Родители // Статья

Тьюторы – профессия будущего, еще не понятая в настоящем?


Тьюторы – профессия будущего, еще не понятая в настоящем?

Недавно администратор группы «Альтернативное образование в России» Алексей Семенычев опубликовал в Facebook пост с хлестким заголовком «Тьюторы, что с вами не так?»

«У меня к тьюторам очень двойственное отношение, – пишет автор. – С одной стороны, я понимаю, что индивидуальный образовательный маршрут – это круто и верно и в эту сторону нужно топить. Поэтому я всегда был за тьюторов и считал и считаю, что тема полезная и нужная.

С другой стороны... Я не вижу большого спроса на эти услуги. Ну нет его! Есть для инклюзии. Это ок! Всё верно. Но дальше – нет ничего. Проблему поиска призвания для своих детей вполне успешно решают сами родители – видно очень у ребёнка, что ему интересно и что ему в душу запало вот прямо сейчас. Тут просто: запало – взял и реализовал то, что запало. И денег на тьютора не нужно. Хочешь научить учиться? Да вот тебе, пожалуйста, – целое море допов и офф, и он. Ну и зачем тьютор, скажите?»

Пост вызвал оживленную дискуссию, люди делились своими мнениями и опытом привлечения тьюторов к образованию и воспитанию своих детей. В частности, выяснилось, что многие смутно представляют себе задачи, которые призваны решать эти специалисты, и путают тьютора с няней, гувернером, репетитором и т.д. Некоторые разделяют мнение Алексея Семенычева о том, что тьюторы слишком завышают цену за свои услуги.

По интересному совпадению, незадолго до этой виртуальной дискуссии, 1 августа, завершил свою работу десятый Летний университет тьюторов, организованный Международной тьюторской ассоциацией. На этом мероприятии состоялся проблемный семинар «Стоимость и ценность тьюторства», на котором обсуждались вопросы оплаты труда этих специалистов.

Мы решили спросить опытных тьюторов о специфике их профессии, о сферах ее применения, а заодно обсудили и «тонкие» материальные вопросы.

В нашей дискуссии принимают участие: Виктор Имакаев, директор по науке АНО ДПО «ПрЭСТО» (Проектирование Экспертиза СОвременные технологии Образования), заведующий кафедрой образовательных технологий Пермского государственного национального исследовательского университета (ПГНУ); Юлия Изотова, тьютор-практик с 11-летним стажем, наставник начинающих тьюторов в общественной организации «Полюс практики»; Андрей Теров, старший научный сотрудник лаборатории индивидуализации и непрерывного образования МГПУ.


Часть первая

«Мы лучше знаем, что нашим детям нужно»

– Почему не каждый родитель может освоить тьюторскую позицию?

Андрей Теров:

– Потому что, во-первых, он не обладает необходимыми знаниями, а во-вторых, далеко не всегда способен занять тьюторскую позицию. Между тьютором и тьюторантом выстраиваются отношения особого рода, основанные исключительно на партнёрстве и взаимоуважении. Здесь нет примата богатого опыта, знаний, красных дипломов и всего прочего, потому что нет у тьютора задачи передавать некий культурно-исторический опыт, который был проработан предыдущим поколением. Его миссия – обеспечить становление и развитие ребенка путем проб, может быть, ошибок, рефлексии навыков самоорганизации, принятия самостоятельных решений, культуре выбора и продуктивной коммуникации для решения определенных задач. Мы видим, что это затрагивает большой пласт задач. Тьютор рассматривает ребёнка как самоценность и строит его учебную траекторию не под государственные стандарты, не под некие другие внешние установки, а вместе с ним организует такое образовательное движение вперёд, которое соответствует его интересам. А значит, тьюторская диагностика как важный компонент тьюторской деятельности – не такое простое дело, потому что для этого требуются определённые педагогические инструменты.

Кстати, у нас в МГПУ действует Институт непрерывного образования, где мы работаем не только со школьными командами по оформлению проектных замыслов и их реализации, но и с родителями. Причем последних становится все больше с каждым годом.

Сначала они приходят к нам на тьюторскую конференцию. После этого у них возникает желание освоить конкретные методики, и они поступают на программы повышения квалификации.

