Качество образования // Интервью

Чем больше, тем лучше?

Отдача от образования значительно больше, чем от долгосрочных инвестиций в ценные бумаги

Чем больше, тем лучше?
Фото: gdb.rferl.org

Директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС, член экспертной группы по национальному проекту «Образование» Татьяна Клячко провела сравнительное исследование регионов, оценивающее влияние среднего числа лет обучения занятого населения на социально-экономическую ситуацию в различных субъектах Российской Федерации. Почему продолжительность обучения не всегда дает ожидаемый эффект? Почему расходы на образование в мире будут увеличиваться? Сколько лет обучения тратится впустую в разных странах по причине низкого качества? На эти и другие вопросы отвечает Татьяна Клячко в интервью «ВО».

– В своей работе вы приводите сравнительную характеристику 14 российских регионов – как доноров, так и дотационных, сопоставляя эти данные с общероссийским показателем. Известно, что дифференциация между регионами по уровню доходов в последние годы все больше углубляется. Можно ли наблюдать корреляцию экономического роста с увеличением продолжительности сроков обучения занятого населения?

– Да, такая связь наблюдается: чем стабильнее развивается регион, тем заметнее динамика роста продолжительности обучения.

При этом необходимо учитывать, что более развитые регионы притягивают работников с более высоким уровнем образования. Поэтому, получив образование в одном субъекте Российской Федерации, реализовывать приобретенный потенциал (человеческий капитал) работник может в другом.

Если с 2005 по 2017 годы средняя продолжительность обучения занятого населения в России увеличилась с 12,17 до 12,7 лет, то в Москве за тот же период этот показатель вырос с 13,22 до 13,56. Это связано с очень высокой насыщенностью Москвы работниками с высшим образованием: в последние годы их доля составляла 48,5–50% от общей численности занятых (в то время как в среднем по стране 34,2%).

Аналогичные расчеты для Санкт-Петербурга показали, что во втором по значимости мегаполисе России среднее число лет обучения занятого населения тоже выросло с 13,03 в 2005 году до 13,23 в 2017-м, при этом последние несколько лет данный показатель в северной столице практически не меняется. Вместе с тем по сравнению с Москвой и общероссийским показателем среднее число лет обучения занятого населения в Санкт-Петербурге растет медленнее: Москва и готовит, и привлекает на работу более образованное население, нежели наша вторая столица.

На фоне других развитых регионов Московская область показывает достаточно неплохие результаты по росту среднего числа лет обучения занятого населения. С 2005 по 2017 год этот показатель в ней увеличился на 6,5% (в Москве за тот же период он вырос на 2,8%).

Объясняется ли указанный быстрый рост тем, что Московская область становится как бы перевалочным пунктом на пути работников в столицу или рост показателя среднего числа лет обучения занятого населения свидетельствует о том, что идет интенсивное формирование единой агломерации с высоким уровнем человеческого капитала, пока сказать трудно. Но, как бы то ни было, Московская область по рассматриваемому показателю вышла на 3-е место в России, уступив очень немного Санкт-Петербургу. И если тенденция продолжится, то через несколько лет она, скорее всего, обгонит северную столицу.

В Ханты-Мансийском автономном округе (Тюменская область) за 12 лет, с 2005-го по 2017-й, показатель среднего числа лет обучения вырос на 4,5% – с 12,32 в 2005 году до 12,88 в 2017-м.

Это объясняется тем, что высокая заработная плата привлекает в данный регион работников с третичным образованием (высшее + среднее профессиональное образование по международной классификации).

Насколько эффективно используется эта рабочая сила?

– Не всегда эффективно, поскольку люди с высоким уровнем образования зачастую выполняют не самую квалифицированную работу. Но это общая проблема использования трудовых ресурсов в добывающих субъектах Российской Федерации.

– Калужская область в России рассматривается как регион, имеющий значительный инновационный потенциал. Какова здесь динамика роста продолжительности обучения?

– Этот показатель вырос с 12,17 лет в 2005-м до 12,53 в 2017-м. Однако в 2017 году среднее число лет обучения занятого населения Калужской области осталось на уровне 2016 года. Пока сложно сказать, стал ли 2017-й годом стабилизации данного показателя или разворота тренда, или дальше будет опять наблюдаться его рост. Вместе с тем можно предположить, что рост среднего числа лет обучения уже не будет столь заметным, как это было раньше.

Можно ли на основе этих данных утверждать, что Калужская область исчерпала свой потенциал инновационности?

– Скорее всего, нет. Но в качестве предупреждающего звонка на остановившийся рост среднего числа лет обучения занятого населения стоит обратить внимание.

