ИнтерВести // Новость

Цвет настроения – красный

Как учителя Аризоны протестуют против низкой зарплаты.

Цвет настроения – красный
Фото: http://vestnikburi.com

Ранним утром 14 марта Келли Берг надела ярко-красную блузку. До недавнего времени она редко носила красное, но в тот день она вышла к Капитолию штата Аризона (здания отдельных штатов тоже называются капитолиями – прим.ред.) в городе Финикс, и ее красная одежда была призвана сообщить всем, что она – учитель.

Красные рубашки и блузки оказались официальной формой одежды учителей, протестующих против низкой зарплаты, которую получают учителя во многих штатах, от Западной Виргинии до Оклахомы и Кентукки. Лозунгом движения стало «Red for Ed» – «Красный цвет для образования». За неделю до этого движение начал молодой учитель из Финикса, Ной Карвелис – он попросил учителей одеться в красное 7 марта, чтобы потребовать больше денег для постоянно недополучающих финансирование государственных школ. Всего через несколько дней в движение включилось около 6 тыс. человек. Одной из них была Келли – учитель с 23-летним стажем и ученой степенью магистра, зарплата которой составляет лишь $1620.

В назначенный школьные городки страны, от Нью-Мексико до Калифорнии, окрасились в красный из-за одежды тысяч учителей. Карвелис и другие молодые учителя решили, что акция должна продолжаться, и объявили каждую среду днем красного цвета для образования, но Келли решила носить красный каждый день, чтобы все видели, как это движение важно для всех, чтобы голос учителей услышали.

До этого времени Келли отвергала идею участия в любом, даже отдаленно относящемся к политике, движении. Она всю жизнь была республиканцем, на выборах вела себя как лунатик, который каждые 4 года просто голосовал за республиканца или не голосовал вовсе. Эта ее привычка не менялась, хотя законодательное собрание и губернатор штата, находящиеся под контролем республиканской партии с 2009 года, сократили затраты на образование в Аризоне в связи с экономическим кризисом больше, чем в остальных штатах. Благополучие Келли и ее семьи оказалось под угрозой еще и потому, что ее муж, веб-разработчик, потерял работу. Ей пришлось работать еще на трех работах.

По всему штату учителя искали соседей, чтобы сэкономить на аренде жилья, устраивались на две и даже на три работы и бросали работу учителем в таких масштабах, что подменные учителя стали вести уроки у более чем 3,4 тыс. классов по всей Аризоне. Еще в 2 тыс. классов учителей не нашли вовсе.

За день до начала рождественских каникул 2016 года Келли узнала, что учитель одного из ее сыновей бросил работу и ушел работать в частную компанию, чтобы зарабатывать больше денег. Тогда она решила, что так больше продолжаться не может и что она должна выяснить, почему школы Аризоны получают так мало денег и кто за это в ответе.

Келли обратилась к своей подруге, Тиффани Банштайн, учителю с 20-летним стажем, которая внимательно следит за политикой штата, и спросила, что она знает о ситуации.

Тиффани рассказала, что тоже когда-то не обладала нужной информацией, но в какой-то момент стала обращать внимание на политику, и многие вещи вдруг стали для нее очевидными. При поддержке подруги Келли начала самообразование в политической сфере и выяснила очень простые, но страшные факты.

Аризона находится на 49-м месте среди штатов Америки по затратам государства на одного школьника. Размер зарплаты учителя в Аризоне на седьмом с конца месте среди всех штатов, количество детей в классе больше только в штате Невада, а школьным психологам приходится работать в среднем с 920 детьми каждому, и это национальный рекорд. Келли присоединилась к Facebook-сообществу Arizona Educators United (A.E.U.), в котором учителя выкладывали статьи и новости о кризисе государственного финансирования школ. Она узнала об учителе из города Юма на юге Аризоны, почти на границе с Мексикой, который не получил ни одной прибавки к зарплате за 6 лет. Он уволился из школы в Юме и теперь каждый день тратит час времени на дорогу в один конец до работы в школе Калифорнии и получает зарплату в 2 раза выше. Больше всего ненависти у учителей вызвала статья, в которой цитировались слова Джона Аллена, лидера большинства в Палате представителей. Он заявил, что учителя устраиваются на вторую работу не для того, чтобы оплачивать счета, а для того, чтобы покупать яхты и дома большего размера.