На Летнем университете тьюторов, который проходит ежегодно в конце июля, можно пройти экспертизу своих технологий или практик.

Юлия Изотова:

– С одной стороны, освоить тьюторство многие родители могут. А вот быть тьютором своему ребенку – скорее нет.

Чтобы успешно работать тьютором, важно, получив базовое обучение, регулярно повышать уровень своего мастерства в базовых для тьюторства областях: консультирование, психология и тьюторская профессиональная подготовка. В основе профессии лежит способность думать как тьютор, видеть процесс клиента как тьютор, действовать как тьютор.

Много ли сейчас достойных мест обучения тьюторству? Однозначно – нет. Крайне мало. Очень не хватает мест, соответствующих минимальным требованиям:

  • Качественная теория.
  • Связь теории и практики.
  • Освоение тьюторского мышления.
  • Преподавать тьюторство должны успешные практики. Даже если человек успешно читает лекции и досконально знает теорию, но за его плечами нет хотя бы 2 тысяч успешных тьюториалов, и он не проводит регулярно 5–7 сессий в неделю, обучение будет неэффективным.

Виктор Имакаев:

– «Тьюторская позиция родителя» – это метафора. Скорее, речь идет о родителях либеральных, которые относятся к своим детям с вниманием и уважением. В нашей стране таких родителей меньшинство. Большая часть российских взрослых – патерналисты, на знамени которых написано «Мы лучше знаем, что им (детям) нужно». Скачок из патерналистской парадигмы в либеральную – сложнейший процесс, связанный с кардинальной трансформацией взглядов. Такие изменения требуют значительных усилий, работы над собой, и в целом они занимают не одно десятилетие, если мы говорим о взрослом поколении.

Профессионалы востребованы, начинающим тьюторам сложно

– Насколько вообще сегодня востребованы тьюторы и от чего зависит стоимость их услуг?

Юлия Изотова:

– Востребованность тьюторских услуг пока невелика, но растет она значительно быстрее, чем появляются профессиональные тьюторы. На мой взгляд, этот рынок перспективный и динамичный. Тут сомнений нет. Однако, если где и есть сложность, так это в большом количестве профанаций и имитаций. Это естественная реакция рынка на моду и растущий спрос.

Профессионалы востребованы, мастерство привлекает клиентов. В сфере образования это общий тренд. Начинающим тьюторам сложно, им очень нужна поддержка.

Стоимость на тьюторские услуги зависит от запроса рынка и от предлагаемого конкретным профессионалом уровня мастерства. На сегодняшний день с «презентацией тьюторства» у нас не очень. Мы непонятны, а значит мы не можем быть сильно востребованы. Но те профессиональные группы, которые вкладываются в «развивающий диалог» с клиентом, становятся лидерами рынка. Потому что могут выделить на простом языке свою практичность и уникальность.

Рынок услуг тьюторского сопровождения сейчас похож на рынок психологов, только 20 лет назад. И с ценами происходит что-то подобное. И там, и там есть те, кто работает по 500 рублей за сессию, демпингуя по ценам, и есть сильные профессионалы с высокой ценой на услуги, от 3 до 12 тысяч рублей за сессию.

Виктор Имакаев:

– Что касается «востребованности тьютора» – это вопрос его легитимности, то есть понимания в общественном сознании, кто такой тьютор и зачем нужно к нему обращаться. Могу сказать, что уровень легитимности тьюторства как профессии растет год от года. Как всякое «инновационное предложение», тьюторские услуги распространяются постепенно, захватывая крайнюю левую часть распределения Гаусса. Уже несколько лет в Москве спрос на тьюторские услуги является устойчивой тенденцией. Если говорить о менее крупных мегаполисах, например о Перми, то эти процессы только начинаются. Важно понимать, что ведущий метод легитимации – сарафан. Родитель, который видит смысл в работе тьютора, способен объяснить другим родителям, что делает тьютор, гораздо лучше, чем сам тьютор. Что касается «стоимости» услуг тьютора, то она сравнима с другими антропопрактическими профессиями. Мне представляется, что вопрос «цены» – вторичный вопрос. Если вы имеете несколько десятков заказчиков, которые видят смысл в вашей деятельности, ваша цена повышается. Это касается и адвокатов, и психоаналитиков, и тьюторов.