– С благополучными регионами все более или менее понятно. Они служат своеобразным магнитом, притягивающим квалифицированные кадры. А какая картина наблюдается в дотационных субъектах РФ? Может ли развитие науки и образования стать магнитом для привлечения в них людей с высоким уровнем образования?

В этом смысле очень интересным примером может служить Красноярский край, где человеческий капитал вырос с 2005-го по 2015 год на 3,2%, а затем стал падать.

Вполне возможно, что в росте показателя среднего числа лет обучения занятого населения определенную роль сыграло создание в Красноярске Сибирского федерального университета в 2006 году, который стал первым в России федеральным университетом. Это сразу же притянуло в него больший поток абитуриентов по сравнению с числом поступающих в вузы, которые были объединены в СФУ (Красноярский государственный университет, Красноярская архитектурно-строительная академия и другие), выпускники СФУ потом трудоустроились в основном в Красноярске, что привело к повышению доли работников с высшим образованием в общей численности занятых в этом крае. Но к 2015 году эффект создания статусного университета, видимо, себя исчерпал, поскольку, во-первых, введение ЕГЭ в штатный режим в 2009 году резко увеличило образовательную мобильность молодежи, а, во-вторых, появилось значительное число вузов с особым статусом (национальные исследовательские, опорные университеты и др.), что снизило привлекательность СФУ. Кроме того, в последние годы все большая доля молодых людей идет в систему среднего профессионального образования, а затем выходит на рынок труда как специалисты среднего звена.

Похожая ситуация и в другом сибирском регионе – в Новосибирской области, которая известна как кузница научных кадров. За период 2005–2017 гг. показатель продолжительности обучения работников здесь вырос на 4,2%. Тем не менее в последние годы Новосибирская область не дотягивает до средних значений рассматриваемого показателя по Российской Федерации. Это свидетельствует о том, что коренные жители этого региона, даже получившие образование на его территории, мигрируют в другие в поисках более достойной зарплаты.

Интересная картина наблюдается в Алтайском крае, где показатель среднего числа лет обучения занятого населения после достаточно драматического снижения в период 2005–2010 годов в последнее время показывает пусть нестабильный, но рост.

Возможно, драйвером этого роста стал Алтайский государственный университет, который пытается занять позицию сибирского РУДН, привлекая большое число иностранных студентов.

– Что можно сказать о других регионах, которые получают высокие дотации, но не имеют такого научно-образовательного потенциала, как сибирские?

– Республика Тыва до 2017 года демонстрировала вполне уверенный рост показателя среднего числа лет обучения занятого населения – с 12,26 в 2005 году до 12,71 в 2017 году. В некоторые периоды (2005 и 2016 годы) он даже превосходил общероссийские показатели.

Однако в 2017 году тенденция роста среднего числа лет обучения занятого населения в Республике Тыва сменилась его снижением. Является ли это падение некоторой статистической погрешностью или происходит смена тренда, покажут следующие несколько лет.

Но есть гипотеза: в силу того, что в последние годы выпускники 9-го класса все больше переходят в систему среднего профессионального образования, через несколько лет можно ожидать роста доли в занятом населении Тывы специалистов среднего звена и рабочих кадров. При этом доля работников с высшим образованием начнет падать, как и доля работников без профессионального образования. Соответственно, начнет меняться и показатель среднего числа лет занятого населения, поскольку он зависит от пропорций и скорости изменений в системе образования, а также от миграции работающего населения.

Если говорить о республиках Северного Кавказа, то острой проблемой этого региона является выраженный дисбаланс в структуре занятого населения: здесь наблюдается большая доля занятого населения с высшим образованием, как правило, невысокого качества (об этом свидетельствует средний балл ЕГЭ выпускников школ, поступающих в вузы регионов Северного Кавказа ), очень небольшая доля специалистов среднего звена и профессионально подготовленных рабочих кадров. Доля работников, которые не имеют профессионального образования (только школьное образование разного уровня), составляет практически 50%, в большинстве своем эти люди заняты на рабочих местах тяжелого малоквалифицированного труда или в сфере обслуживания.

– Какие выводы можно сделать из данного исследования?

– Проведенный анализ, хотя и не охватил всех регионов России, тем не менее позволил сделать несколько важных выводов.

