Образовательная политика // Колонка

«На смерть учителя»: учителефобия как эпидемия вельмож


«На смерть учителя»: учителефобия как эпидемия вельмож
Иллюстрация: supercurioso.com

7 ноября в Совете Федерации состоялось заседание Временной комиссии СФ по защите государственного и предотвращению вмешательства во внутренние дела РФ. В ходе заседания выдвинули две законодательные инициативы. Одна из них – принять законопроект, который позволит увольнять педагогов, если те будут использовать работу в сфере образования и просвещения для разжигания розни (социальной, расовой, религиозной) или для побуждения к действиям, противоречащим Конституции, другая – запретить «порождающую инакомыслие» просветительскую деятельность.


Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда – всё молчи!..
Михаил Лермонтов. «Смерть поэта»

Совсем недавно в предисловии к двухтомнику Владимира Тендрякова «Покушение на школьные миражи. Уроки достоинства», 2020 г., я попытался передать дух времени, которым обладает подлинная классика: «Классика всегда была и будет ценностным горизонтом, и навигацией для самых разных поколений, ищущих смысл жизни в эпохе социального бездорожья». Эти слова относятся не только к подрастающим поколениям, но и к сменяющей друг друга череде поколений учителей, которые вопреки обрушившимся на них тяготам жизни, отчётностям, надзорам, аттестациям, аккредитациям, многочасовкам остаются носителями культуры достоинства и свободы мысли.

Именно потенциал свободы и гражданского мужества, которым обладает вопреки всему целая плеяда учителей нашего времени, страшит тех, кому сквозь века Михаил Лермонтов поставил столь беспощадный и точный диагноз: Свободы, Гения и Славы палачи. Они, правда, вовсе не таятся под сенью законов Совета Федерации или Государственной думы, а эксгибиционистски обнажают драконовские законопроекты и законы о неприкосновенности власти, о её сакрализации, напрочь забывая библейскую заповедь «Богу – Богово, Кесарю – кесарево». И изо всех сил эти жрецы пытаются сконструировать в зацелованной власти линию поведения по нехитрой форуме У2 – угадать, угодить, – воздавая Кесарям Богово.

Что же движет челобитным поведением этих «патриотов из патриотов»?

Ответ на этот вопрос в 1815 году прозорливо дал великий поэт и политик Пьер Беранже в своём ярком, лаконичном стихотворении «Господин Искариотов», обнажающем эротические мотивы действий и поступков подобных псевдообожателей власти в разные исторические эпохи. Оптика особой политической сексологии без труда высвечивает эксгибиционистскую мотивацию этих святош, безудержно демонстрирующих свою неуёмную влюблённость в самых разных представителей власти. И чем ближе вельможи находятся к трону, тем энергичнее фонтанирует подобная, перехлёстывающая через край, эротическая мотивация. Она пронизывает любые конформистские действия жреческого племени иуд Искариотовых, дружно объединённых в общую социально-психологическую секту учителефобов.

Особо целовальная горячка поражает этих жрецов глубокой осенью. Она проявляется в мании страха перед учительством, соседствующей со «шпионофобией». Маниакальная учителефобия зачастую вместе со шпионофобией черпает свои мотивы из самых разных конспирологических концепций заговора, побуждающих этих носителей маниакально-охранительных психотипов непрестанно бдить и повсюду высматривать опасные для их комфорта действия врагов народа – национал-предателей, иностранных агентов и прочее, прочее. И, как в белой горячке, они то и дело истероидно вскрикивают: «Вокруг враги, одни враги, а мы же действуем во благо государства». И именно эти вельможи выковывают превентивные проекты законов, дабы учителя (упаси Бог) не сказали своей пастве ничего лишнего, не превратились в Тендряковых, Кимов, Амонашвили, Сухомлинских, Корчаков, Тубельских, Шаталовых и Щетининых, декабристов и «гарибальдийцев». Что вы?! Никак нельзя этого допустить! А то ещё какая-нибудь школа вдруг возьмёт да и заразится вольнолюбивым духом Царскосельского лицея.

Тут невольно вспоминаешь строки о том, что «нам нужны подобрее Щедрины, и такие Гоголи, чтобы нас не трогали».

Именно тяжёлый недуг учителефобии и шпиономании по осени поражает различных государственных вельмож, которых днём и ночью обуревают мечты: то «фельдфебеля в Вальтеры дам», то «забрать все книги бы, да сжечь», или запретить Гугл, Фейсбук и интернет вообще, пройдясь катком законодательных действий по любым зачаткам свободы мысли.

За всеми подобными атаками на образование и просветительскую деятельность стоит внезапное прозрение наших вельмож, что учителя – это особая власть, власть над умами подрастающих поколений. Вот именно поэтому все они на разные лады придерживаются жесткой логики преподобного Куина из произведения Стругацких «Трудно быть Богом»: умные нам не надобны, надобны верные.

Господа хорошие! Очнитесь! Вирусы учителефобии и шпиономании прежде всего поражают ваш собственный разум и совесть. Или, может быть, уже случилось страшное, как проповедовал один из идеологов Третьего рейха, вы уже начисто освободились от химеры, называемой совестью. А может, и иное. Вы страшитесь, что учителя, анализирующие историю, распознают в вас и помогут распознать своим ученикам наследников ГУЛАГа и Освенцима, Сталина и Гитлера, потомков вертухаев и доносителей самых разных времён.

Но не буду далее заниматься психоанализом, политической палеонтологией и политической сексологией самых разных представителей ордена скрепоносцев.

Что бы ни происходило, я все же надеюсь, что как в самом Совете Федерации, так и в нашей Думе есть немало людей, которые обладают нравственным иммунитетом к вирусам учителефобии и шпиономании. Они понимают, что распятие учителей – это распятие настоящего и будущего страны, распятие России. И, веря в их совесть и разум, я завершаю эту проповедь «На смерть учителя» следующими строками:

Цени учителя не за потоки слов,
Не за уменье говорить, а слушать.
Учитель – выше нет в стране постов!
Учителя… Спасите наши души!



Новости





























































Поделиться