Качество образования // Тема дня

Педагогика высших ценностей

Кто и почему убивает школу Щетинина.

Педагогика высших ценностей

«В этой школе нет классов, возрастных групп, уроков, привычных программ, привычных учебников, привычных учителей, привычной иерархии, привычных форм отчетности. В этом смысле она скорее подтверждает тезис о возможности иной – по сравнению с классно-урочной – системы организации школы.

Можно сказать, что в школе Щетинина идет одна большая многолетняя деловая игра вокруг проблемы приобретения знаний, в результате которой усовершенствованы старые и разработаны новые образовательные области, созданы совершенно новые курсы-учебники, которые предполагают целостный взгляд на проблему в любой точке изучения, и, что, наверное, самое главное и самое удивительное, все участники этой деловой игры приобретают настоящие, им принадлежащие, ими выстраданные и в каком-то смысле ими созданные знания».

Так писал генеральный директор Издательского дома «Первое сентября» Артем Соловейчик в далеком 2000 году после своего посещения школы известного педагога Михаила Щетинина. В то время ее пытались закрыть, и вот – повторение истории в нынешнем 2019 году.

Школа не раз переживала трудные времена вплоть до отсутствия финансирования. Примечательный факт: распоряжением правительства РФ от 5 июля 2010 года за подписью президента Владимира Путина Минобрнауки РФ поручалось при формировании бюджета на следующий год предусмотреть ассигнования на обеспечение деятельности лицея.

С марта по август этого года в «Лицее комплексного формирования личности детей и подростков» прошло не менее десятка проверок, в которых приняли участие самые разные ведомства – от Министерства просвещения РФ (учредителя лицея) до силовых структур.

В настоящий момент выписано 39 предписаний, большинство из которых устранено, однако по постановлению Геленджикского городского суда Краснодарского края от 19.07.2019 г. школу опечатали, а от детей и родителей потребовали покинуть территорию лицея.

В трудный для лицея период Артем Соловейчик опять поехал в поселок Текос Краснодарского края, чтобы встать рядом с директором уникального лицея.

В интервью «ВО» он рассказал о своих впечатлениях от поездки, о текущей ситуации в школе Щетинина и поделился своими прогнозами на ближайшее будущее.

– Артем Симонович, что сейчас происходит в школе Щетинина? Сколько родителей написали заявления об отчислении?

Заявления об отчислении написали около 20 детей – это те, кому предстоит сдавать ОГЭ и ЕГЭ в этом учебном году, и понятно, что созданные руководством образования страны проблемы могут помешать обучающимся реализовать свое право на государственные итоговые процедуры. Остальные 100 детей покинули территорию лицея, но отказываются покидать лицей и переходить в другие школы. Право определять способ получения образования детьми законодательно закреплено за родителями.

Родители забрали детей на период приостановления деятельности образовательной организации, то есть до 27 ноября. Именно это время – 90 дней – обозначено судом первой инстанции на выполнение предписаний многочисленных комиссий.

Так или иначе, несмотря на беспрецедентное давление органов образования и опеки, родители лицеистов раз за разом делают свой однозначный выбор в пользу лицея.

– Реально ли выполнить предписания?

– По двум из многих зданиям есть недооформленные документы, но они находятся в процессе оформления. Парадокс заключается в том, что судебные приставы опечатали все здания, включая даже те, по которым нет нареканий. Команда лицея выполняет все предписания. Другое дело, что это совсем не просто сделать, когда все здания школы опечатаны.

Сотрудники лицея предлагали обучать детей в тех зданиях, на которые оформлены документы, однако комиссии на это не пошли.

По совету юристов коллектив лицея подал ходатайство, чтобы открыли помещения для осуществления необходимых работ по выполнению предписаний, но, по свидетельству приставов, контролирующие органы не разрешают это сделать.

И получается замкнутый круг: пока опечатаны здания, трудно выполнить предписания.

10 сентября состоится суд более высокой инстанции (Краснодарского края), на котором планируется решить этот вопрос (заседание суда состоялось, подробнее о его решении – завтра в «Вестях образования». – Ред. «ВО»).

– Как Вы оцениваете причину сложившейся ситуации – это «наезд» на авторскую школу, лично на Михаила Петровича Щетинина, или кто-то заинтересовался землей, на которой стоят здания лицея-интерната?

