корнея Ивановича, его участок, на котором огромное количество сосен и елей. Это стало антуражем, в котором происходит действие.

В какой-то момент, когда мы увидели, насколько дети погрузились в эту историю, мы и сами погрузились уже не в сказку Корнея Ивановича, а в сказку работы с малышами – и нам захотелось эту идею как-то оживить. Так родилась идея снять мультфильм, заставить фигуры двигаться.

И тут произошло еще одно открытие. Оказалось, что сотрудники музея не могут пройти мимо недолепленного дома Корнея Ивановича и недолепленных книжек на его столе, недоделанного пруда во дворе пластилиновых декораций. Рука тянется долепить или добавить книжек на книжную полку в кабинете, добавить травинок во дворе. А так как все декорации делались на основе реальных зданий и предметов, то кому как ни сотрудникам музея помочь ребятам создать аутентичные предметы и интерьеры. И в какой-то момент началась такая совместная работа юных участников проекта и сотрудников музея. Так совместными усилиями на пластилиновых стенах гостиной появились копии картин Бориса Григорьева, а на пластилиновых окнах – пластилиновые шторы, очень похожие на настоящие.

Непросто оказалось с Брундуляком. Шестилетние-семилетние ребята отказались его лепить. Никто не хотел лепить отрицательного героя! Пришлось мне самой это сделать.

К марту все герои и декорации были готовы. Получилась большая коллективная работа, которую предстояло оживить. Мы начали эту работу в январе 2020 года, и в марте в нее включились первоклассники. А дальше началась пандемия, которая остановила и наши проекты тоже. Но в тот небольшой период, когда еще можно было приходить на рабочие места, мы успели уже с нашими сотрудниками доснять основную часть сюжетов.

Нам пришлось скакать наперегонки с Бибигоном, управлять фигурой Корнея Ивановичам, варить мухоморы с Брундуляком. Это мало кого оставило равнодушным и позволило нам пережить этот сложный период немного более радостно, что ли. И очень хорошо, что в самый последний момент мы успели в эту работу включить детей. Нам удалось с ними встретиться в начале марта, до запрета на выезды. Мы специально подобрали такие сюжеты, которые им удобнее было проиграть. Стоя на табуретках, дети с помощью лесочек могли управлять петухом, стрекозой, свиньей и другими персонажами.

И была вторая часть этой встречи – запись голоса. Всех животных и детей в мультфильме озвучили первоклассники. Помогали им педагоги...

– …Подхрюкивать.

– И подкукарекивать. И дальше мы уже смотрели, как эти звуки ложатся на готовую картинку, как отснятый сюжет превращается в маленький ролик, кусочек сказки.

– А кто озвучивал главных героев?

– Автора, Корнея Чуковского, озвучил Георгий Крючков, сын нашего научного сотрудника, Павла Михайловича Крючкова. А Брундуляк разговаривает голосом заведующего нашего музея Сергея Васильевича Агапова.

Сложная история была с главным героем. Для Бибигона нашлись два мальчика из другого нашего проекта. Пришлось объявить конкурс. В нем участвовали мальчик, занимающийся в театральной студии, и самый обыкновенный мальчишка, живущий на соседней улице. Победила, конечно, дружба, а Бибигона озвучивал наш сосед.

– Как долго создавался мультфильм?

– Работа шла долго. Работы детские, и мы не профессиональные мультипликаторы. Основные сюжеты были отсняты за три месяца. И больше года шел монтаж, во время которого делались подсъемки недостающих кусочков. Весь монтаж полностью делали сотрудники музея. Основная работа по монтажу легла на плечи нашего научного сотрудника Владимира Эдуардовича Спектора. Помогал ему Георгий Крючков.Последняя встреча с детьми в марте 2020-го была в начале пандемии, а монтаж мультфильма стал частью нашей долгой удаленной работы.

– Легко ли было работать?

– Спорили много, как и положено. Например, можно ли детям показывать, как отлетает голова Брундуляка, и как это снимать… Что делать с сюжетами сказки, которые сложно проиллюстрировать? Перед началом съемок был составлен план каждого сюжета, раскладка фрагментов. Что-то сразу откладывалось для съемок с детьми. Возраст детей, к сожалению, не позволил включить их в полноценную работу над мультфильмом. Поэтому съемку и монтаж осуществляли сотрудники музея. В готовой раскладке от одного сюжета нам пришлось отказаться в силу невозможности его снять. Также мы не стали показывать, как убивают Брундуляка, поэтому мультфильм мы сделали по мотивам сказки.

Мультфильм получился очень музыкальный и лирический. Музыка помогла расставить нужные нам акценты. Здесь тоже огромная заслуга Владимира Эдуардовича Спектора и Георгия Крючкова. Музыка использовалась разная – от классики до джаза, все подстраивалось под конкретный сюжет. Приятно, что удалось отойти от такого, знаете, стереотипа озорника Бибигона. Мне кажется, что Бибигон в большей степени лирическая натура, несмотря на все приключения, которые с ним происходили, и нам хотелось это донести до детей. По-моему, получилось…

Проект получился сложный, но радостный. Радость не только от получившегося мультфильма, от общения, но и от воспоминаний, как это было… Как сделать так, чтобы пластилиновые мухоморы кипели в пластилиновой кастрюльке на пластилиновом огне, от которого должен идти дым…Думаю, что это еще долго будут вспоминать в музее.

– Большой ли получился мультфильм? Удалось ли его показать участникам проекта?

– Да, мультфильм получился большой – 34 минуты, из них три минуты занимают титры, где можно увидеть не только имена создателей, но и рабочие моменты съемок.

Дальше была проблема – мультфильм был готов, и надо было закончить проект. Это особенно важно в работе над детскими проектами. Встретились мы в марте уже 2021 года, через год после последней встречи. Мы привезли в школу иллюстрации из первых изданий сказки, все декорации и фигуры, фотографии, сделанные во время работы над фильмом. Расставив их, мы вместе с детьми передвигались от сюжета к сюжету и вспоминали историю создания сказки, сюжеты и героев, вспоминали, кто лепил персонажа, а кто делал декорации. Рассматривая фотографии, вспоминали о совместной работе. И, конечно, все вместе смотрели мультфильм.

А через неделю юные участники проекта рассказывали ребятам из других классов и своим родителям о том, как они работали в музее, какие приключения происходили с Бибигоном, и с гордостью уже второклассники показывали свою работу. В конце этих встреч, а их получилось четыре, все ребята и взрослые посмотрели мультфильм.

– Этот первый опыт был важен и для детей, и для сотрудников?

– Конечно. Все наши проектные работы – это маленькие экспериментальные площадки. Все они строятся по-разному, но в них всегда есть возможность попробовать новые формы работы со школьниками, совершить какие-то открытия. Важно еще и то, что мы знакомимся со школой, которая находится рядом, и, кто знает, вдруг кто-то из этих ребят станет если не сотрудником, то, может, помощником или спонсором музея…

– Мы сегодня много говорили о волшебстве. Как Вы думаете, есть ли осторожная надежда, что дети, которые весь год были погружены в волшебство сказки и в волшебство создания мультфильма, почувствуют и магию чтения?

– Мы должны понимать, что это дети, которые только учились читать. Они еще даже свободно не читают. У нас есть большая надежда, что мы действительно маленькую капельку добавили к тому, чтоб ребенок приобщился к чтению, но насколько эта капелька повлияет, насколько это зернышко прорастет – мы увидим, наверное, дальше, если еще раз встретимся с этими ребятами на другом проекте.

Фото Галины Королевой и из архива Дома-музея Чуковского



Новости





























































Поделиться