Качество образования // Тема дня

«Не считай шаги, взбираясь на небо!»


«Не считай шаги, взбираясь на небо!»
Иллюстрация: medium.com

Недавно мне довелось побывать на одном мероприятии по патриотическому воспитанию, на котором под гром барабанов и труб маршировали дети в одинаковых формах и пилотках. Казалось, что сработала машина времени, которая унесла меня во времена моего пионерского детства.

Но на другом педагогическом полюсе применяются совсем иные, очень тонкие инструменты воспитания, которые могут служить достойным примером для современных школ.

Об этом рассказал директор московской школы «Класс-Центр» Сергей Казарновский 17 декабря на заседании клуба «Норма и деятельность».


«Смысл образования – поиск истины, поиск согласия, нахождение основ счастливой жизни»

Открывая обсуждение, научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский напомнил наиболее яркие цитаты классиков педагогики.

Василий Cухомлинский писал о том, что ни один ребенок не должен себя чувствовать и осознавать неудачником.

«Если только эти мысли зародились в детской голове – ребёнок больше не ваш воспитанник, и семья его – отец и мать – выпали из сферы вашего воспитательного влияния», – предупреждал великий педагог.

Шалва Амонашвили в своей книге «Здравствуйте, дети!» рассказал о том, какое значение он придавал ежедневному приветствию. Каждое утро, входя в класс, он произносил слова «Здравствуйте, дети!» с новой интонацией: то строго по-деловому, то слишком приподнято, празднично, а иногда беспечно.

Олег Газман разработал несколько гуманистических правил, в их числе:
  • ребенок не может быть средством в достижении педагогических целей;
  • самореализация педагога – в творческой самореализации ребенка;
  • всегда принимай ребенка таким, какой он есть, в его постоянном изменении;
  • не унижай достоинства своей личности и личности ребенка;
  • признавай право на ошибку и не суди за нее;
  • умей признать свою ошибку;
  • защищая ребенка, учи его защищаться.

«У нас нет другого пути воспитания хороших детей, кроме одного: перевоспитываться самим. Каждый раз, когда мы замечаем какой-то недостаток в характере или в поведении сына, стоит задуматься: чей это недостаток? Сына или ваш? Задуматься, чтобы направить воспитательные усилия по адресу», – писал Симон Соловейчик.

Михаил Щетинин считал, что дети являются авторами образовательного пространства, которое они создают совместно с педагогами. Он был убежден, что «смысл образования – поиск истины, поиск согласия, нахождение основ счастливой жизни, определение, что такое счастье».

«Воспитывает не факт, а образ»

Этими истинами руководствуется и директор центра образования № 686 «Класс-Центр» Сергей Казарновский, но есть и другие принципы, на которых строится деятельность его школы.

Прежде всего вслед за выдающимися педагогами он считает, что невозможно отделить воспитательный процесс от образовательного, и воспитание, по его мнению, происходит ежедневно и ежеминутно, когда учитель общается с детьми – во время уроков и после них.

А внешкольное время в школе «Класс-Центр» насыщено событиями – спектаклями, концертами, дискуссиями, встречами с интересными людьми.

Искусство – важнейшая часть образовательного процесса, поэтому вслед за поэтом Иосифом Бродским Сергей Зиновьевич повторяет: «Эстетика – мать этики», а эмоции – это важнейший способ коммуникации человека с миром.

Неписаные девизы его школы: «Не только знать, но и чувствовать», «Воспитывает не факт, а образ», и все школьное пространство – от туалетов до кабинета директора – имеет воспитательное значение.

Поэтому вопреки известному лозунгу – «Чисто там, где не сорят», Казарновский утверждает: «Чисто там, где все время метут».

В качестве доказательства он привел пример из жизни своей школы, где между этажами располагался вентиляционный короб, и все проходившие мимо него бросали туда мусор. И тогда он попросил рабочих сделать над этим коробом наклонную плоскость, и бросать на нее бумажки стало уже неудобно, так как они скатывались на пол.

Так появился «принцип наклонной доски».

Уроки по Станиславскому

«Урок – это самое лучшее пространство для воспитания», – убежден Сергей Казарновский.

Нас никто не учил мотивировать детей. Ученики должны сопереживать тому, что происходит на уроке. Или вы транслируете знания, или вы делитесь с детьми своими знаниями. Это вопрос взаимовоспитания.

И поскольку искусство является важнейшим элементом образовательного процесса в «Класс-Центре», то и урок здесь режиссируется, как спектакль по системе Станиславского, а вместо унизительной системы оценивания успеваемости детей в школе Казарновского разработана разнообразная система рейтингов, позволяющих отметить способности и достижения детей в тех или иных сферах деятельности.

«У каждого облачка есть свой серебряный краешек»

«Класс-Центр» – одна из первых школ в Москве, где появились пандусы и лифты для детей с ограниченными возможностями здоровья, и в работе с такими учениками здесь руководствуются правилом: «Инклюзия не происходит за партой, а во внешкольной деятельности, в дополнительном образовании, в загородных лагерях».

