Качество образования // Колонка

Чему не учат в школе

Социолог, ведущий научный сотрудник МГПУ Любовь Борусяк – о проблемах первокурсников.

Чему не учат в школе
Фото: ilovestyle.com

О подготовке детей к школе, о проверке их готовности начать учиться написаны горы книг, статей, публикаций в интернете. Эта тема волнует родителей, учителей, психологов.

Но когда через 11 лет тот же ребенок, только почти взрослый, впервые переступает порог университета, очень редко кто задумывается, а полностью ли он готов стать студентом.

Я много лет преподаю в вузе, а потому вижу, что большинство выпускников школ не знают самых элементарных вещей, с которыми их приходится знакомить на занятиях в университете. Часть из них, скорее всего, относится к студентам-гуманитариям и тем, кто учится на программах социально-экономического блока, остальные, к сожалению, касаются почти всех. Об этих проблемах я и хочу сегодня рассказать.

  1. Работа с информацией. Часто приходится слышать и читать, что уже чуть ли не первоклассники могут найти всё их интересующее в интернете, а о старшеклассниках и говорить нечего. Считается, что они проверяют и перепроверяют все услышанное от учителя на уроке, зачастую умея это делать лучше взрослых, поскольку цифровое поколение рождается с такими навыками. К сожалению, это миф. Большинство студентов не владеют навыками поиска информации. Наиболее релевантной они считают информацию из Википедии, которую называют «лучшим другом студента». Очень часто этой информацией и ограничиваются, даже в курсовых работах ссылаются именно на Википедию, считая ее научным источником. Второй популярный вариант – набрать в поисковике интересующий студента набор слов, а потом пройти по первой ссылке. Совершенно не важно, что это за ссылка, насколько авторитетен автор текста, источник становится основным для научной или учебной работы. И пусть есть крупные специалисты в данной области, если первой выпала ссылка на статью магистранта провинциального университета, опубликованную в сборнике материалов конференции молодых ученых этого университета, потом я вижу в работе студента: «По мнению Пупкина…», и это мнение воспринимается как истина в первой и последней инстанции. Вывод: школа должна учить поиску информации и умению отделять качественную от случайной.
  2. Неумение разделять свое и чужое. В интернете можно утонуть в море информации, иногда подписанной именем автора, зачастую анонимной. Это море кажется безграничным и принадлежащим всем, а потому школьники, а потом и студенты, не понимают, что, если они используют какие-то цитаты или просто мысли, изложенные в материалах, которые они используют, они обязаны дать ссылку на источник. Более того, не просто «слепую» ссылку, а с указанием в тексте, что это за материал и кто его автор. То же самое относится к опросам общественного мнения. Здесь еще нужно обращать внимание на дату опроса. Очень часто берется случайный опрос, часто 15-летней давности, давно устаревший. Увы, очень редко первокурсники без специальных объяснений все это делают, они всего этого не узнали в школе.
  3. Отрицание «лишней» информации. Популярно представление, что, поскольку в интернете можно найти всё, то современным школьникам и студентам не нужны знания, не нужно засорять их головы лишней информацией. Это тоже миф. Для того чтобы что-то искать, нужно знать, что именно ты ищешь, а без глубоких базовых знаний это не получается. Я постоянно сталкиваюсь с тем, что после многих лет изучения в школе истории никакого представления об историческом процессе у большинства из них не формируется. Совсем не обязательно знать точную дату Куликовской битвы, но если ты не знаешь исторических обстоятельств этого события, то вполне можешь отнести его к петровской эпохе. Начетничество вредно, системные знания необходимы.
  4. Неумение пользоваться программой Word. Неожиданно выяснилось, что, хотя большинство первокурсников используют именно её, они не умеют ею пользоваться. У них нет навыков форматирования текста (приходится этому учить), они не знают, как делать ссылки и сноски. Если хотят на что-то сослаться, что само по себе большое достижение, просто пишут в тексте, каков источник. Ни постраничные ссылки, ни ссылки в конце текста они делать не умеют – не знают, что это за опция.
  5. Незнание правил деловой этики. На первом занятии с каждой студенческой группой приходится довольно много времени уделять правилам деловой этики, особенно при переписке. Если этого не делать, то от трети до половины студентов присылают на электронную почту «пустые» письма, к которым приложен файл с текстом. Объясняю, что обязательно нужно обратиться к преподавателю по имени и отчеству, поздороваться, сообщить, что содержится в приложенном файле и подписаться, а письма без текста такого рода писать невежливо. Казалось бы, совершенно элементарные правила, но первокурсники с ними не знакомы, в школе этому не учат. Ну и желательно не использовать выражение «Доброго времени суток» J О том, что не принято присылать материалы ночью, приходится говорить много раз, и без особого успеха.
  6. Неумение писать тексты и выражать мысли. Абсолютное большинство первокурсников не умеют четко, ясно и логично писать тексты, выражать свои мысли понятно и убедительно. В течение всех 11 лет в школе они изучают русский язык и литературу, но написать даже небольшой текст так, чтобы была ясно изложена мысль, они не в состоянии. Поскольку логических переходов от одного предложения к другому не находится, то очень большое число предложений начинается словом «также» (нередко «так же»). Это означает примерно следующее: «А вот есть еще это, это и это». И практически ни одно предложение не начинается без вводного слова, а то и двух, хотя эти слова очень часто лишние и бессодержательные. При этом студентам кажется, что научный язык – это язык бюрократический: чем длиннее предложение, чем меньше в нем глаголов, то есть характеристик действия, чем больше нагромождений существительных, тем более «серьезным» и «научным» становится текст. Создается впечатление, что школа вообще не работает со стилями речи, никаких навыков студенты из школы не выносят. Приходится объяснять, что в бюрократическом текста важно скрыть его содержание, а часто его отсутствие, а отсутствие глаголов означает стремление к бездействию. Научный текст, напротив, предполагает как можно более ясное и прозрачное изложение, чтобы донести свою мысль до читателя. Как же сложно решить эту проблему, поскольку сформировать такой навык очень тяжело, если он не заложен в школьные годы.

Сегодня я иду на первое занятие с новыми студентами-первокурсниками. После того как я представлюсь и расскажу кратко, чем мы будем заниматься ближайшие полгода, я сообщу им, что работы они будут присылать мне на почту. После этого придется рассказать, как должны быть оформлены тексты, какой установить формат и как это сделать. Потом познакомлю с правилами элементарной деловой этики и сообщу, что письма не должны быть «пустыми», читать их я не буду. Конечно, с первого раза очень многие этого всего не усвоят, не усвоят и со второго, но месяца через два-три интенсивной переписки появятся обращения ко мне в письмах и даже ссылки на использованные работы в текстах, потому что заимствование чужих мыслей – это плагиат. Очень жаль на все это тратить время, потому что нужно ведь еще и учить студентов письменно выражать свои мысли, пользоваться релевантными источниками, искать не случайную, а серьезную литературу. Иногда университеты называют высшей школой. К сожалению, очень часто высшая школа решает проблемы, которые приходят из школы средней, но там не решаются, а иногда и формируются.

Здесь я написала о проблемах по большей части формальных, а сколько их содержательных (например, формирование в школе готовых блоков-ответов на очень сложные вопросы, штампованных и очень сильно упрощенных), но это уже другая тема.



Новости





























































Поделиться