И последнее замечание, как мне представляется, важное. Тьюторство в России в настоящий момент базируется на ценностях индивидуализации образования. Именно поэтому главный заказчик тьюторской работы – «частник». Это либо родитель, который обращается к тьютору напрямую, либо директор частной школы, который понимает смысл индивидуализации, либо родитель, который отдал ребенка в частную школу. Кстати, именно в частных школах России (10–20-е годы нынешнего века) сосредоточен, как я считаю, инновационный потенциал российского образования.

Андрей Теров:

– Здесь срабатывают законы рынка: если у нас предложение не очень велико, а спрос высокий, то цена предложения, конечно же, будет расти. С увеличением числа тьюторов стоимость тьюторских услуг будет падать, хотя сдерживать падение или даже повышать стоимость может растущее понимание родителями актуальности, важности и эффективности результатов тьюторской деятельности.

В то же время я бы оценивал даже не профессиональную деятельность тьютора в общем, а отдельные виды задач. Например, построение индивидуального учебного маршрута по какому-то предмету – это один масштаб задачи, а разработка жизненной стратегии на ближайшую перспективу – это уже совсем другое. То есть все зависит от масштаба, объема работы, квалификации. Выполнить на достойном уровне эти задачи способен только специалист с высокой квалификацией, опытный тьютор.

Величина заработка также зависит от того, какие профессиональные границы устанавливает тьютор.

Если вы тьютор-универсал и способны работать в рамках индивидуализации учебной линии еще и как предметник, то вы будете востребованы на очень высоком уровне. Есть тьюторы, которые жестко очерчивают профессиональные границы своей деятельности, отделяя себя от дефектологов, социальных педагогов, психологов и учителей-предметников, и это их право. Но не всегда у школ или у семей есть финансовая возможность оплачивать столь разных специалистов, поэтому тьютор-универсал всегда будет иметь преимущества.

Многие ситуации требуют комплексной позиции и совокупности компетенций, а строгая самоидентификация тьютора – это скорее вопрос сугубо теоретический. Даже в профстандарте тьютора мы найдем много пересечений с вожатыми, социальными педагогами и другими работниками воспитательной сферы.

Как профессионал тьютор имеет, образно говоря, свой «чемоданчик с инструментами». В этот чемоданчик входят некие базовые методы и технологии, но тьютор часто использует не готовые методики, а конструирует их в зависимости от определенной ситуации. Конечно, такой тьютор будет востребован, поскольку он способен разрешать самые разные проблемы.

Тут еще надо учитывать рыночный фактор – чем больше регион, чем выше уровень его социально-экономического развития, тем более платежеспособное население там проживает и тем выше спрос на тьюторскую услугу. Очень многое зависит от интеллектуального и образовательного уровня населения.

Среди городов, где услуги тьютора особенно востребованы, я могу назвать Москву, Санкт-Петербург, Новосибирск, Томск, Красноярск, Ижевск, Чебоксары. Кстати, во многих из них есть отделения Межрегиональной тьюторской ассоциации (МТА), что тоже играет важную роль.

Часть вторая

Продолжаем нашу дискуссию о тьюторах, о специфике их труда и сферах деятельности. В ней принимают участие: Виктор Имакаев, директор по науке АНО ДПО «ПрЭСТО» (Проектирование Экспертиза СОвременные технологии Образования), заведующий кафедрой образовательных технологий Пермского государственного национального исследовательского университета (ПГНУ); Юлия Изотова, тьютор-практик с 11-летним стажем, супервизор, наставник начинающих тьюторов в общественной организации «Полюс практики»; Андрей Теров, старший научный сотрудник лаборатории индивидуализации и непрерывного образования МГПУ.

«Сарафанное радио» как главный маркетинговый ход

– Как родителю или старшекласснику осуществлять выбор тьютора? На что ему обращать внимание?

Виктор Имакаев:

– Основа выбора тьютора – «сарафан». Нужно изучать отзывы других, лучше поговорить с теми, кто заказывал тьютора лично. Второй важный аспект выбора – есть ли у тьютора «предварительная часть» работы, в ходе которой уточняется заказ, заказ соотносится с запросом тьюторанта. Если такого этапа не предлагается – перед вами непрофессиональный тьютор.

