Что происходит? // Колонка

Наши страхи и неуверенность не должны испугать детей


Наши страхи и неуверенность не должны испугать детей
Фото: Яндекс.Дзен

Весной 2020 года педагоги и родители, совместно проходя серию нестандартных испытаний, изменений и ограничений, предполагали, что уже к осени наша жизнь вернется в прежнее безмятежное (как теперь оказалось) «доковидное» русло. За какие-то несколько месяцев глобально изменился мир, поплыли системы ценностей, ориентиров, прогнозов. Опасным стало самое дорогое для человека – общение и объединение.

Мы внутренне напрягаемся в коллективах, транспорте, в семье, не планируем поездки к родственникам из других регионов и путешествия по миру. Взрослые стали сторониться детей как потенциальных носителей опасного и малопонятного вируса.

Такое гордое и самодостаточное человечество вдруг столкнулось с проблемой, которую, как в крутом боевике или компьютерной игре, никакой супергерой пока решить не может. Мы мечемся из крайности в крайность, от запрета на все и вся до безрассудной свободы действий, от тотального дистанта до полного его отрицания, от заверений, что «все наладится», к негативным прогнозам и т.д. И во всем этом нас застали наши дети…Для них здесь и сейчас происходит становление сознания, личности, системы компетенций, которые должны помочь им жить в изменившемся мире и даже попытаться стать в нем счастливыми.

Теперь понятно, что выход на новый уровень развития будет долгим и непростым. Кто-то называет такие моменты в истории катастрофами и неприятностями. Образование с подобными категориями не работает. Поэтому, несмотря на зашкаливающий уровень эмоций и переживаний, мы все же говорим о беспрецедентном кризисе, который открывает перед нами новые возможности для развития. В такие моменты всем нам надо постараться объективно оценить ситуацию, отделить главное от неглавного, значимое от второстепенного.

Все, что вызывало у нас восторг своей перспективностью и смелостью еще в феврале, уже сегодня просто не работает или беспощадно устарело и потеряло актуальность.

Что же происходит на этом непростом рубеже в образовании сегодня?

На уровне исполнительной власти после горячих во всех смыслах летних месяцев с эпопеей ЕГЭ и ОГЭ сегодня важно решить две ключевых задачи: сохранить социальную стабильность и выбрать наиболее эффективные способы обеспечения конституционных гарантий на доступное образование в пандемию. Пока выбор небогатый: либо онлайн, либо офлайн.

Кроме этого ноябрь-декабрь – время формирования бюджета. В нынешней ситуации он будет сокращен. Какие расходы останутся?

Стратегические ориентиры Национального проекта «Образование» также будут пересмотрены. Вопрос в том, в какую сторону направим ресурсы на этот раз? И будут ли ориентиры нацпроекта в образовании увязаны общей логикой со всеми существующими на данный момент стратегическими документами (Госпрограммами, Стратегиями, Концепциями и т.д.)?

Что произойдет с ФГОС? Или на практике мы так и будем бежать все время «за разными папками» в зависимости от того, из какого ведомства пришли контролеры?..

На уровне подготовки, повышения квалификации педагогов и методического сопровождения образовательных программ пришло время инвентаризировать весь профессиональный арсенал, содержание реализуемых программ и глобально пересмотреть форматы образования, педагогические позиции и структуры планируемых результатов.

Организация сетевых групп, стажировочных площадок, деятельностных погружений и профессиональных контактов с носителями эффективных практик – это то, что действительно работает, потому что это альтернатива устаревшим лекториям или мастер-классам дилетантов, которые наводнили интернет.

На уровне образовательных организаций сейчас как никогда напряженно. Еще летом нашим героическим директорам школ и педагогам было понятно, что постановление главного государственного санитарного врача РФ о санитарно-эпидемиологических требованиях выполнить в полном объеме не удастся.

Во-первых, финансовые объемы на непредвиденные расходы не заложены.

Во-вторых, школы сейчас в основном численно перегружены, выполнить требование по соблюдению дистанции невозможно, даже если на каждую пару учеников приставить по учителю или воспитателю.

В-третьих, система тестирования вирусной инфекции в регионах плачевно запаздывает и перестала справляться с количеством диагностик уже во второй половине сентября. Ведь при первом же подозрении брали анализы у целых классов, а результаты были готовы лишь через неделю-другую. Все это время вирус свободно передавался в коллективах (маски же детям можно не носить), и учителя стали массово болеть независимо от возраста.

А тут еще ВПР подоспели, их обязательно надо было провести, проверить, проанализировать, отчитаться.

Выходили по старинке с температурой, в надежде на то, что обойдется… Не обошлось. Часть наших коллег мы потеряли. Навсегда.

А кто-нибудь разве думает о том, что испытывает ребенок, когда тяжело и внезапно заболевает его классный руководитель, любимый учитель? А если наставник уходит из жизни, не успев между уроками, отчетами в условиях региональной медицины получить необходимую помощь? Как это скажется на наших детях? Будет ли это тренировка души и чувств или осознание беспомощности?..

К сожалению, еще в августе можно было принять решения, снижающие риски. Но страх работы в дистанте, который теперь, по словам ведущих политиков, должен стать естественной составляющей образовательного процесса, а не экстренной сиюминутной мерой реагирования, желание начать учебный год «как раньше», не дали возможности предотвратить негативные издержки осени-2020.

Горький опыт потерь и разочарований детей из-за невыполненных летних обещаний серьезных взрослых.

Опыт потерянных ресурсов для системы образования из-за нежелания, а где-то невозможности работать новыми способами, оперативно и эффективно проводить подготовку и профессиональную поддержку кадров по приобретению новых компетенций, вести непростой диалог с родителями, грамотно работать в медиапространстве.

Горький опыт потерь человеческих жизней и здоровья законопослушных учителей. Чему он научит всех нас?

В эти дни я часто вспоминаю свою работу учителем в девяностые. Отсутствие зарплаты по полгода, плохо отапливаемые помещения классов, зачитанные до дыр книги педагогов-новаторов, непростые жизненные ситуации учеников и педагогов и бесконечная ответственность перед детьми.

У одной из коллег солнечным осенним днем прямо на уроке случился инфаркт. Понимая ситуацию, она, находясь в состоянии шока, дала детям задание, с трудом вышла из кабинета и произнесла из последних сил: «Успела. Детей не испугала».

Почему эти слова не дают покоя вновь, на новом жизненном витке? Думаю, потому, что, если говорить о приоритетах, сейчас ключевое для нас не испугать детей своей неуверенностью, неготовностью к вызовам, бессмысленной суетой, растерянностью и собственным взрослым страхом перед неизвестностью и многосложностью задач.

Главная ценность сейчас, как никогда, – наши дети, их благополучие, внутреннее равновесие, уверенность в нас, взрослых, развитие, позитивное психологическое состояние, возможность полноценного обучения. Происходящее как стоп-кадр не остановить. Надо меняться, надо попытаться смотреть на происходящее глазами наших учеников, чтобы не потерять в будущем еще одно поколение, как часть тех ребят, которые из девяностых.



Новости





























































Поделиться