Качество образования // Статья

Отмена школьных контрольных работ: нестыковки и мотивы инициативы Минпроса

По следам заявления представителей Минросвещения России в ходе парламентских слушаний «Человеческий потенциал России и стратегия “Образование – для всех”» 22 марта по вопросу эффективности системы контрольных работ в школах.

Отмена школьных контрольных работ: нестыковки и мотивы инициативы Минпроса
Фото: m.seonews.ru

Цитата: «Нам давно нужно уйти от системы школьных контрольных работ, муниципальных, региональных, которые сегодня только отвлекают детей от освоения образовательного процесса, но не дают эффективных результатов по оценке качества знаний».

Невозможно не отреагировать на столь радикальную инициативу нашего уважаемого министерства. Потому как есть масса интересных моментов, позволяющих предположить, что исключение из практики школ возможности самостоятельного проведения процедур промежуточной аттестации, в рамках утвержденных рабочих программ педагогов по предметам, в соответствии с ФГОС общего образования и основными образовательными программами, включая текущие контрольные работы, тестирование и другие замеры – это не просто желание уменьшить контрольную нагрузку на детей и недоверие нижестоящим уровням управления образованием. Здесь все сложнее.

Хорошо бы после таких заявлений оказаться невидимым гостем в учительской обычных школ и внимательно послушать мнение и оценки уважаемых педагогов.

Мало того, что им в очередной раз как бы выразили недоверие в части наличия некоторых профкомпетенций, в частности оценочных. Им еще пытаются урезать поле самостоятельности и творчества в работе с каждым конкретным учеником и классом, в отборе содержания образования, технологий и способов реализации образовательных программ.

Ни о какой вариативности и субъектности теперь и речи не идет. Кроме этого, педагоги – народ читающий. В том числе и нормативные документы. А что там?

Заглянем в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» от 29.12.2012 № 273-ФЗ.

Во-первых, оборот «качество знаний» считается устаревшим. Представляю себе ситуацию, если педагог где-нибудь на аттестации его употребит. Местные методисты и книгочеи за это не похвалят точно. П. 29 ст. 2 закрепляет более интегральное понятие – «качество образования».

Во-вторых, полномочия по оценке качества образования закреплены следующим образом.

Статья 58. Промежуточная аттестация обучающихся

П.1. Освоение образовательной программы (за исключением образовательной программы дошкольного образования), в том числе отдельной части или всего объема учебного предмета, курса, дисциплины (модуля) образовательной программы, сопровождается промежуточной аттестацией обучающихся, проводимой в формах, определенных учебным планом, и в порядке, установленном образовательной организацией.

Статья 28. Компетенция, права, обязанности и ответственность образовательной организации

П. 2. К компетенции образовательной организации в установленной сфере деятельности относятся:

10) осуществление текущего контроля успеваемости и промежуточной аттестации обучающихся, установление их форм, периодичности и порядка проведения;

13) проведение самообследования, обеспечение функционирования внутренней системы оценки качества образования.

Особо важно отметить, что в соответствии с п. 7 статьи 28 образовательная организация несет ответственность в установленном законодательством Российской Федерации порядке за невыполнение или ненадлежащее выполнение функций, отнесенных к ее компетенции, в том числе и «за реализацию не в полном объеме образовательных программ в соответствии с учебным планом, качество образования своих выпускников». Как известно, одним из хрестоматийных инструментов управления качеством образования является его оценка.

С региональным уровнем еще интересней.

В статье 8 пункт 1 есть тезис о том, что к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере образования в числе прочих (в основном обеспечивающих норм) отнесено лишь «создание условий для организации проведения независимой оценки качества условий осуществления образовательной деятельности организациями, осуществляющими образовательную деятельность». То есть у субъектов с полномочиями проведения каких бы то ни было «контрольных работ» все ясно.

Однако в рамках мероприятий национального проекта «Образование» и других федеральных программ последних лет в большинстве субъектов были созданы Центры оценки качества. Эти структуры действительно участвуют в проведении в школах различных тестов, диагностических и аттестационных работ.

В основном в рамках отдельных переданных полномочий, обозначенных в ст. 7, выполняя операторские функции федеральных процедур в рамках ЕСОКО. И функционал, и структура, и полномочия, и бюджет у этих организаций весьма значительны. Факт существования этих организаций в рамках сложных бюджетных возможностей регионов надо постоянно оправдывать.

Что же касается муниципалитетов, то любой педагог назубок знает, что функций оценки качества у их основного учредителя давно нет.

