Дословно // Статья

Полезная бюрократия

На завершающей секции экспертного семинара по обсуждению подходов и механизмов оптимизации документарной нагрузки педагогов общеобразовательных организаций, состоявшегося 29 ноября 2019 года в МГППУ, российский психолог, ректор МГППУ Аркадий Марголис высказал своё мнение о проблеме отчётности, её источниках и целесообразности.

Полезная бюрократия
Фото: hr-portal.ru

Наши бьют все рекорды

Система подотчетности, которая называется английским словом accountability, у нас в стране не имеет никаких сдерживающих механизмов, которые позволили бы обеспечить необходимой для управления информацией. Подотчетность превращается в калейдоскоп различных дополнительных нагрузок запросов и отчетов. Как правило, сроки удовлетворения запроса – вчера, и это нарушает плановый характер любой работы. Несмотря на то что декларируется переход на цифровой формат информации, мы не видим никаких доказательств того, что это состоялось. Доля бумажного документооборота не снижается, и есть показатели, которые говорят о том, что речь идет о дублировании. В то же время, по социологическим опросам, уровень стресса среди педагогов не является зашкаливающим.

Это ни о чём не говорит, кроме одного – наши учителя бьют все рекорды по уровню социального конформизма, давая не просто желаемые ответы, а побивая все рекорды в этом плане.

С другой стороны, у нас есть экспертные мнения, которые показывают, что уровень стресса, который испытывают учителя, огромен. Невозможно ничего планировать, потому что постоянно сыплются бумаги из различных мест, со сроком ответа «в кратчайшее время». Всё это создаёт ситуацию цейтнота и порождает стресс. Также это объем неоплачиваемой дополнительной работы, а из-за рекордно сжатых сроков – формальное заполнение ответственной информации.

Что за границей?

По сравнению с зарубежными учителями наши, во-первых, жалуются меньше, во-вторых, жалуются на другие вещи. С чем же связан основной объем работы среднестатистического зарубежного учителя? Не с тем, что на него валятся бумаги о том, какие спортивные мероприятия провел его класс на прошлой неделе, с полным отчетом и статистикой. Основной объем бумажной работы зарубежных стран связан с процедурой оценивания работ учащихся, на это тратится до сорока процентов рабочего времени среднего англосаксонского учителя. Это имеет определенное рациональное объяснение. В большинстве этих стран аналог Рособрнадзора действует по-другому. У них сохранился социальный институт инспекторов, которые приходят на урок и анализируют деятельность учителя, что требует серьезной подготовки. Инспекторы чаще всего смотрят не просто образовательные результаты в цифровой среде, как принято у московских коллег.

У зарубежных инспекторов просмотр результатов связан с попыткой понять, что значат эти результаты.

Инспектор также смотрит работы учащихся и их оценивание. Это очень трудозатратная деятельность, если вы не просто ставите плюсики и минусики и выводите оценку, как это происходит в 90% случаев, а должны написать подробный текст с комментарием по поводу того, что ребенок не понял и на что ему нужно обратить внимание, чтобы проделать работу над ошибками, которая почти исчезла из наших школ. Далее дети делают работу над ошибками, учитель снова анализирует и пишет комментарий, и такой цикл повторяется несколько раз.

Какое отношение это имеет к нам?

Национальные цели образования, которые сформулированы соответствующим указом президента и национальным проектом, ориентируют на очень высокий уровень достижений, которые должна продемонстрировать система образования. Достичь этого без совершенно другого уровня индивидуализации педагогической деятельности невозможно. У нас довольно большая доля детей имеет высокие результаты, но мы не можем продвинуться дальше, используя исключительно эту когорту детей. Проблема в том, что у нас не меньше детей, которые демонстрируют очень низкие образовательные результаты.

Но у нас нет ни времени, ни места на организацию этой индивидуализации, потому что всё занято абсолютно бессмысленной бюрократией.

Бюрократия бывает двух типов – нужная системе управления, которая зачастую сама не очень понимает, зачем она требует это и как это использует. И бюрократия, которая направлена на решение содержательных профессиональных задач. Если мы в короткой перспективе не найдем решения, как разобраться с этим валом документарной нагрузки, мы не сможем найти ресурсы для разумной индивидуализации.

Откуда берётся отчётность?

Многочисленные исследования показывают, что первая причина – это запросы с высшего уровня, а вторая причина, психологическая, – это иллюзия цифрового комфорта. Многим кажется, что, если они собрали всё, что можно собрать по данным про какой-то процесс, то у них психологически возникает ощущение, что процесс под контролем. При этом понятно, что на самом деле это иллюзия комфорта. В погоне за иллюзией своего руководительского комфорта вы создаете такое количество отчётов, что толкаете объект ваших запросов на фальсификацию ответов. Вы создаёте условия, когда система вынуждена подстраиваться под этот вал и генерировать недостоверную информацию.

Получается такой же эффект, как в физическом принципе Гейзенберга: чем точнее мы пытаемся определить местоположение элементарной частицы, тем большее возмущение мы вносим в её следующее положение. Чем больше вы хотите снять информации с того, что происходит в школе, тем больше неопределенности вы вносите в то, что будет в ней происходить. Получается, что до некоторой степени это изначально бессмысленно. Поэтому нужно определить разумное соотношение необходимой для управления информации и отличить это от желания тотального контроля. Вам нужна ровно та информация, которая нужна для принятия решения. Остальное не нужно. Вы не должны её запрашивать внепланово, чтобы люди всё побросали и начали вам её предоставлять. В некоторых странах, например, вводится отчетная неделя, которая проходит раз в год. Все знают, что в такой-то месяц происходит сбор информации, и все выкладывают необходимую информацию на сайт к этому времени.

Сборы информации ради сборов информации бессмысленны

Наша задача – разобраться не только в перечне собираемой информации, но и со способами и принципами её сбора. Просто так снимать любую информацию – это вещь очень далёкая от принципов эффективного управления информационными ресурсами. Не менее важным является использование собранной информации школой и учителем.

Нейтральные сборы информации оказываются бессмысленными. Нужно понимать, для чего она вам нужна: для принятия управленческих решений или чтобы эта информация была полезна конкретному учителю? Какие действия могут возникнуть у конкретного учителя, кроме того что его будут ругать или хвалить за достижение или недостижение результатов?



Новости





























































Поделиться