Психология // Статья

Александр Асмолов: Я мечтаю, чтобы мы любили хорошие книги и чтобы мы, как Януш Корчак, могли сказать: «Я никому не желаю зла. Я просто не знаю, как это делается»


Александр Асмолов: Я мечтаю, чтобы мы любили хорошие книги и чтобы мы, как Януш Корчак, могли сказать: «Я никому не желаю зла. Я просто не знаю, как это делается»
Фото: zhardem.kz

В эфире RTVI Марианна Минскер и профессор психологии МГУ, академик Александр Асмолов поговорили о том, какими качествами должен обладать человек, чтобы выжить в эпоху перемен.

Публикуем яркие тезисы Александра Асмолова.

1. «Каждая новая технология и изобретение встречались со страхом»

Я представляю, что мы бы оказались, например, в эпоху, когда появился станок Гутенберга, когда началась возможность печатания. Я бы зашёл поговорить с монахами, что происходит с этим миром. Монахи бы сказали: «Вы что!? Этот самый станок нас лишает работы. Мы с вами не можем больше жить. Раньше спокойно были летописцы, писали». И появился станок. Действительно, многие сотни монахов лишились работы. Каждая новая технология, каждое новое изобретение встречалось со страхом. По сути дела, когда приходят технологии, тут же появляются в разных формах луддиты, которые поднимают бунт против технологий, которые поднимают бунт против машин. Когда замечательный Эхнатон решил передвинуть столицу Египта, ему сказали: «Он сошёл с ума. Он крушит и разбивает устои. И он вообще путает все карты, потому что он вдруг начинает поклоняться не богам, а возносит как богиню царицу Нефертити, самую удивительную женщину». И появляется культ Нефертити.

2. «Профессии, строящиеся по жёстким программам, как инстинкты у муравьёв, как видовые типы поведения, могут быть заменены мастерством, алгоритмом талантливого интеллекта»

У меня есть карта будущих профессий, которые сделали и разрабатывали мои коллеги в Сколково. Исчезнут рутинные профессии. […] Профессии, когда они строятся по жёстким программам, как инстинкты у муравьёв, простите за ассоциацию, как видовые типы поведения, они могут быть заменены мастерством, алгоритмом талантливого интеллекта. Но есть фраза, которая помогает верить в будущее, как бы она странно ни звучала. Её автор – Карл Поппер: «От амёбы до Эйнштейна всего один шаг». Чем отличается Эйнштейн от амёбы? Главное отличие, писал Поппер, в том, что у амёбы нет возможности ошибаться, а Эйнштейн имеет право на ошибку. Ошибка для простейших, ошибка для более таких (я избегаю, обратите внимание, слова «примитивных») существ – это финал, это финиш, это выбывание и конец жизни. Ошибка для человека нормальна. В отличие от искусственного интеллекта (я говорю это с придыханием), мы с вами всегда можем быть непредсказуемы, мы с вами, как я говорю, можем быть преадаптивны, и поэтому мы на любую, даже самую точную алгоритмизированную программу можем напридумывать такое, что не придумает ни один самый изощрённый искусственный адаптивный самообучающийся разум.

3. «Не в форме дело, а в том, что вы сами должны её выбрать»

В 1989 году я подготовил и ввёл, работая в Государственном комитете СССР по образованию, приказ о возможности не носить школьную форму. И тогда стали кричать: «Он вводит социальное неравенство. Все дети должны быть одинаковыми». Но обратите внимание, что мы сделали с моим учителем в мире управления Геннадием Алексеевичем Ягодиным. Мы не запретили носить школьную форму, это не было табу, это не был запрет. Мы сказали: «Приходите, ходите в школьной форме». Тем более если это форма какой-то школы, которую она для себя выделяет, чтобы показать, что вот они, лейб-гусары перед вами. Это здорово, но не в форме дело, а в том, что вы сами должны её выбрать. Именно тогда я предложил идеологию вариативного образования, выбор, школа выбора, школа самоопределения, школа разнообразия, где в буквальном смысле не действует закон тоталитарных систем. Ключевой закон тоталитарного обезличивания, деперсонализации звучит иногда беспредельно просто: «Незаменимых нет». Как только вы это сказали, можете всех чипировать, роботизировать, одевать в одну форму.

