Неравенство // Статья

Тестирование: отменить нельзя улучшить?

Тесты стали неотъемлемой частью школьной жизни. Способствуют ли они развитию неравенства? Как меняют содержание образования? Как семьи адаптируются к этой системе? Предлагает ли наука альтернативу традиционным тестам? На эти и другие вопросы отвечают в своей статье младшие научные сотрудники Центра общего и дополнительного образования имени А.А. Пинского Юлия Керша и Роман Звягинцев.
  • 14 апреля 2021

Тестирование: отменить нельзя улучшить?
Иллюстрация: weforum.org

Довольно трудно сейчас представить себе образовательную систему, в которой не используются стандартизированные тесты для оценки качества образования. Подобные методы позволяют довольно быстро оценить знания большого количества учащихся с наименьшими затратами. Наличие одинаковой формы позволяет избежать несправедливой оценки, которая была присуща, например, устным вступительным экзаменам, дает возможность объективно сравнивать результаты учащихся между собой, оценивать результаты выпускников. Примером теста с высокими ставками может быть ЕГЭ, который во многом решает дальнейшую судьбу выпускников.

Тем не менее наряду с преимуществами тесты имеют недостатки.

Данные исследований показывают, что определенные группы детей стабильно получают более низкие баллы по большинству предметных тестов в разных странах мира. Действительно ли эти группы школьников повсеместно имеют уровень способностей ниже, чем у остальных сверстников, или же проблема смещения результатов кроется в инструменте, который мы используем для оценки?

«По образу и духу своему»

Какие причины смещений существуют?

Чтобы ответить на этот вопрос, следует для начала обратиться к истокам – процессу разработки теста. Созданием такого инструмента занимаются специалисты – тестовые разработчики или психометрики. Учитывая специфику подобной деятельности, на такой должности чаще всего находятся люди с высшим профильным образованием, высоким уровнем культурного капитала и сравнительно высоким социально-экономическим статусом (СЭС). В процессе создания теста разработчики неизбежно транслируют свои нормы, представления и ценности в инструмент. Любой разработчик, как бы он ни хотел обратного, будет создавать тест в соответствии со своими собственными представлениями и знаниями. Это может быть отражено в словах, которые используются для формулировки вопросов, изображениях или, например, контексте заданий. Сформированные задания будут ближе и проще для школьников из схожего культурного и социального контекста с разработчиками.

Одним из примеров подобных смещений является использование трудных слов и оборотов в заданиях по математике.

Несмотря на одинаковые способности к математике, вероятность справиться с таким заданием будет выше для учащегося, который в повседневной жизни чаще сталкивается с такими языковыми конструкциями. А это, в свою очередь, приводит к несправедливой оценке – ведь тест должен оценивать исключительно способности в области математики, а не языка.

Чаще всего в тестах встречаются смещения, которые способствуют тому, что лучше всего с тестированием справится:
  • школьник, для которого язык заданий является родным, независимо от навыка, который оценивается тестом;
  • представитель той же культуры и социального статуса, что и разработчик заданий;
  • скорее мальчик, чем девочка (но может зависеть от предметной области);
  • школьник, стратегия решения задания для которого совпадает с представлением разработчика о подходе к решению проблемы.

Двойная ловушка неравенства

Итак, тесты могут повышать вероятность успеха для одних групп учащихся и понижать ее для других. Важно подчеркнуть, что экзамены с высокими ставками, которые проводятся в России в формате стандартизированного теста (ОГЭ и особенно ЕГЭ), имеют значительное влияние на судьбу всех участников образовательного процесса, начиная с конкретного ученика и заканчивая руководителями органов власти в регионах. Поскольку тесты стали основной формой объективной оценки знаний учащихся и качества образования, их результаты повсеместно используются для принятия решений в сфере образовательной политики. На основе результатов экзамена оценивается качество школы, они учитываются при формировании зарплаты учителя, составлении рейтингов, распределении грантов и так далее. Помимо прямых денежных выплат в виде грантов школы с более высокими рейтингами привлекают родителей с большим количеством ресурсов, что также благоприятно сказывается на ситуации.

Ожидая, что основной оценкой их деятельности станут результаты тестирования, школы приспосабливают свои практики, чтобы повысить средние результаты. Это приводит к двум негативным типам последствий:

  • Усиливается сегрегация среди школ. То есть в благополучных школах растет число учащихся с высоким социально-экономическим статусом, а в неблагополучных –наоборот. Так воспроизводится неравенство в системе образования.
  • Получают распространение практики селекции. Чтобы как-то компенсировать низкие средние баллы, школа старается перевести наименее подготовленных учащихся на неакадемическую траекторию, например, в СПО после 9-го класса.

Усилению неравенства в данной ситуации будет способствовать тот факт, что школы с высоким числом учащихся из неблагополучных семей заведомо получают меньше шансов на высокие результаты по тестам. А ученики, изначально находящиеся в неблагоприятной для успеха ситуации, попадут в двойную ловушку неравенства. Поскольку результаты Единого государственного экзамена используются для дальнейшего поступления в вузы, их шансы на качественное высшее образование упадут вместе с их баллами.