Юлия Изотова:

– Думаю, важно не жалеть времени на уточнение деталей перед началом работы. Я бы была внимательна к темам:

  • Есть ли у тьютора наставники? Это позволяет тьютору с помощью более опытных коллег выполнять свою работу качественно, развивать профессиональное мастерство и преодолевать трудности в конкретных рабочих ситуациях.
  • Есть ли рекомендации клиентов?
  • Как тьютор отвечает на вопрос о том, сколько примерно продлится работа, какой минимальный результат от нее можно ожидать, на что точно можно рассчитывать.

Продвигаем мы себя в соцсетях, много и активно «работаем с аудиторией»: прямые эфиры, вебинары, марафоны и т.п. Наш принцип: станешь понятным – станешь востребованным. И, конечно, подавляющее число наших клиентов – это наш «сарафан». Наши клиенты почти всегда возвращаются сами и рекомендуют нас друзьям.

Андрей Теров:

– Членство в Межрегиональной Тьюторской ассоциации и наличие тьюторского сертификата я бы поставил на третье, четвертое место, хотя этот пункт надо обязательно иметь в виду.

Во-первых, я посоветовал бы обратить внимание на «сарафанное радио»: все проверяется в деятельности, на практике.

Если родитель расскажет об успехах своего ребенка после работы с тьютором, это станет серьезным аргументом в пользу выбора специалиста. И это должны быть реальные, не мифические кейсы индивидуального образовательного прогресса, проектирования и реализации индивидуальных профессионально-образовательных маршрутов, подтвержденные фактами роста самостоятельности, организованности, роста культуры ответственного выбора, даже на уровне семьи. Как изменилось поведение ребенка в семье в сторону самостоятельности? А поведение и мировоззрение родителей? А партнерские взаимоотношения между членами семьи? И так далее.

Во-вторых, я бы посмотрел на образование тьютора, как формальное, так и неформальное, и на видеозаписи его непосредственной работы. Это могут быть мастер-классы. А ещё лучше посетить пробный тьюториал и убедиться во многом воочию.

В то же время нельзя отрицать тот факт, что тьюторские навыки формируются в процессе профессионально-личностного развития.

Но если не побывать в магистратуре, на сертифицированной программе дополнительного профобразования, то вероятность самостоятельного освоения тьюторства невелика, хотя и существует. Мы верим и в возможность появления Ломоносовых, Кулибиных, Черепановых от тьюторства! Но это скорее исключение, подтверждающее закономерность.

От преодоления образовательной депрессии до онлайн-обучения

Какие наиболее распространенные запросы вы получаете от родителей? С какими трудностями приходится сталкиваться?

Юлия Изотова:

– Чаще всего мы работаем с трудными образовательными или профессиональными решениями: кем быть, куда поступать, чему учиться в первую очередь. Бывает, ситуация усложняется потерей веры в возможный успех, растерянностью относительно своих интересов и способностей, переживаниями о большой неопределенности и динамике на рынке труда.

Вторая большая группа запросов связана с потерей интереса и смысла в учебе у школьников. И мы работаем с поиском тьюторантом своих ответов в этой области, усилением опоры на себя, пересборкой образовательной ситуации через призму своих интересов, целей и идей о будущем. Помогаем преодолеть образовательную депрессию, развивать любопытство к себе и к развитию, чаще практиковать проактивное, авторское отношение к жизни.

А еще достаточно много запросов приходит от родителей. Это работа по перестройке своей родительской стратегии, уточнения дальних целей и ближних приоритетов, анализу образовательной ситуации ребенка. Родители приходят растерянные. «Мы явно делаем что-то не то…», «Образование, которое получает ребенок, точно неэффективно, а вот что менять, непонятно…», «В какую школу отдать ребенка, стоит ли добавлять/убирать кружки…» и т.п.

Последнее время увеличивается поток родителей, пришедших в связи с переходом ребенка на семейную форму образования или с возвращением после семейного образования в школу. А также растет поток профессионалов, желающих сменить сферу работы, карьеру. Нередко встречаются запросы женщин в связи с выходом из длительного декретного отпуска. В этих ситуациях непросто принять решение, куда именно выходить на работу и как восстановить состояние «востребованного профессионала», с чего начать, чему учиться, на что сделать ставку.