4. «Мы должны играть с неопределённостью, любить неопределённость»

Нужна школа неопределённости. Сейчас её называют школой критического мышления. Абсолютно правильно. Эмоциональный интеллект как линия развития, победа над своим эгоцентризмом, когда ты видишь только одно. […]

Когда появляется жёсткая, тоталитарная логика воспитания? Когда тебе говорят: только ты прав. Сегодня студенты перестают слушать преподавателей, у которых, как бы это выразиться, есть авторитет роли, но нет власти авторитета. То есть они говорят, как один наш знаменитый лидер: «Правильной дорогой идёте, товарищи». А как только вы встали на пьедестал и вот так указываете рукой, вы нашим детям говорите: будьте адаптантами, будьте конформистами и начинайте заниматься тем, что я называю строевой педагогикой, а наши французские педагоги называют педагогикой Шовена: «Право только государство». Государство всё, ты – никто. И тогда это дорога в мир зомби, это дорога к зомбификации, это то, что описал блистательный Айтматов, когда рассказывает легенду о манкуртах, когда вы в буквальном смысле становитесь рабом системы. Всегда есть поединок.


5. «Начало личности – поступок»

Один замечательный старый психолог очень мудро сказал: в чём заключается хитрость стратегии счастья? Хитрость стратегии счастья заключается в том, чтобы никогда не стремиться к счастью, а уметь ставить дальние перспективные цели, сложные задачи, и справляться с ними, преодолевать их и решать их. В этом рецепт развития индивидуальности. Ставьте задачи. Когда вы ставите задачи, когда вы понимаете, ради чего, когда вы всё время не являетесь временщиком, а у вас есть перспектива, это начало личности. Начало личности – поступок. […]

Секрет развития личности в том, что она живёт для других людей и любит их ни за что-то, а просто так, принимая и понимая культуру достоинства и ценность других людей.

6. «Наши гены, как и наши физические характеристики – это только предпосылки развития личности»

Как только я говорю «в этом виновны гены», я даю индульгенцию всем педагогам и родителям от их собственного бессилия. На самом деле это очень сложный вопрос, и жёсткой прямой зависимости между генами и поведением, также как между нейроном и психикой, не существует. Наши гены, как и наши физические характеристики – это только предпосылки развития личности, обратите внимание, безличные предпосылки развития личности. Они не жёстко детерминируют развитие человека. Всё намного сложнее. И в буквальном смысле они в какой-то мере дают диапазон выборов деятельности, в которых ты чувствуешь себя более удачным, помогают на них набрести. Если у тебя от рождения есть те или иные предпосылки, которые говорят, что ты растёшь как экстраверт или интроверт, человек, который готов к общению с внешним миром или который живёт как «человек дождя» в предельном варианте – это одна ситуация. Но вы родились с определённым темпераментом, вы можете его переделать. Вы родились с определёнными задатками, вы можете их трансформировать. Человек – единственное в мире существо, которое может избавиться от груза собственного опыта, и не только родиться, но и переродиться. Вспомните слова Гумилёва: «Только змеи сбрасывают кожу, чтоб душа старела и росла. Мы, увы, со змеями не схожи, мы меняем души, не тела». Мы развиваемся, отстаиваем себя, перерождаемся, каждый раз занимаемся уникальным строительством, строительством самих себя, и гены – без них никуда не денешься, но... это абсолютно не приговор. Но если какие-то глубокие аномалии, какие-то глубокие отклонения. И здесь даже нечего отчаиваться. Один из генетиков гениальных, с моей точки зрения, в 40-х годах выдвинул близкую моему сердцу гипотезу, касающуюся развития эволюции, она называется гипотеза о существовании в эволюции обнадёживающих уродов. Обнадёживающие уроды на разных этапах эволюции – это те, которые отвергаются, кажутся странными. Чтобы быть понятным, вы рождаетесь гадким утёнком, но всё равно у вас есть уникальный шанс, что вы будете не выродком по Стругацким в буквальном смысле слова, а всё равно станете из гадкого утёнка прекрасным лебедем. Вот трансформация программы и развития на жизненный путь – это история отклонённых альтернатив, на жизненный путь усеян обломками того, кем вы хотели стать и не стали. Мы делаем сами себя вместе с другими людьми. А гены – они, конечно, нужны. Гены всякие нужны, гены всякие важны.