«Это взаимодействие и соучастие и дает ту самую толерантность, когда дети учатся жить рядом с непохожими на себя, не замечая чужих недостатков», – подчеркнул Сергей Казарновский.

Он считает, что самая главная приставка в русском языке и в жизни – «со»: сочувствие, сострадание, содействие, соучастие, сопереживание. Об этом напоминают плакаты на стенах школы и один из главных девизов: «Нам не все равно!» И это не просто декларация, а повседневная реальность.

Но это не означает, что в «Класс-Центре» не происходит конфликтных ситуаций: здесь, как и в любой другой школе, учатся обычные дети со свойственными им недостатками.

Они имеют склонность к буллингу и вредным привычкам, и все эти явления надо открыто и честно обсуждать.

«Педагог – это тот, кто решил и смог посвятить свою жизнь бесконечным разговорам с детьми», – убежден Казарновский.

Причем эти разговоры должны происходить в неформальной обстановке, а не на официальном собрании в классе или в актовом зале.

В «Класс-Центре» такие обсуждения проходят на так называемых «директорских переменах», на которые собирается вся школа. Это спонтанное, незапланированное событие, которое предваряется или прослушиванием органной музыки, или, например, просмотром эпизода из фильма Ингмара Бергмана «Волшебная флейта», в котором показаны лица зрителей перед началом сеанса. Это одухотворенные лица людей разного возраста, разных национальностей, и, глядя на них, дети настраиваются на размышления о той или иной важной проблеме.

Не менее важно, по мнению Сергея Казарновского, и воспитание родителей, поскольку без их поддержки не обойтись в совместной работе.

Родители – частые гости в школе, они принимают активное участие в мероприятиях и в обсуждении разных вопросов.

«Личность с первой минуты»

Это один из главных принципов деятельности «Класс-Центра».

В свое время Сергей Казарновский обратил внимание на одиночество первоклассников на празднике «День знаний» 1 сентября, когда они стоят в сторонке с букетами цветов. И тогда он придумал жилетки с именами для каждого, впервые переступающего школьный порог.

«И в школу они уже входят со своим именем, становясь членами школьного сообщества», – подчеркнул педагог.

Для оканчивающих школу тоже существует особый ритуал: на последнем звонке в окнах появляются фотографии всех выпускников этого года, и потом они висят все лето и даже в сентябре.

«Не считай шаги, взбираясь на небо!» – такими словами провожают выпускников «Класс-Центра».

Конечно, рамки выступления не позволяли Сергею Казарновскому раскрыть все нюансы и секреты образовательной деятельности его школы. Особого анализа заслуживает опыт метапредметного образования, цель которого – формирование у детей целостной картины мира, и встречи с известными деятелями искусства (например, в школе действует «Университет Александра Филиппенко»), и другие тонкие технологии, которые его педагогический коллектив использует в своей работе.

От программы до уклада

Можно расценивать достижения школы Казарновского как единичные, исключительные и не воспроизводимые на практике других учебных заведений.

Однако в своем выступлении член-корреспондент РАО, руководитель проекта «Апробация и внедрение Примерной программы воспитания» Наталья Селиванова постаралась обобщить опыт самых разных школ, достигших успехов в воспитании.

Какие особенности их объединяют?

Во-первых, эти школы часто возникали вопреки той системе, в которой они находились. Каждая из них имела свою концепцию воспитания и программу ее реализации, в основе которых – определенные ценности воспитания, воплощаемые в совместной деятельности детей и педагогов. Она может быть самой разной, как, например, театральное искусство в школе Казарновского, или сельское хозяйство и так далее.

Во-вторых, это богатство отношений по Макаренко, которое происходит во взаимодействии воспитанников между собой или воспитанников с педагогами.

В-третьих, это разнообразие детских объединений, секций, кружков, дающих ребенку возможность выбора по своим интересам.

В-четвертых, это внешнее и внутреннее управление.

«О внешнем управлении могу сказать только одно. Наши органы управления не могут понять до сих пор, на мой взгляд, совершенно очевидную вещь, что их задача – не контролировать, не требовать очередную бумажку, а создавать материальные, технические, кадровые условия для деятельности школы», – подчеркнула Наталья Селиванова.

Что же касается школьного самоуправления, то, по мнению ученого, в массовой школе нет четкого понимания, как оно должно строиться.

«И поэтому самоуправление на самом деле – очень опасная вещь для педагогов, потому что им надо не только решиться отдать на откуп что-то своим воспитанникам, но и попытаться помочь им в этом деле, и не всегда это хорошо получается», – отметила она.

В-пятых, характерным признаком успешных в сфере воспитания школ является освоенная среда – предметная, информационная и природная, что убедительно умел делать Михаил Щетинин.

Кроме того, в числе принципов, которыми руководствуются в своей деятельности эти школы: ребёнок в центре процесса воспитания; главенство событийности над формальными мероприятиями; признание полисубъектности воспитания.

