Экспертное мнение // Колонка

Папаши по требованию


Папаши по требованию
Иллюстрация: Tr.pinterest.com

Патриарх призвал отцов активнее участвовать в воспитании своих детей, мотивируя это тем, что конкурентами за внимание ребенка стали телевидение, интернет и СМИ.

Что тут скажешь, это прекрасное пожелание.

Безотцовщина – это вообще бич нашей страны. Сначала она объяснялась войной, потом – лёгкостью разводов.

Да, типичная советская (да и постсоветская) семья, не побоюсь этого слова, однопола: мама и бабушка.

Впрочем, мне возразят. Статистика говорит совсем об ином. Есть они, мужчины, есть. Но только... Как бы это сказать, нет их в семье.

Гаражная культура, а на самом деле целая «гаражная экономика», которую так пристально изучал Симон Кордонский, уводила самых активных мужчин из семьи.

Формально они оставались с женой и детьми. Но видели ли их дети? Другие работали на заводах. Вкалывали, приходя усталыми и разбитыми, отдавшими свое тело и душу государству. Оставались пьяницы и подкаблучники. С которых чего возьмёшь?

Советская и постсоветская семья научилась обходиться без отцов. В самом деле – зачем?

Мы смеялись над польским фильмом «Новые Амазонки» («Секс-миссия»), не подозревая, что Амазонки – вокруг нас.

Не то чтобы советская семья обходилась вообще без отцов. Но как значимое явление их никогда не рассматривали. Воспитание – дело женское.

Заботливые руки акушерки принимали новорожденного и передавали его в ясли. В нежные руки воспитательниц. Которые передавали его по эстафете... В школу. «Учительница первая моя» просто не могла не быть женщиной.

Впрочем, последняя Учительница, та, которая «проводит до угла», мужчиной могла быть только в фильме. В реальности – «и ты, с седыми прядками над нашими тетрадками» тоже имело четко выраженную гендерную окраску.

Это длилось десятилетиями, и сегодня продолжается. Причины этого мы все знаем. Нигде кроме как в Москве на учительскую зарплату не прожить. Уважения в обществе это тоже не придает...

Но не будем о грустном. Мы же не о школе. Мы – об отцах.

Отцы у нас не с Марса прилетели. Они – плоть от плоти той эпохи, что я описал.

Сколько читателей, положа руку на сердце, могут похвастаться, что Отцы занимались с ними постоянно?

Не раз в год в отпуске, а среди недели. Садились ли с вами на ковер, чтобы разложить железную дорогу? Рассказывали истории, усадив на колени? Делали с вами милые безделушки?

Если ваша память услужливо подсказывает ответ, вспомните, как часто это было.

Не у всех, конечно, это было редко. И именно благодаря этому мы не оказались в мире «Новых Амазонок». Хотя очень близки к этому.

Что же делать?

Патриарх утверждает, что Отцы конкурируют с телевизором и СМИ.

Это, конечно, полная ерунда.

Родной человек для ребенка изначально, как пишут в технических руководствах, «по умолчанию», выше всего. Нет ничего важнее слова «мама». И нет ничего важнее сильных мужских рук, которые берут ребенка у мамы.

Любой отец до поры – высший авторитет мужественности и заботы. Человек, который знает всё и может всё, и именно потому он интересен ребенку. У него можно обо всем спросить. Его можно обо всем попросить. Но куда все это девается к тому времени, когда возникает та самая, описанная патриархом, конкуренция?

Ребенок вырастает. Его запросы становятся сложнее. А вот ответы – становятся ли сложнее ответы?

Так просто, приходя раз в неделю к ребенку, сунуть ему в зубы Лего и сводить в зоопарк.

Да даже и не раз в неделю.

Просто вспомните, как давно вы разговаривали по душам с сыном? Когда он приходил к вам со своими проблемами? А сами приходили к ребенку со своими трудностями? Со своими заботами?

Родителем невозможно быть по запросу. Этим нужно дышать.

Как только ты перестаешь дышать синхронно с ребенком, на твоё место приходит планшет, телефон и компьютерные игры.

Они не конкурируют с родителями. Они приходят на пустое место.

Я вовсе не хочу сказать, что детей нужно воспитывать так, чтобы не было ни секунды на компьютерные игры.

Наоборот, вся наша гонка с ранним развитием, с массой кружков, занимающих все время ребенка – насколько это в самом деле забота о ребенке, а насколько – бегство от того самого разговора по душам?

Отцом невозможно стать по требованию. Ребенка нужно видеть и чувствовать.

При рождении ребенок даёт нам миллион очков форы, считая величайшим из величайших. Но мы умудряемся за десяток лет растерять весь этот капитал.

Хотя он на самом деле ушел не так далеко. Он – рядом.

Нужно только говорить с ребенком. Не спрашивать дежурно под вечер «Какделаурокисделал?» А обсуждать с ним то, что его действительно интересует.

Это – трудно.

Трудно понять. Ещё труднее говорить.

Но если вы сами будете интересны ребенку, то сможете рассчитывать на взаимность.

А сами-то мы интересны?

Даже не ребенку – себе?

Отец, в чем твоя суперсила?



Новости





























































Поделиться