Качество образования // Статья

Человеческие судьбы, архивные материалы, живая история

Социолог, ведущий научный сотрудник МГПУ Любовь Борусяк – о проектной деятельности, которая может быть интересной, серьёзной и полезной.

Человеческие судьбы, архивные материалы, живая история
Фото: душевная.москва

Любовь Борусяк провела серию интервью с замечательными учителями. Эти истории показались ей столь интересными и полезными, что она решила поделиться ими в «Вестях образования», где (с согласия учителей, конечно) будет давать фрагменты интервью или собственный анализ методов и приемов, которые используют её респонденты.

Российские школьники в течение многих лет изучают историю. Тем не менее у большинства из них не формируются представления об историческом процессе, и это острая проблема современного российского образования. А уж возможность для подростков проводить собственные исторические исследования тем более вызывает сомнения. Для этого нужно не только хорошо знать историю, но и обладать серьезными навыками работы с архивными документами. Тем не менее, начиная с 1999 года тысячи школьников приняли участие в проекте Международного общества «Мемориал» «Человек в истории. Россия – XX век», где представляли вполне серьезные исторические исследования событий ХХ века. Конечно, для проведения исторических исследований старшеклассникам обязательно нужна помощь учителя. Если у них есть стремление такими исследованиями заниматься, а учитель готов им в этом помочь, школьные проекты могут иметь не только образовательную ценность, помочь школьникам лучше понять историю, эти проекты могут иметь самостоятельную научную и не только научную ценность.

Московский учитель истории и обществознания Александр Борисович Драхлер во время интервью говорил о том, что долгое время скептически относился к тому, что в обязательной для старшеклассников проектной деятельности они могут делать что-то действительно серьезное.

Он был уверен в том, что какие-то самостоятельные источники найти невозможно, а потому для ребенка это будет реферат, чего ему не хотелось бы.

Но оказалось, что это не так. Его старшеклассники в течение нескольких лет провели два серьезных исследования, а способствовали этому следующие обстоятельства. Во-первых, появилось очень много баз данных, связанных с Великой Отечественной войной: «Память народа», «Подвиг народа», «Мемориал» и другие. А во-вторых, на базе школы, где работает Александр Борисович, во время войны был сформирован Ростокинский рабочий батальон – московское ополчение осеннего формирования.

Вот что рассказал Александр Драхлер: «Мы задались целью разобраться, кто это такие и что там было. Выяснилось, что списки этого батальона осеннего ополчения уничтожены, списочного состава батальона нет. Вообще очень много документов, касающихся московского народного ополчения и жизни города Москвы в середины октября, было уничтожено, потому что была паника, город готовили к сдаче. Поэтому нам по крупицам пришлось это все восстанавливать. Но в результате мы с группой школьников, в общей сложности в этом проекте участвовали около 20 детей, восстановили практически полностью не просто список, а судьбы этих людей, а это порядка 190 человек. Мы очень активно сотрудничаем с родственниками ополченцев этой дивизии, ну и вообще по направлению “Московское народное ополчение”. И получалось, что кто-то занимается в общем этой темой, а у кого-то возникают какие-то более узкие направления в рамках этой темы исследования.

Одна наша девочка занималась ростокинскими девушками-медиками. Они воевали в составе дивизии, ушли добровольцами в Третью московскую коммунистическую стрелковую дивизию, а потом медиками работали. Вот про них отдельный проект был. Потом если попадались какие-то отдельные сюжеты, отдельные боевые действия, которые требовали более глубокого изучения, были ребята, которые этим занимались. В частности, они размотали такой сюжет: в Солнечногорске 22 ноября 1941 года два орудийных расчета 278-й отдельного артдивизиона дали бой и почти на сутки остановил продвижение немецких танковых войск. Они погибли, они получили ордена Красного Знамени. Но если бы рядом с ними оказался какой-нибудь журналист, то этот реальный подвиг стал бы, наверное, не менее известен, чем было в 316-й дивизии Панфилова. Но эта ситуация была под Солнечногорском. Сразу после войны там на площади был установлен памятник. В том числе и с фамилиями артиллеристов, но имена четырех бойцов на этом памятнике были написаны с ошибкой. Никто не обращал на это внимания, но вот мы когда этим занимались с ребятами, то обнаружили эту ошибку и добились того, что эти имена там были исправлены».

Когда этот проект был завершен, его участники окончили школу, подросли новые старшеклассники, которым хотелось тоже провести свое исследование. Так возник второй, не менее интересный проект:

«Я думал, над чем с ними работать, и нам тут случай помог. Дело в том, что родственники ополченцев Третьей московской коммунистической стрелковой дивизии собрали очень хорошую коллекцию дивизионных газет – в этой дивизии с 1941 по 1945 год выходила дивизионная газета. Понятно, что жила она день, но выходила часто – три раза в неделю. Что-то ребята нашли в архивах политотдела, что-то в каких-то других местах, но очень много газет было собрано. А каждая такая газета – это очень серьезный информационный материал. Понятно, что он не лишен пропаганды, но там и реальные судьбы, реальные лица, которые запечатлены на фотографиях в этих газетах. И у нас появился проект, который мы назвали “Газета с фронта, или "..с фотографий увядших глядят". Суть проекта в следующем: ребята получают копию этой газеты с фотографиями. Они по разным информационным источникам (по воспоминаниям ополченцев, по базам данных, по каким-то открытым другим источникам в интернете) изучают судьбу этого человека и пытаются найти его родственников, чтобы копию этой газеты передать в семьи. Вот почему называется проект “Газета с фронта”. Мы уже около 12 таких людей нашли. Не просто изучили всё про этих людей, мы находили родственников, мы приглашали их в школу, когда это было возможно, а в последние несколько недель дистанционно несколько газет передали. Семьи получали газеты про своих отцов, дедов. Конечно, это было очень важно, потому что специфика этих газет такова, что в семьи эти газеты попасть не могли. Как они могли попасть, если в газете написано: “После прочтения уничтожить”? Почему уничтожить? Потому что там очень много фактического материала, попади такая газета в разведподразделение вермахта, попади потом боец в плен, участь нашего солдата была бы решена сразу».

Нетрудно себе представить, что чувствовали родственники тех погибших, кого нашли ребята. Но не меньшие чувства и эмоции испытывали сами подростки, которые не просто научились работать с архивными материалами, но и соприкоснулись с человеческими судьбами, увидели, что их поиски помогли многим людям, поняли, что они заняты важным делом, что внесли свой вклад в историю страны.

В данном случае это не пафосные и не те высокие слова, которые часто звучат с трибун, но не вызывают отклика и воспринимаются как информационный шум. Это живое и эмоциональное соприкосновение с историей.

Читайте также:

Уроки для жизни. «Последний адрес»

«Нет ни одного школьного предмета, который никак не связан с другими»



Новости





























































Поделиться