Хроника происшествий // Статья

Хроника выживания авторской школы Щетинина

Некоторые считают, что мы в «Вестях образования» слишком много внимания уделяем трагедии лицея в Текосе.

Хроника выживания авторской школы Щетинина
Фото: газета-южнопортовый.рф

Но разрушение школы Щетинина – это не просто отдельный случай бюрократического недомыслия. Это атака на авторскую педагогику, на инновационные проекты, на важный источник развития отечественной педагогики.

На фоне парадных конкурсов и форумов, создания масштабных и супердорогостоящих заведений для одаренных и избранных закатывается в асфальт созданная руками детей, учителей и родителей модель воспитания и образования для всех.

Мы будем подробно, в деталях рассказывать обо всем, что происходит.

Надеемся на здравый смысл и понимание общественной ценности и государственного интереса в этой истории.

Но шансов на спасение школы все меньше и меньше с каждым днем.

В одном из опечатанных приставами корпусов Лицея случилось затопление после ремонта поселковой системы водоснабжения в системе поднялось давление, соединение не выдержало. Войти в опечатанное помещение нельзя, не войти невозможно: здание, мебель и оборудование, за которые отвечает Лицей, погибнет.

Это символ происходящего сегодня в Лицее. Необъяснимая жестокость и непоправимый вред – имуществу, детям, стране.

Кому это нужно, в чем польза?

С 30 августа 2019 года школа академика Щетинина в Краснодарском крае опечатана. Претензий к учебному процессу у властей нет, но «Лицей-интернат комплексного формирования личности детей и подростков» наказан приостановкой деятельности на 90 суток за два «грубейших» нарушения:

– отсутствие документов о праве собственности РФ на два здания, за регистрацию которых должно нести ответственность Федеральное агентство по управлению государственным имуществом. Почему за это наказывают Лицей – загадка.

– отсутствие у Лицея заключений Роспотребнадзора и Госпожнадзора на четыре других оборудованных современной системой пожарной безопасности корпуса, имеющих статус жилых помещений и всю необходимую документацию. Но требуемые властями заключения не выдаются на жилые помещения, а для перевода корпусов в другой статус необходимо длительное время. Поэтому использование этих четырех корпусов Лицей прекратил по первому же замечанию проверяющих до получения всех нужных разрешений. Но Лицей продолжают обвинять в несуществующей угрозе жизни и здоровью лицеистов.

И довеском к «грубейшим» пошли нарушения, за которые законом не предусмотрены ни приостановка деятельности, ни лишение лицензии. Такие как недостаточное, на взгляд проверяющих, число учебников и плакатов у детей, из года в год демонстрирующих высокие результаты ЕГЭ выше средних показателей по Краснодарскому краю; отсутствие гимнастического козла у ребят, которые славятся высоким уровнем физической подготовки, и разлетевшийся по СМИ факт отсутствия на момент проверки у хореографа Лицея, преподающего горские танцы, диплома хореографа.

О, сколько возмущения и насмешек вызвал «облицовщик-плиточник», преподающий в Лицее хореографию! А о том, что речь идёт о заслуженном артисте Республики Ингушетия, лауреате Артиады народов России, который имеет награды за вклад в развитие культуры Кабардино-Балкарии, который являлся главным балетмейстером Государственного академического ансамбля танца Кабардино-Балкарии «Кабардинка», проходившем обучение в Высшей профсоюзной школе культуры (ныне Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов), объездившем весь мир с гастролями Суламбеке Кучмазокове – об этом обвинители ничего не говорят.

Считают, видимо, несущественными такие подробности. Не так эффектно выглядят тогда их насмешки.

Все выявленные многочисленными проверяющими недочёты и нарушения полностью были устранены Лицеем. Докуплены учебники, плакаты, оборудование для спортзала, Суламбек Кучмазоков получил подтверждающий его высокую квалификацию диплом. 10 сентября адвокат Лицея сообщил о выполнении всех требований Краснодарскому суду, представив подтверждающие документы. Но Лицей остаётся опечатанным, а на родителей продолжают оказывать давление, требуя переводить детей в другие школы.

11 сентября Министерство образования, науки и молодежной политики Краснодарского края издало указ о приостановлении действия лицензии на образовательную деятельность, выданной Лицею 10 марта 2015 года. Срок приостановления – с 30 августа по 27 ноября 2019 года. Заметьте – нарушения устранены, лицензия отозвана. Логично?

12 сентября Лицей подал ходатайство в Геленджикский городской суд о досрочном прекращении административного приостановления деятельности в связи с тем, что обстоятельства, послужившие основанием для приостановления, в полной мере устранены.

16 сентября в Лицей снова приезжают представители из Управления образования администрации города Геленджик и представители отдела по делам несовершеннолетних, чтобы «обеспечить перевод детей в другие образовательные организации». Встреча происходит на площадке для занятий хореографией, под открытым небом. При этом у Лицея имеется здание, зарегистрированное в установленном порядке, к которому нет никаких замечаний, но и оно опечатано приставами.

