Аналитика // Статья

Система без точной оценки

Министерство управляет школой на глазок – точных данных нет ни по одному важному направлению.

Система без точной оценки
Фото: intercom.com.eg

По данным Госдумы РФ, российские школы отправляют в вышестоящие органы до 300 отчетов в год. Это мало помогает органам знать о том, как живет система образования.

24 июня в Госдуме прошли парламентские слушания по вопросам образования, где министр просвещения Ольга Васильева, депутаты и учителя пытались обсуждать сложные вопросы формирования учительских зарплат – но напрочь в них запутались.

Гарантированная ставка, категории, ведущие учителя и наставники, 70% гарантированной части в зарплатах (регионы не соблюдают), четыре модели расчета, отсчет от 1,378 ставки – или от 1,2?.. Даже министр просвещения в России с трудом может объяснить, как начисляются зарплаты:

«На сегодняшний день у нас подсчет учительской нагрузки идет по четырем направлениям, у нас нет точного финансирования и нет точной оценки, какая нагрузка учителя за ставку».

Переспросив ее много раз, в этом так и не смог разобраться председатель Госдумы Вячеслав Володин: «У вас спор профессиональный с руководителем департамента образования, друг друга не можете понять, а как вот нам-то отвечать на эти вопросы с такими формулами сложными».

Неизвестна не только формула расчета, но и ее результат – сколько на самом деле зарабатывают учителя. Чаще всего в ходу средняя зарплата в отрасли по региону, предлагаемая Росстатом.

В Новосибирской области это 30 тысяч рублей – но в сотнях школ региона она не дотягивает и до 20 тысяч. То же самое в Липецкой, Владимирской, Самарской областях, Татарстане и Башкортостане и во многих других регионах. Реальные средние зарплаты по школам начинаются от 10 тысяч рублей, разница между лидерами и аутсайдерами в пределах одного региона и даже иногда одного города – до четырех раз. Какая часть педагогов на самом деле зарабатывает «по указу» и какую часть стоит считать нормальной?

В каких регионах и сколько учителям ради повышения средней зарплаты доплачивают напрямую, сверх всяких категорий ставок, стимулирующих и нормативов, также неизвестно.

Подушевое финансирование школы принято не во всех регионах России, нормативы разные и формируются тоже по разным принципам, выяснила еще в 2016 году ВШЭ. Ни Минпросвещения, ни бывшее Минобразования не публиковали в последние годы никаких данных и исследований на эту тему.

Еще одна неизвестная Минпросвещения сторона жизни школы – питание. Только «несколько месяцев назад» ведомство, по словам министра Васильевой, запустило программу мониторинга школьного питания. Неизвестно точно, сколько детей едят в школе, что именно, и сколько это стоит; где и сколько детей едят бесплатно, за счет доплат муниципалитетов.

Какова вообще роль муниципальных бюджетов в прямом и скрытом финансировании школы – также неизвестно.

Даже финансовая отчетность школ не позволяет делать об этом вывод, так как часть муниципальных денег не доходит прямо до школ, оседая в обслуживающих муниципальных предприятиях – и во всех субъектах эта работа тоже устроена по-разному. Неизвестно, где и как именно.

В статотчетах Минпросвещения финансы представлены тремя скромными формами: общие доходы отрасли по источникам, общие расходы и распределение средств на ФОТ по уровням занятости – руководящие работники, педагоги, вспомогательный персонал. По крайней мере мы знаем, что доля руководства в общем ФОТ составляет по регионам 10–15% и что темпы роста общего ФОТ в 2014–2017 году составили в среднем по регионам скромные 10%. Остальные корни сложного уравнения финансов российского образования неизвестны даже его составителям.



Новости





























































Поделиться