Но главная отличительная черта – это уклад школы, ее традиции, создающие неповторимую атмосферу, символы, неписаные нормы жизни и даже свой особенный сленг. Школа Казарновского – яркий тому пример.

Можно ли транслировать такой опыт и как ему научиться? Для этого, как утверждает Наталья Селиванова, и существует дидактика воспитания, основанная на конкретных методиках.

В конце своего выступления Наталья Селиванова задала вопрос участникам дискуссии: «Может ли школа воспитывать? Должна ли она это делать, и если да, то как?»

«Если педагог не будет заниматься воспитанием, эту миссию возьмут на себя другие, порой опасные силы»

«Школа должна воспитывать, потому что не все родители к этому готовы, не у всех есть специальное образование и уровень культуры. Перекладывать воспитание на семью – это большая ошибка. Школа – ведущее звено воспитания, поэтому она должна иметь ориентиры и методику, и содержание воспитания», – убежден заведующий лабораторией гуманной педагогики МГПУ Шалва Амонашвили.

«Мир страдает от невоспитанных людей, от бескультурья и безвкусицы, жажды наживы, взаимного недоверия – все это губит нас. Поэтому я придаю понятию воспитания самое высочайшее значение, и этим должен заниматься учитель на каждом уроке, при каждой встрече с ребенком. Если педагог не будет заниматься воспитанием, эту миссию возьмут на себя другие, порой темные силы», – отметил великий педагог.

От педагогики принуждения – к педагогике свободы

По мнению главного редактора издательского дома «Первое сентября» Артема Cоловейчика, понимание воспитания у всех разное.

Часто под этим процессом подразумевается порядок, требовательность, дисциплина, наказания.

Он напомнил слова своего отца, педагога и мыслителя Симона Соловейчика: «Если учитель не умеет управлять детьми, то он пропал, а если он умеет только управлять, то пропали дети».

Поэтому всегда должен быть баланс между педагогикой управления и общения.

В то же время он подчеркнул, что «любая школа, которая возьмется за педагогику общения, столкнется с большими трудностями, поскольку она требует очень серьезного обращения к самому себе».

Кроме того, с его точки зрения, «принуждением можно воспитать только умение казаться, а не быть».

«Педагогика свободы заключается в том, что человек сам себе не разрешает совершать плохие поступки», – отметил Артем Соловейчик.

От тотального контроля – к золотому сплаву стратегий

Завкафедрой образования и педагогических наук Южного федерального университета Александр Бермус в своем выступлении проанализировал, как менялись подходы к воспитанию в разные исторические периоды.

Так, в 1990-е годы возникла, с одной стороны, некоторая элитарная субкультура в образовании, а в противовес ей – социальное одичание, которому подверглось огромное количество провинциальных и сельских школ.

Символом 2000-х, определивших нынешнюю ситуацию, стало государственное программирование воспитания: вовлечение школы в практику контроля, связанную с режимами, регламентами, наблюдением «Большим братом», различного рода цифровыми средствами, включением в идеологические институты, которые в той или иной степени задают вектор архаизации и скреп. Это изучение основ религиозной культуры и светской этики, это «Российское движение школьников» и Юнармия.

«Мы, безусловно, должны отказаться от понимания воспитания как внутришкольной институциональной практики, которая осуществляется в соответствии с программой воспитания. Мы понимаем, что воспитывает на самом деле весь социальный, культурный, исторический уклад, вся та бытийная инфраструктура, внутри которой мы находимся. И поэтому понимание воспитания именно как очень сложного, очень многоуровневого процесса – это важнейший заказ, который мы обращаем и к нам самим как к носителям научного знания».

По мнению члена-корреспондента РАО Михаила Богуславского, сегодня существуют две стратегии воспитания: опосредованная (через среду, ценности и каноны) и непосредственная (через деятельность и сообщества).

В школе Казарновского – золотой сплав этих двух стратегий, в результате которого и получается освоенная среда.

Ученый напомнил высказывание Руссо, который утверждал, что «самая сложная задача воспитателя – находясь рядом с ребенком, не воспитывать его».

«Да, безусловно, школа может воспитывать, и важно для нас понять, как она это может делать, и, если она это делает хорошо, не мешать ей в этом процессе», – констатировала Наталья Селиванова.

«Сегодня произошло прикосновение к великому таланту, и это прикосновение – и есть норма воспитания, так как то, что неталантливо в педагогике, то бесполезно», – завершил дискуссию Александр Адамский.

И в заключение хотелось бы привести отрывок из эссе-размышления Сергея Казарновского:

«До семи лет мы учим детей ходить и говорить, а потом они приходят в школу, и мы учим их сидеть и молчать. Мы требуем от них невозможного: быть внимательными, потому что мы сами не умеем удержать их внимание, а детей надо учить этому медленно, скрупулезно и день за днем. Мы требуем от них ответственности, но это возникает гораздо позже. Мы требуем этого и еще много чего другого и, конечно, убиваем в наших детях все живое. Мы так давно копили опыт беды, что теперь пора собирать опыт радости».



Новости





























































Поделиться