17 сентября Лицей подаёт в Службу приставов ходатайство об открытии зданий, которое было проигнорировано.

В этот же день в Лицее обнаружили, что стена одного из корпусов намокла – внутри явно потоп. Но здание опечатано, и за вскрытие – уголовная ответственность.

Работники Лицея звонят судебному приставу, но он, как обычно, игнорирует звонки из Лицея. Уникальный корпус-терем затапливается изнутри, а попасть в него и спасти имущество – нельзя.

Работники Лицея вскрывают пломбу, снимая весь процесс на видеокамеру, и обнаруживают, что в корпусе прорвало гибкую подводку к душу, когда после ремонта центрального водоснабжения в поселке дали слишком большое давление. Пострадали стены, ламинат. Работники взялись за срочный ремонт и сообщили приставам о вскрытии здания. Пристав прибыл спустя пять часов, чтобы всё задокументировать и снова опечатать.

18 и 19 сентября Лицей снова подаёт ходатайства в адрес Геленджикского ГОСП УФСС по Краснодарскому краю об открытии зданий и помещений для выполнения финансово-хозяйственной деятельности Лицея во избежание нарушения Лицеем действующего законодательства Российской Федерации. Ведь Лицей по закону обязан платить в срок зарплату, перечислять деньги по заключённым договорам по закупке того, что потребовали проверяющие, представлять оперативную отчетность по запросам Министерства просвещения. С опечатанными в административном здании документами, всей бухгалтерией Лицей не может выполнять распоряжения министра: осуществить приемку закупленных учебников, выдавать личные дела детям, которых требуют переводить в другие школы, и выполнять другие распоряжения, продолжающие поступать из министерства.

Оказывается, наши Министерства образования и просвещения могут сначала, не предоставив законную возможность устранить недочёты, наказать – опечатать здания и документы, в них находящиеся, а потом требовать эти документы и работу по ним. Логично?

19 сентября Лицей направляет обращение в Министерство просвещения Российской Федерации на имя министра Васильевой О.Ю. В обращении – информация о сложившейся ситуации и просьба во избежание нарушения Лицеем действующего законодательства РФ ходатайствовать в адрес Геленджикского ГОСП УФСС по Краснодарскому краю о немедленном предоставлении доступа в помещения Лицея с целью осуществления финансово-хозяйственной деятельности и ежедневного делопроизводства. А также для продолжения исполнения распоряжения Министерства просвещения РФ от 7 августа 2019 года № Р-78 «Об организации мероприятий по устранению обстоятельств, препятствующих осуществлению образовательной деятельности в федеральном государственном бюджетном общеобразовательном учреждении “Лицей-интернат комплексного формирования личности детей и подростков”».

Четыре ходатайства в службу приставов и обращение к министру остаются без ответа до сих пор. По закону судебные приставы должны ответить на них в течение 30 дней. Зато в Лицей звонят из Министерства посвещения и требуют закон не нарушать, распоряжения выполнять в срок, а не то полагается наказание. Но на вопрос – как это сделать с опечатанными помещениями – не отвечают.

20 сентября Лицей получает отказ из Геленджикского городского суда на ходатайство от 12 сентября 2019 года о досрочном прекращении административного приостановления деятельности в связи с тем, что «постановление Геленджикского городского суда от 19 июля 2019 года в настоящее время в законную силу не вступило, так как подана апелляционная жалоба в Краснодарский краевой суд и дело в настоящее время в Геленджикский городской суд не возвращено». Оказывается, решение о приостановке деятельности Лицея в законную силу ещё не вступило. Но Лицей опечатан судебными приставами уже месяц назад. Логично?

Но в Лицее не умеют сдаваться, и ходатайство подано вновь.

К тому же 25 сентября Лицей обратился в Геленджикский суд с заявлением о разъяснении способа и порядка исполнения постановления суда, чтобы получить ответы на следующие вопросы:

1. Мог ли пристав опечатывать все помещения, в том числе бухгалтерию и другие административные здания?

2. Мог ли он выселять детей и закрывать интернат?

3. Распространяется ли решение суда на главный и самый большой корпус Лицея – «Святогор», на который оформлены все необходимые документы и получена лицензия?

В понедельник, 30 сентября, прошли сразу два судебных заседания: по ходатайству Лицея о досрочном прекращении приостановления деятельности и по заявлению о разъяснениях. Решение суда – ходатайство лицея отклонить, а разъяснения суд давать отказался.

Адвокаты готовят кассационную жалобу на решения Геленджикского и Краснодарского судов.

Лицей еще жив, но состояние его критическое.



Комментарии экспертов

Новости





























































Поделиться