Ни в одном пункте ст. 9 «Полномочия органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов в сфере образования» нет ни единой нормы в части проведения каких бы то ни было контрольных работ и других оценочных процедур. Да и некому это делать. Штат методистов и инспекторов в муниципальных органах управления образованием зачищен практически «под ноль».

Налицо нестыковки.

Есть Федеральный закон и его действующие нормы. В то же время перед аудиторией, в основном представленной законодателями различных уровней, авторитетно озвучивается инициатива федерального органа исполнительной власти, идущая вразрез с 273-ФЗ, призывающая не исполнять его ключевые положения. И в этом заложен колоссальный риск. Законодательных инициатив от уважаемых депутатов по озвученной теме пока не поступало и в медиа не озвучено. Значит, в случае выполнения инициативы на местах( а это могут сделать показателем очередного рейтинга ) уважаемые контролирующие органы начнут задавать вопросы о неисполнении закона.

По странному совпадению, инициатива предполагает еще больше секвестировать исполнение норм, обеспечивающих самостоятельность школ. А она, в свою очередь, – одно из важнейших условий ответственного и устойчивого развития.

Кроме всего прочего, есть реально существующая социально-экономическая, культурная специфика субъектов, особенности актуального уровня образовательных возможностей школьников в разных образовательных организациях. Этот контекст должен быть учтен при подготовке основных образовательных программ школ, в том числе и их оценочных разделов. Предлагаемый Минпросвещения шаг – приближение не к единому образовательному пространству, тонко учитывающему все перечисленные аспекты, а к единообразному и жесткому унифицированному образовательному процессу, который, по мнению представителей ведомства, должен быть «освоен».

Только ли заботой о качестве пронизаны предложения федерального регулятора? И в этом ли основные мотивы его инициативы?

Если сопоставить несколько обсуждаемых в последние месяцы событий в образовательной политике, то есть о чем поразмышлять.

Публикация на сайте ФИПИ сборников Универсальных кодификаторов по предметам. В их преамбуле сказано, что «кодификатор является систематизированным перечнем проверяемых элементов содержания и операционализированных требований к результатам освоения основной образовательной программы среднего общего образования, в котором каждому объекту соответствует определённый код» и то, что они «могут быть использованы в федеральных и региональных процедурах оценки качества образования». Про школьные процедуры, заметьте, «ни-ни».

Резонные вопросы: «Что теперь будет с кодификаторами, если региональные процедуры оценки попадут под гриф нежелательных и нерекомендуемых?», «Кто будет вести обработку оценочных результатов и в каких бюджетах на это заложены средства?», «Использование инструментов в региональных процедурах будет добровольным?», «Сколько стоила разработка?».

Глава Рособрнадзора Анзор Музаев на днях прокомментировал возможность отмены ЕГЭ из-за пандемии COVID-19. Он отметил, что в прошлом году от экзамена отказались около десяти процентов выпускников. «Десять процентов – немало, поэтому это может стать вопросом для обсуждения экспертов, должны ли мы придерживаться такого безальтернативного пути: только ЕГЭ и ничего больше».

В связи с этим кроме вопросов, касающихся неизбежной трансформации перечня и содержания оценочных процедур на фоне всеобщей цифровизации, появляются темы необходимости перезагрузки контролирующих ведомств и организаций новым функционалом, компенсации теряемых ими объемов финансирования, выделенных на проведение ОГЭ и ЕГЭ. В этом смысле инициатива Минпросвещения РФ об отмене контрольных работ на школьном, муниципальном и региональном уровнях как нельзя кстати. Она логично готовит нас к возможному в перспективе переводу аттестации обучающихся полным перечнем со школьного на федеральный уровень. Кто-то же возьмет на себя эту ношу…

Итак, что мы имеем в сухом остатке? Недоумение на первичном уровне, то есть в школьных педагогических коллективах, прежде всего. Как теперь учителю работать без возможности промежуточной обратной связи в ходе реализации образовательных программ?

Из каких средств будет оплачиваться проведение оценочных процедур по-новому? Как скажется на заработной плате учителя выпадение целого блока должностных обязанностей? Как к нововведению отнесутся родители и ученики? Как сможет переварить весь массив оценочного контента централизованный ресурс (которого пока нет)? Сколько он будет стоить?

И главное. Что теперь делать с декларированной в статье 28 п. 2 свободой образовательной организации в определении содержания образования, выборе учебно-методического обеспечения, образовательных технологий по реализуемым ими образовательным программам, если кодификаторы, ВПР, ОГЭ и ЕГЭ всех все равно приведут к единому знаменателю?



Новости





























































Поделиться