Сейчас в связи с пандемией COVID-19 мы наблюдаем изменение процедур прохождения итоговой аттестации – с 2020 года ЕГЭ сдают только те, кто собирается поступать в вуз. Пока неясно, как это скажется на школьных практиках подготовки детей, но потенциально это может снизить давление на участников образовательного процесса.

Однобокое развитие и «натаскивание на экзамен»

Тесты во многом определяют, что и как будут учить школьники. Это может приводить к неочевидным последствиям для образовательного неравенства. Так происходит из-за того, что тестирование по определению не может проверить знания по всем предметам с одинаковой степенью точности. Например, разработать тест по математике проще, чем измерить способности ученика в музыке или искусстве. По этой причине ряд предметов занимает все меньше места в учебной программе – на них не хватает времени и нет инструментов измерения их результатов. И здесь мы снова столкнемся с усилением неравенства. Эти предметы, необходимые для всестороннего и гармоничного развития личности, за пределами школы будут доступны только детям из семей с достаточными ресурсами. Одновременно с этим, для детей из менее благополучных семей школа потенциально остается единственным местом для участия в такой деятельности. Отсутствие фокуса на ряде предметов также ограничивает возможности детей из семей с низким социально-экономическим статусом для реализации своего потенциала, проявления способностей и самостоятельности. Культура нацеленности на результаты в определенных предметах в школе смещает внимание с интересов школьников на их достижения, что не отвечает запросам разностороннего контингента учеников.

Помимо этого, в школе могут быть сильно изменены преподавательские практики с целью повышения результатов экзаменов. Нередко процесс обучения в современной российской школе начинают презрительно называть «натаскиванием на экзамен». К выпускным классам учителя концентрируются скорее на развитии навыков решения тестов, нежели на содержании школьных предметов.

Разные семьи – разные ресурсы

Отдельно следует осветить ключевые стратегии, к которым прибегают семьи с разным уровнем ресурсов в связи с ростом значимости тестов. Именно в различиях этих стратегий кроется еще один механизм воспроизводства неравенства. Традиционно семьи с высоким уровнем образования и достатка придают большее значение образованию своих детей. Забота о поступлении в хороший вуз толкает родителей на использование ресурсов для дополнительной подготовки детей к сдаче экзамена. Основной стратегией становится использование услуг репетиторов или посещение дополнительных курсов. Для учащихся из неблагополучных семей с низким доходом и меньшими образовательными ресурсами подобные услуги зачастую оказываются недоступными. Возникает ситуация, в которой усилению неравенства способствует возможность родителей, имеющих ресурсы, инвестировать средства в подготовку к экзамену. Особое значение это имеет в контексте экзаменов с высокими ставками, поскольку именно они важны для формирования дальнейшей образовательной траектории.

Альтернатива есть!

Может показаться, что все описанные недостатки тестов должны приводить к абсолютно однозначному решению – их отмене. Но давайте не будем спешить и подойдём к вопросу с логикой, часто применяемой в медицинских разработках и исследованиях. Является ли разработанное лекарство идеалом и панацеей? Нет, но работает ли оно лучше, чем другие имеющиеся аналоги / препараты, которые существовали до него? И вот здесь мы уже вынуждены констатировать, что да, работает. Любые форматы экзаменов с высокими ставками, существовавшие раньше, были хуже, если говорить про их вклад в образовательное неравенство. Например, введение ЕГЭ позволило обеспечить более равный доступ к высшему образованию для детей с низким социально-экономическим статусом. Кроме того, сплошное образовательное тестирование при наличии доступа к данным позволяет выстраивать адресную образовательную политику в отношении наиболее нуждающихся школ.

Сейчас необходимо думать не о том, чтобы отменить тесты, а о том, чтобы устранять существующие в них недостатки. В данный момент психометриками предлагаются альтернативные форматы тестирования, существенно снижающие влияние культурного статуса ученика или его языка на результаты теста.

Примерами могут быть решения задач в VR-среде, где описание задания даётся через визуальные образы, а не текстовые материалы. Помимо этого существуют и другие новые методики разработки стандартизированных тестов – Evidence-centered design, адаптивное тестирование, альтернативные формы экспертной оценки там, где без неё нельзя обойтись (при оценке открытых заданий, например), которые пока только входят в повестку и вряд ли будут быстро приниматься традиционно консервативной системой образования.

Наряду с совершенствованием тестирования как формы Государственной итоговой аттестации важно широко использовать так называемое формирующее оценивание, целью которого является не только измерение предметных навыков и предоставление формальной обратной связи, но и качественное раскрытие учащемуся его текущего уровня знаний и умений и их развитие. Например, в качестве одного из типов формирующего оценивания учителями используется групповое оценивание одноклассников в ходе работы в классе. Подобные методики способны не только больше рассказать учителю о потребностях учащихся, но и повысить инклюзивность образования для детей с разными характеристиками.

Юлия Керша и Роман Звягинцев



Новости





























































Поделиться