Учебники // Колонка

Как менялось содержание учебников истории в постсоветский период

Учитель истории и обществознания петербургской школы «Унисон» Александр Шитов проанализировал, как изменялось содержание учебников истории в постсоветский период.

Как менялось содержание учебников истории в постсоветский период
Фото: depo.ua

Распад Советского Союза привёл к существенным изменениям жизни общества в новой России. Экономические реформы, культурные изменения, изменившиеся реалии международной политики и задачи государственного строительства требовали перестройки и в образовательной системе. Образование рассматривалось и как неотъемлемая часть преобразований, и как залог их успешной реализации.

Мировоззренческую основу реформы образования 1992 года составили идеи антитоталитаризма и гуманизма.

Опыт советской школы рассматривался в основном негативно, считалось, что школа являлась инструментом общегосударственной политики, инструментом контроля, в большой степени закрытым и подавлявшим субъектность участников образовательного процесса.

Одним из ключевых трендов развития нового российского образования стала гуманитаризация – отказ от утилитарного, технократического понимания целей образования, ориентация на развитие творческого, критического, гуманитарного мышления личности. Очевидно, что особое внимание в условиях отказа от авторитарного школьного прошлого должно было быть уделено изменениям в преподавании общественных дисциплин в школе, в первую очередь истории, поскольку на ней лежит большая нагрузка по формированию ценностных установок.

Изучение истории в нашей стране в течение большей части XX века было тесно связано с государственной пропагандой и формированием идеологически верных с точки зрения марксизма ценностных установок в обществе. Оценки сколько-нибудь спорных ключевых исторических событий, явлений и процессов не допускали вариативности ни в науке, ни в преподавании и были продиктованы общегосударственной политикой – от учителей и учащихся зачастую требовалось лишь воспроизводить единственно возможные оценочные суждения, согласованные с курсом партии или личными взглядами вождя.

Одним из ключевых инструментов управления историческим школьным образованием стал учебник.

В 1990-е гг. в рамках новой образовательной политики было написано много новых учебников, учителям разрешили выбирать их из большого списка допущенных к использованию в школе, со временем они попадали на парты. Появились новые методические разработки, ориентированные на развитие критического мышления и оценочной самостоятельности, учебники все чаще предлагали читателям самостоятельно оценить то или иное историческое событие, процесс, деятеля.

Однако дискуссии вокруг преподавания истории в школе и вокруг учебников истории в частности сопровождали всю историю постсоветского российского образования; высказывались мнения о необходимости создания книг для школ, ориентированных не на развитие самостоятельности суждений школьника, а на решение «долгосрочных государственных задач».

С течением времени круг учебников, разрешенных к использованию в школах, сокращался, а содержание допущенных порой заметно менялось.

Ориентация на развитие оценочной самостоятельности и критического мышления учащихся может находиться в противоречии с другой составной частью государственной политики, тоже реализуемой через учебники истории – с исторической политикой. Историческая политика – это набор приёмов и методов, с помощью которых власть стремится утвердить определённые интерпретации исторических событий как доминирующие.

Постепенно критика тоталитаризма сменялась ностальгией по статусу сверхдержавы. Это способствовало изменению вектора исторической политики во второй половине 1990-х – первой половине 2000-х гг. В силу масштаба охвата аудитории школьный учебник истории является действенным инструментом трансляции определенных оценок исторических событий, личностей, явлений и целых периодов.

В 2013 году по инициативе президента РФ началась работа по созданию концепции нового единого учебника истории России.

Российским историческим обществом был разработан историко-культурный стандарт, содержащий принципиальные оценки ключевых событий прошлого, основные подходы к преподаванию отечественной истории в современной школе с перечнем рекомендуемых для изучения тем, понятий и терминов, событий и персоналий.

В 2016 году в список рекомендованных попали три линейки учебников, две из которых уже доступны для заказа школам.

В центре внимания – противоречие между целями образовательной и исторической политики как фактор, препятствующий достижению целей общего образования. В условиях существования этого противоречия возникает необходимость учитывать его при управлении образовательным процессом.

Было проанализировано содержание девяти учебников истории для 9–11-х классов на постсоветском пространстве (включая два учебника, которые являются единственными рекомендованными на данный момент к использованию в школах) на примере периода правления Сталина. Именно эта тема является одной из наиболее обсуждаемых и противоречивых в массовом сознании, а значит потенциально она может быть особенно показательна в плане проявления исторической политики в школе.

Анализ названий глав и параграфов учебников и их изменений с течением времени, а также количество негативных («тоталитаризм» и однокоренные слова, «ГУЛАГ», «тюрьма», «арест», «застенок», «репрессии», «пропаганда» и «идеологическая обработка») и позитивных («успех», «достижение», «рост», «энтузиазм») слов-маркеров, использованных авторами учебников для описания эпохи правления Сталина, позволил сделать следующие выводы.

  • В 2000-е гг. критика советского прошлого с позиций теории тоталитаризма, господствовавшая в учебниках 1990-х гг., исчезает. Авторы учебников в текстах обращают внимание на характерные для тоталитарных систем черты, но отказываются от использования термина «тоталитаризм».
  • Учебники 2000-х и 2010-х гг. имеют тенденцию к сокращению разделов, посвященных политическим репрессиям, в современных книгах реже по сравнению с книгами 1990-х гг. подчеркивается роль пропаганды и идеологической обработки в жизни СССР 1930-х гг.
  • С 2000-х гг. появляется тенденция к акцентированию внимания читателей на позитивных явлениях, положительных результатах экономического развития на фоне отказа от критики тоталитаризма.

Это позволяет говорить о том, что историческая политика, которая реализуется через учебники истории, совпадает хронологически и по направлениям с общегосударственной исторической политикой (в рамках рассмотренной темы – истории СССР 1930-х гг.).

Полный текст магистерсткой диссертации Андрея Шитова доступен по ссылке.

Научный консультант – доктор педагогических наук, профессор, научный консультант школы «Унисон», член-корреспондент РАО Олег Лебедев.



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости





























































Поделиться