– Я честно попытался разобраться в меру своих возможностей в этом вопросе. Сейчас у меня есть твердое убеждение, что инициатива в этом деле исходит от Министерства просвещения РФ, которое является учредителем этой школы. Аналогичный случай произошел в прошлом году с нестандартной школой в подмосковных Горках (тоже имеющей статус федерального подчинения), которую закрыли на неизвестный срок под предлогом капремонта, а детей распределили по другим школам. Точнее, распылили.

По моему убеждению, причина развивающейся сейчас юридической истории вокруг лицея в том, что Минпрос не понимает задачи и предназначения авторских школ, в том числе Щетининской. Всеобщая стандартизация, охватившая всю нашу систему образования, несмотря на призывы к прорывным образовательным подходам, не терпит авторских школ. Даже тот факт, что выпускники этого учебного заведения успешно сдают ЕГЭ, не убеждает верховную образовательную власть.

На верховную образовательную власть не действует даже имущественный фактор. Казалось бы, если нет слуха на педагогику, то может быть… Ведь, создавая лицей как грандиозный собственный детский проект, Щетинин вместе с командой воспитателей и детьми проделал огромный путь от заброшенной казармы, в которой стартовал лицей Текоса почти тридцать лет назад, до пространства благоустроенного коттеджного поселка с мощнейшими образовательными возможностями. На строительство лицея государство не потратилось, а получило его как самый дорогой дар детского серьезнейшего творчества. Команда лицея постоянно улучшает условия жизни в школе и продолжает вместе с детьми строить новые здания.

Верховную образовательную власть не убеждает и огромный конкурс среди желающих здесь учиться.

Министерство могло бы оказать поддержку известному педагогу, попытаться понять, в чем сила лицея Щетинина, а не опускаться до «закрываю, потому что не понимаю».

– Но если прочитать информацию в Интернете, то мы увидим много противоречивых фактов об этой школе: получается гремучая смесь из различных учений, православия и национальных традиций. Не видевшим своими глазами школу Щетинина, не вникшим в суть его концепции очень трудно разобраться в том, что она собой представляет на самом деле.

– Я не устаю и никогда не устану объяснять, что все это не так. На самом деле это многонациональная школа, где вместе обучаются представители многих народов и самых разных вероисповеданий. В лицее – дети со всех концов страны от Калининграда до Владивостока, включая представителей Северного Кавказа (чеченцы, кабардино-балкарцы и другие), и группы детей из Якутии.

Педагогика Щетинина вобрала в себя все лучшее, что накоплено наукой о детстве. Это педагогика высших ценностей, которая прививает веру в свой народ, в своих родителей и в свою родину. Это наднациональные ценности, которые лежат в основе личностного роста каждого лицеиста школы Щетинина.

В лицее вырастают истинные граждане, патриоты своей страны.

– У некоторых вызывают несогласие жесткие правила, установленные в интернате: подъем в 5 утра, труд детей на строительстве и ремонте школы, сбор урожая в соседних колхозах, что может считаться эксплуатацией детского труда…

– Подчеркну: это школа, в которую родители приводят детей добровольно. Прежде чем принять решение о поступлении в эту школу, дети в летние месяцы имеют возможность попробовать себя, примерить на себя жизнь лицеиста и сделать выбор. В лицей поступают уже подросшие дети от 10 и выше лет. И свой выбор лицеисты и их родители могут сделать в любой момент обучения, как и в любой другой школе.

И да, каждый лицеист, сделавший свой выбор, знает, что нужно потрудиться, чтобы вырасти сильным. В школе Щетинина дети влюблены в труд во всех его видах, венцом которого является познание – самый трудный труд, к которому подступаешься по-настоящему только тогда, когда попробовал, развил свои силы, когда веришь в то, что ты можешь все.

– Судя по видеообращению группы детей к Рамзану Кадырову и по видеозаписи в день опечатывания школы 29 августа, ученики и родители не хотят расставаться с этой школой, для них случившееся – большой стресс.

