Образовательная политика // Колонка

Просветительскую деятельность не надо путать с агитацией

17 февраля комитет Госдумы по науке и образованию подготовил поправки в законопроект о «просветительской деятельности» ко второму чтению. Изменится ли документ к лучшему? Об этом «ВО» рассказал первый зампред комитета по образованию и науке Олег Смолин.

Просветительскую деятельность не надо путать с агитацией

Законопроект продвигается ко второму чтению, несмотря на то что под петицией протеста на момент заседания комитета было собрано более 220 тысяч подписей.

В подобных случаях партия власти обычно идет навстречу пожеланиям общественности, откладывая в долгий ящик непопулярный документ. Так поступили с проектом закона о перераспределении полномочий в области электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, хотя он не содержал в себе ни пользы, ни вреда.

Он просто предполагал, что за электронное обучение в школах и колледжах отвечает Минпрос, а в вузах – Министерство высшего образования и науки. Но люди выражали недовольство, и депутаты отложили его рассмотрение.

В данном случае ситуация другая: пока рассмотрение законопроекта во втором чтении было отложено всего лишь на три дня, по планам – на 9 марта.

На мой взгляд, дело не в том, кто подписал этот законопроект, а в том, кто на нем настаивает.

Есть версия, что это представители силовых структур или администрации президента.

Кому нужен этот законопроект? Во-первых, депутатам Госдумы и сенаторам – членам комиссии по противодействию иностранному влиянию – нужно отчитаться о своей деятельности, и этот закон станет такой формой отчетности. Во-вторых, законопроект отражает общее настроение шпиономании в нашей стране.

Справедливости ради стоит отметить, что шпиономания распространена не только у нас. Например, в течение всего президентского срока Трампа подозревали, что он чуть ли не агент Москвы.

Уверен, что законопроект не достигнет поставленной цели в том смысле, что иностранное влияние в сфере российского образования и науки и без того незначительно, времена фонда Сороса давно прошли.

Вообще просветительскую деятельность не надо путать с агитацией. Просветительская деятельность – это именно информирование в области науки, культуры и других областях деятельности.

Видимо, авторы законопроекта этого не понимают и трактуют всю просветительскую деятельность как неформальное образование.

На заседании комитета по образованию и науке законопроект обсуждался бурно. Отчасти была принята одна моя поправка, согласно которой учебные заведения регионального и муниципального ведения не обязаны согласовывать свою международную деятельность с федеральным Министерством просвещения, а только со своими учредителями – региональными или местными органами власти. Это должно упростить задачу, однако порядок, условия и формы согласования будут прописаны в специальном правительственном документе.

Закон вызывает беспокойство и со стороны представителей сферы культуры. Первый зампред комитета культуры Госдумы Александр Шолохов предложил вывести из-под юрисдикции закона учреждения культуры, для которых просветительская деятельность является основной, но поддержки это предложение не получило.

В целом законопроект остался прежним по духу и букве.

Он порывает с российской традицией просвещения, которое всегда понималось положительно и нуждалось в поддержке, а не в ограничениях и запретах, как это происходит сейчас.

Кроме того, законопроект противоречит ранее заявленной Правительством линии на сокращение отчетности в системе образования, науки, культуры, поскольку от учебных заведений, научных организаций, музеев потребуется масса усилий, для того чтобы согласовать свою международную деятельность с органами власти, а от последних потребуется масса времени и сил для анализа всех этих международных соглашений.

Я остаюсь при своем мнении: пользы от законопроекта не будет, а вред он принесет очень ощутимый.



Новости





























































Поделиться