Чуть реже встречаются ситуации, когда цель известна и требуется сопровождение в осознанном пути к этой цели. Обычно это звучит так: «Мне нужно построить свою эффективную стратегию», или: «Хочу найти свой путь к цели, а заодно и цель уточнить».

Бывают и компактные запросы: «Хочу в августе пересобрать цели, стратегию, приоритеты, задачи развития на ближайший учебный год, решить, от чего стоит отказаться, а что бросать нельзя». Такая работа может длиться всего несколько сессий, в отличие от предыдущих, на работу с которыми часто нужно 10–15 сессий.

Виктор Имакаев:

– Я могу судить о заказах родителей на основе анализа большого количества кейсов, проработанных в ходе супервизии практики частных тьюторов, а также тьюторов, которые работают в негосударственных школах. Я бы разделил эти заказы на две части (разумеется, деление может быть более обширным).

  • Заказы на манипуляцию (скрытую или явную) своим ребенком.
  • Заказ на «актуализацию субъектности».

«Сделайте так, чтобы он перестал интересоваться ерундой (к примеру, танцы), а занялся бы делом (поступлением в политех)». «Я хочу, чтобы он выбрал трек А (профиль В), пожалуйста, помогите ему сделать правильный выбор». «Вы должны контролировать его успеваемость». С точки зрения этического кодекса тьютора такие заказы являются неприемлемыми. В этих случаях необходима работа по коррекции заказа. Замечу, что анализ кейсов на Летнем университете тьюторов - 2021 показывает, что пока специалисты пренебрегают этой важной частью работы – доопределение и коррекция заказа родителя. В случае, если родители настаивают на манипуляции, тьютор должен отказаться от заказа.

«Хочу, чтобы Вася Пупкин хоть чем-нибудь стал интересоваться, оторвал пятую точку от дивана и перешел от замысла к действию». «Помогите Маше определиться со стратегией в 11-м классе». Эти заказы формулируются, как правило, не вполне точно, но – и это важно – в них отсутствует манипулятивная составляющая. В этом контексте, повторю, работа с заказчиком – важнейшая часть профессиональных компетенций тьютора.

Андрей Теров:

– Сегодня, кроме традиционных направлений тьюторской деятельности, таких как сопровождение образовательных маршрутов ребенка на разных этапах обучения (в начальной школе, где дети реализуют свои первые проекты; в основной и старшей – при выборе профиля), социализация детей с ОВЗ, становится все более популярной помощь в организации онлайн-обучения с упором на развитие навыков самостоятельной деятельности. И, конечно, все более востребована помощь семьям, которые переводят детей на семейные формы образования.

Вместо заключения

Точку в этой дискуссии ставить преждевременно, споры вокруг тьюторства будут продолжаться и впредь. Но все же хотелось бы получить ответ на вопрос о перспективах развития этой профессиональной сферы. Прислушаемся к мнению специалистов.

Юлия Изотова:

– Образование уже точно не будет прежним: пандемия, тренд на индивидуализацию, потеря смысловых ориентиров у школьников и их родителей – все это вызов и для сферы образования, и для тьюторской профессии. Думаю, мы все заинтересованы в том, чтобы тьюторство быстрее оформляло свои нормы, становилось более понятным, вписывалось в жизнь школы и семьи.

Виктор Имакаев:

– Развитие тьюторского движения свидетельствует о том, что образование начинает кардинальным образом меняться. Это изменение будет длительным и непростым, оно уже сейчас сопровождается возникновением различных конкурирующих сообществ в нашей сфере.

Но эта конкуренция приведет не к победе одной группировки над другой, а к тому, что появится иная, целостная и обновленная парадигма образования, как это произошло в других странах.

Андрей Теров:

– Сегодня во главу угла ставится человек и его умение самостоятельно находить и реализовывать те знания, которые помогут решить образовательные и жизненные проблемы. И вот на этом пути основным педагогическим мастером, который поможет достичь новых образовательных результатов, становятся тьюторы. Образование, основанное на индивидуальных траекториях и внешних запросах, может быть построено только с помощью такого специалиста.



Новости





























































Поделиться