Во-первых, среднее число лет обучения занятого населения в 2005–2017 годах превысило первоначальные значения данного показателя во всех рассмотренных российских регионах. Представляется, что этот результат можно отнести ко всем субъектам Российской Федерации, поскольку показатель среднего числа лет обучения занятого населения рос даже в регионах – экономических аутсайдерах. Таким образом, во всех российских регионах в большей или меньшей степени шло накопление человеческого капитала, поскольку среднее число лет обучения занятого населения отражает именно величину человеческого капитала.

Во-вторых, более быстрый рост показателя среднего числа лет обучения занятого населения ряда регионов сопряжен с его ростом в территориально близких к ним регионах, которые обеспечивают экономическое развитие Российской Федерации. Речь прежде всего идет о Москве, которая во многом «вытягивает» и Московскую область, о ХМАО и ЯНАО, которые, несомненно, являются драйверами экономического развития Тюменской области.

В-третьих, среди рассмотренных регионов можно выделить те, где тренд указывает на вероятное продолжение роста среднего числа лет обучения занятого населения. Это – Москва и Московская область, Санкт-Петербург, ХМАО, ЯНАО и Тюменская область, Республика Татарстан, Новосибирская область, Алтайский край. Калужская область находится в пограничном состоянии, в Красноярском крае, Республиках Дагестан и Тыва более вероятен нисходящий тренд.

– Что может улучшить ситуацию?

– Дальнейшее развитие дополнительного профессионального образования (курсы переподготовки, повышение квалификации). В условиях быстро меняющейся экономики, требующей гибкой адаптации к растущим требованиям работодателей и смены специальности, ДПО становится одним из важнейших элементов развития и экономики, и самой системы образования.

Однако в нашей стране, чем больше возраст населения, тем меньше оно участвует в

образовании – формальном или неформальном.

В возрасте 25–34 года показатели участия населения РФ в образовании от средних по ОЭСР значений ниже примерно в 2 раза (30% против 57% в странах ОЭСР). А в возрасте 55–64 года – уже в 4 раза (8% в России против 33% в странах ОЭСР).

Но важно, чтобы это образование было высокого качества, иначе время на обучение будет потрачено впустую. Есть такой показатель – продолжительность обучения с поправкой на качество образования, его рассчитывает Всемирный банк по результатам международных исследований, включая PISA. Так вот, согласно этим расчетам, наша страна теряет около 5 лет, или 38,7% от средней продолжительности обучения. С учетом того, что результаты российских школьников в PISA в 2018 году несколько ухудшились, наши потери будут расти.

Но и сейчас это очень высокий показатель по сравнению с другими странами: например, Сингапур теряет 7,2% (это около 1 года). Другие развитые азиатские страны – Гонконг, Япония – теряют до 10%.

– Увеличение расходов на образование может повлиять на его качество?

– Может, конечно, но надо иметь в виду, что эта связь не столь однозначна, как часто думают.

Например, в Сингапуре, где очень высокое качество образования и наименьшие потери, государство тратит на образование только 2,9% ВВП, все остальные затраты осуществляются гражданами.

А Бразилия, в которой государственные расходы на образование составляют 5,9% ВВП, теряет из-за невысокого качества 35%, или более 4 лет. Исландия, которая тратит 7,8% ВВП, теряет 2,9 лет обучения, или 20,1%.

Это один из самых высоких показателей среди развитых стран, которые теряют в среднем 7–19% на качестве образования, при этом богатые развивающиеся страны, где самый высокий ВВП на душу населения по паритету покупательной способности – ППС (Катар, ОАЭ), теряют значительно больше – около 20–40%. Таким образом, качество образования не сильно влияет на экономическое положение стран, где ресурсом развития являются не трудовые, а природные ресурсы.

– Возникает вопрос: следует ли вкладывать средства в образование, если оно не дает стопроцентного эффекта?

- По расчетам экономистов Всемирного банка, отдача от образования значительно больше, чем от долгосрочных инвестиций в облигации и другие ценные бумаги. В любом случае объем финансирования образования в мире будет расти: по данным на январь 2019 года, с 2000 по 2018 годы расходы на образование в мире составляли примерно 6,0% мирового ВВП (в абсолютных цифрах они выросли за этот период с 2,8 до 5,9 трлн долларов США), а по прогнозу, в 2025 году они достигнут 7,8 трлн долларов США, в 2030 году – 10 трлн в той же валюте, или 6,8–7% мирового ВВП.

Это объясняется тем, что отдачу от образования получают не только сами граждане, у которых расширяются возможности выбора на рынке труда более интересной и выгодной работы, но и общество в целом: квалифицированные специалисты платят более высокие налоги, поскольку их зарплата больше, снижается преступность, уменьшается доходное расслоение общества за счет роста среднего класса.



Новости





























































Поделиться