– В школе Щетинина царит такое уважение к ребенку, что, когда 29 августа приехали приставы опечатывать лицей и построили детей на линейку для организации отправки в расположение других школ, ребята даже не поняли, что происходит. До этой поры их никто не называл по фамилии и не заставлял ходить строем. Учеников в этой школе всегда называют по имени и отчеству – предельно уважительно. Высокая культура уважительного отношения к ребенку практически ушла из наших школ.

В лицее невероятно эффективная команда педагогов-тьюторов, которые организуют погружение в предметы, проектную деятельность, взаимное обучение, в процессе которого дети, хорошо изучившие ту или иную тему, передают свои знания другим ученикам. Лицеисты не пребывают на уроках, а вовлечены в процесс, потому что понимают, зачем они это делают. Здесь ученик – созидатель в мире знаний.

Школа Щетинина в хорошем смысле слова концептуальна: здесь формируют целостное, системное представление о себе и мире.

Выпускники этой школы получают жизненную закалку и приобретают разнообразные навыки – трудовые, спортивные, эстетические. Например, здесь обучают навыкам рукопашного боя, участники которого – не соперники, а партнеры.

Кстати, одно из замечаний проверяющих органов – это отсутствие спортзала. Смешно, если увидеть, в каком месте находится лицей – это природа, горы и луга вокруг. Лучшего спортзала не бывает.

Из всего этого следует вывод: школа Щетинина, как никакая другая в стране, выполняет федеральные государственные образовательные стандарты с прописанными в них духовными ценностями, патриотическим воспитанием и деятельностным подходом.

И все случившееся с лицеем, включая самое главное – выселение чиновниками и приставами детей из лицея, входит в противоречие с той системой ценностей, которой педагогика высших ценностей Щетинина обеспечивает детей.

– Кто может встать на защиту Щетинина в образовательной сфере и вне ее?

– Ой, трудно представить, кто еще в педагогике имеет такой вес в нашей стране как академик РАО Михаил Петрович Щетинин. Его ученики, соратники, последователи, ценители многочисленны. А его коллега и единомышленник – академик, великий педагог -новатор Шалва Амонашвили, пишет сейчас книгу про педагогику Щетинина, вдохновленный недавним многодневным пребыванием в лицее.

– Каковы ваши прогнозы по ситуации в лицее?

– Школу лицензии не лишили. Лицензию не приостанавливали. Приостановили на 90 дней деятельность образовательной организации до устранения 39 предписаний, 32 из которых уже сняты ответственными лицами. По истечении этого срока или досрочно, когда будут выполнены оставшиеся семь предписаний, дети вернутся в лицей, и школа Щетинина будет развиваться так же успешно, как все предыдущие годы, невероятные по своим свершениям и образовательной энергетике.

И по-другому быть не может.

Любой другой сценарий будет преступным.

– К сожалению, таких сценариев, когда увольняли самых лучших директоров самых ярких школ, у нас более чем достаточно.

– Школа Щетинина – это не казенное помещение, которое можно опечатать, закрыть или из которого можно уволить директора. Это не место, где получают аттестаты и дают знания с прагматической целью – сдать ЕГЭ. Здесь учат двум самым главным вещам: верить в себя и верить в других. На этих двух столпах держится мир Щетининской школы. Если мы позволим себе сделать так, что дети потеряют веру в других, то мы получим еще одно поколение не верящих в себя, недееспособных по современным стандартам личностей.

Хотя даже при реализации преступного сценария, даже при самых больших сложностях жизни выпускники лицея – надежная команда для настоящих дел. Мне довелось быть в команде лицеистов и в обеспечении крупнейших социальных проектов, и в открытом штормовом море. Эти и другие истории – истории о богатстве жизни лицеистов – предмет разговоров при других, более благоприятных обстоятельствах. Но мне важно обозначить: богатый мир лицеистов невозможно опечатать.

О чем думает, чего не понимает, обо что спотыкается наше Министерство просвещения почти каждый раз, когда встречается с тем, о чем так много говорит на конференциях и в своих документах – с прорывными педагогическими практиками?

Вот вопрос вопросов сегодня. Этот вопрос сегодня главный, а не вопрос о школе Щетинина.

Ибо все настоящее в жизни становится таковым не по разрешению, а в результате мощнейшего самоопределения и возвышающего непрестанного усилия.

Беседовала Ольга Дашковская



Новости





























































Поделиться