7. «Если ваш ребёнок не боится провалиться в кроличью нору, то это тот ребёнок, который будет находить самые необычные решения»

Первая наша задача как уходящих взрослых – сделать всё, чтобы этот мир был человекомерным. Это возможно. Чтобы он был не только культурой полезности, не только миром социальных адаптантов или технократов, для которых человек всегда винтик, который надо ввинтить в систему, а в буквальном смысле миром культуры достоинства. От этого выиграют все: и социальные адаптанты, и технократы. Они только это плохо рефлексируют и плохо понимают. И в этой ситуации каждый раз, когда вы даёте возможность ребёнку развиваться, его воображению, это человек, у которого будет счастье. Совсем недавно автор книжки «Звёздная пыль», известный американский писатель, обратил внимание, практически по просьбе китайских коллег проанализировал одно исследование. Кто самые сильные топ-менеджеры в Гугле, Майкрософте и других крупных компаниях? Оказалось, что самые успешные те, кто в 13–14–15 лет читали фантастику, были влюблены в Азимова, в Брэдбери. Поэтому, когда ваш ребёнок не может оторваться от «Хоббита», когда ваш ребёнок неистово перечитывает или пересматривает «Гарри Поттера», когда ваш ребёнок ложится спать, а рядом под подушкой лежит «Алиса в Стране чудес» и он не боится провалиться в кроличью нору, то это тот ребёнок, который будет находить самые необычные решения.

8. «Если бы сейчас от меня зависело, я бы ввёл в школьные программы олимпиады по киберспорту»

Игры – это другая форма чтения. Вопрос только, в какие игры играешь? Когда есть уникальное количество квестов, которые тоже развивают воображение, сейчас быть луддитами по отношению к киберспорту. Если что-то очень страшное, не надо это уничтожать, надо это возглавить. Поэтому если бы сейчас от меня зависело, я бы ввёл в школьные программы олимпиады по киберспорту[…]

Но одно дело, когда вы, взрослые, рядом, или они вместе с вами творят миры, а другое дело, когда мы с высоты своего возраста говорим: это нельзя, туда нельзя, ты так не прав.

[…]. Поверьте, наши дети становятся такими наглыми, такими дерзкими, такими талантливыми, что… По сути дела, ключевая трагедия обучения – это отставание педагогов от дошкольников. В этом смысле они уже живут другими мирами. Они развиваются в детской субкультуре. Каждый ребёнок сегодня, я повторяю это неоднократно, сам себе Гугл и сам себе Яндекс. Он уже самоработающая поисковая система…

9. «Я бы мечтал…»

Я бы мечтал, чтобы мы любили хорошие книги и чтобы мы, как Януш Корчак, могли сказать: «Я никому не желаю зла. Я просто не знаю, как это делается». Вот если мы окажемся в таком мире, как бы ни было тяжело, как бы ни было трудно, как бы ни хотелось послать далеко и всё, прежде всего помните, что, посылая всех далеко-далеко, рано или поздно так и аукнется. Вы пошлёте самих себя.



Новости





























































Поделиться