Учителя // Статья

«Мы просто обслуживающий персонал без малейших прав»: исповедь ростовского учителя

  • 14 февраля 2020
  • 2000

«Мы просто обслуживающий персонал без малейших прав»: исповедь ростовского учителя
Фото: gazeta-pedagogov.ru

Новости о «неуставных» взаимоотношениях в школе между учителями и учениками или между учениками стали появляться все чаще и чаще. И хорошо, когда речь идет только о ненормативной лексике или хамском поведении. К сожалению, случаются, и более серьезные инциденты, в которых страдают и учителя, и дети.

Мы решили поговорить с учителем одной из ростовских школ о том, что происходит в стенах учебного заведения, что мешает детям учиться и почему педагоги оказались в бесправном положении. Собеседник согласилась на разговор на условиях анонимности.

О себе

Я работаю в школе уже 28 лет, преподаю математику для детей от 5 до 11 класса. Школа у меня профильная, требования к учителям очень высокие. Все коллеги — профессионалы высокого уровня, а дети — мотивированные к учебе.

Я начала работать в 1992 году в обычной средней школе. У нас был молодой крепкий коллектив и дети совершенно простые. Но это было время, когда с детьми работалось легко. Отношения в школе были еще, так скажем, как в СССР: почтение к учителю, уважение, причем взаимное. Как-то так было принято. И несмотря на то, что это были абсолютно простые дети, особых дисциплинарных проблем не возникало. Я была молодым учителем, но удавалось и с детьми общий язык найти, и дисциплину держать. Даже в коррекционных классах.

Об обращении к ребенку на «Вы»

Та школа, где я сейчас работаю — очень нетипичная. Те проблемы, возникающие сейчас в образовании, и видео, которые мы видим в соцсетях, нас не касаются абсолютно. Дети видят в учителях старших наставников и товарищей, а мы в них — маленьких взрослых. Для меня, к примеру, является нормой обращаться к ребенку на Вы, даже к ребенку 5 класса. Никто уже не удивляется и не пугается. Конфликты у нас возникают редко, хотя без них тоже не обходится. Но мы стараемся эти подводные камушки обходить мягко и ненавязчиво.

Сейчас изменилось отношение к учебе и к обучению. Это связано с двумя-тремя серьезными моментами, которые напрямую со школой и не отнести. Во-первых, с моей точки зрения, изменился подход к наличию образования в целом.

Если в советское время хорошее образование давало какие-то гарантии хорошего трудоустройства, будущей социализации и успешной жизни, то сейчас оно не дает ровным счетом ничего, кроме как возможности выехать за границу.

Прежде всего это касается провинциальных городов. Может, только крупные города — Москва, Санкт-Петербург, Казань — могут дать какие-то гарантии. А в провинции хорошие школы с качественным образованием работают «на отъезд» детей. С другой стороны, зачем детям напрягаться, если можно ничего не делая получить аттестат, например, в 9 классе.

«Мы — обслуживающий персонал»

С другой стороны, родители относятся к школе как к поставщику услуг. И не зря есть такой термин «образовательная услуга». Мы услуги оказываем, мы — обслуживающий персонал. Это накладывает свой отпечаток. Если есть услуга, то с нас и спрашивают как с тех, кто оказывает услугу.

Полное законодательное бесправие учителя — это тоже не пустые слова, это действительно так. Фактически нет ни одного нормального рычага воздействия на ребенка и на семью. И все те ролики, что мы видим в интернете, эти конфликты происходят от бессилия. У семьи, на самом деле много прав, а у школьного учителя этих прав практически нет.

Я не помню ни одного случая, когда закон встал бы на сторону учителя в конфликте с оскорбившим его учеником.

Это просто не принято, не принято выносить сор из избы. В таких случаях стараются разобраться кулуарно, чтобы не привлекать внимания к школе, не создавать прецедентов. В крайнем случае, ребенка-дебошира просто переводят в другую школу, и с ним начинает мучаться кто-то другой. То же самое и в классе. Даже возмущения родителей одноклассников и гневные письма от них с просьбой повлиять на ребенка, нарушающего дисциплину, как правило, заканчиваются ничем. Законодательная база для урегулирования таких конфликтов практически полностью отсутствует.

Профессионалов в школе очень мало

Есть вторая сторона медали. Школа с ее финансированием притягивает, в первую очередь, непрофессионалов.

Профессионал не пойдет работать за ту зарплату, которую сейчас в региональных школах платят. То есть я вообще не знаю, как за нее можно работать. Так что остался тот, кто остался. И с этим надо считаться.

Поэтому в большинстве роликов из интернета, когда дети снимают учителей, я вижу не просто бессилие, но и глубочайший непрофессионализм.

А как раз пример профессионализма учителя — редкий пример — я видела в ролике, где учитель попросил детей разобрать по слогам матное слово (инцидент произошел в уссурийской школе, в нем разбирается прокуратура — прим.ред.). Дети поставили учителя в нестандартную ситуацию, учитель достойнейшим образом из нее вышел. А дети получили урок самообладания и самоуважения. То, что ролик все-таки выложили в интернет, свидетельствует только о том, что его автор (или родитель автора) — попросту говоря, стукач.

С детьми «по старинке» нельзя

Современным детям палец в рот не клади. С ними действительно «по старинке» нельзя. И вот отношение к ним как к маленьким взрослым на самом деле выручает. Нужно стараться в детях воспитывать взрослое отношение к самим себе. Дети должны понимать, что за них их жизнь никто не сделает хорошей и успешной, если они сами не будут трудиться с малолетства. Это и родителям неплохо бы понять. Не надо проживать за ребенка его жизнь и заслонять его от конфликтов. Ребенок должен учиться из них выходить. Да и сам педагог должен вести себя как взрослый.

С любым, даже самым сложным ребенком, можно и нужно находить общий язык. Но на это нет желания, нет умения, нет возможностей. Нынешний уровень зарплаты профессионалов в образовании не предполагает. Мы не будем равняться на Москву, где средняя озвученная зарплата — около 100 тысяч рублей.

В регионе, если учитель имеет 28 часов, классное руководство, профильный предмет и обязанность следить за кабинетом, то он может рассчитывать на зарплату около 32 тысяч рублей.

Много это или мало? Если я от этой нагрузки откажусь, то буду получать около 15 тысяч рублей. Ни один уважающий себя человек за такие деньги работать не станет. Поэтому если государство хочет что-то сделать с образованием, то одно из реальных направлений — это увеличение зарплаты учителям.

Кроме того, неплохо было бы на законодательном уровне разграничить обязанности и права (обязательно — права) учителей. Обязанностей у нас много. Настолько много, что мы даже не знаем, какие обязанности у нас действительно есть, а какие навязаны сверху, и, по идее, мы могли бы от них отказаться. Поэтому когда я читаю в соцсетях, что учителей обязывают быть экспертами или организаторами ЕГЭ, или сопровождающими, то мне становится горько. Ни в одних должностных обязанностях учителя этого просто нет. Это касается и поквартирного обхода, и выявления несовершеннолетних преступников, наркоманов и так далее. Это государство обязано сделать, если еще хоть что-то хочет исправить.

А так, мотивация детей к обучению не сильно зависит от школы. Если государство не заинтересовано в образованных людях, мы здесь мало, что можем сделать.

Источник: БЛОКНОТ



Новости





























































Поделиться