Именно из этого Facebook-сообщества Берг узнала, что 14 марта в бюджетном комитете Палаты представителей должно было состояться слушание, связанное с действующими в штате налоговыми льготами. Жители штата Аризона могут получить налоговый вычет, если они пожертвуют деньги на гранты на обучение в частных школах. За прошлый учебный год было пожертвовано $157 млн, а за последние 20 лет – $1 млрд. Это означает, что эти деньги не дошли до бюджета в виде налогов и не дошли до государственных школ в виде финансирования. В рамках законопроекта, который должен был обсуждаться 14 марта, планировалось повысить размер грантов, что означало бы недополучение бюджетом дополнительных $2 млн в год – капля в море, учитывая, что бюджет составляет $10 млрд. Однако для Берг и многих ее коллег это стало последней каплей. Они решили пойти на слушание.

Когда она приехала в Капитолий, то увидела сотни учителей, все они были в красном. Берг вызвалась говорить о законопроекте на слушании, и она и ее коллеги рассказали о том, что заработная плата учителей не растет уже несколько лет, не хватает учителей на замену, а школы испытывают постоянную нехватку финансирования. Несмотря на это, законопроект был принят.

Придя домой, Берг выплеснула всю свою злость в Facebook-сообществе. Она рассказала, что к учителям проявили неуважение, что их слушали, но не услышали.

На финансирование государственного образования требуется $650 млрд в год – почти столько же, сколько и на обеспечение государственной безопасности. Однако лишь 8,5% расходов на образование финансируется из федерального бюджета; остальные расходы ложатся на штат и школьные округа. При этом у каждого штата свой способ найти средства на финансирование образования: из налогов на топливо, подоходных налогов и т.д. Аризона не повышала подоходный налог уже более 25 лет, поэтому средства на образование берутся из налогов с продаж. Вне зависимости от источника финансирования, образование – это самая большая статья расходов во всех штатах.

Великая рецессия негативно сказалась на финансировании образования во всех регионах страны. Налоговые доходы государства резко уменьшились, в результате пришлось сокращать затраты. Образование стало одной из первых сфер, финансирование которой снизилось. Чтобы предотвратить сокращение и увольнение учителей, администрация президента Обамы предоставила штатам $100 млрд специально для покрытия расходов на образование. К сожалению, этого было недостаточно. По данным Национального центра статистики образования, в половине штатов зарплата учителей в реальном выражении в 2016 году была ниже, чем в 2000-м.

На Аризоне рецессия сказалась более негативно, чем на большинстве штатов. Экономика штата сильно зависела от рынка недвижимости, и когда в 2008 году он лопнул как мыльный пузырь, она сильно пострадала. До этого момента дела штата шли настолько хорошо, что в 2006 году власти смогли на 10% снизить подоходный налог. Вкупе с рецессией это привело к недопоступлению в бюджет миллиардов долларов.

В 2009 году на пост губернатора штата пришла Дженис Брюер, представительница Партии республиканцев. Она урезала финансирование образования. На эти средства школьные округа выплачивали учителям зарплату, обслуживали здания школ, обновляли учебные планы и делали многое другое. Зарплаты учителей перестали расти, а размеры классов, напротив, росли каждый год, так как учителя уходили в более оплачиваемые профессии, и директорам приходилось объединять несколько классов.

Похожая ситуация сложилась во многих других штатах, в результате чего весной 2018 года учителя этих штатов устроили забастовку. Согласно исследованию, проведенному Центром бюджетных и политических приоритетов в 2017 году, школьные округа Западной Виргинии, Оклахомы, Кентукки и Аризоны – штатов, в которых забастовка учителей была наиболее масштабной – за последнее десятилетие испытали наибольшее сокращение финансирования. Все они находятся под управлением представителей Республиканской партии, и в каждом из них произошло снижение подоходного налога. Кроме того, в них не обязательно вступать в профсоюзы, чтобы иметь право работать, а сами профсоюзы слабые. Так, в Аризоне в профсоюзе состоит менее половины учителей.

Финансирование в расчете на одного ученика в Аризоне оставалось на уровне ниже среднего по стране с 1975 года, при этом резкое его снижение началось во второй половине 1990-х годов, когда законодатели впервые снизили подоходные налоги, чем начали практически непрерывную цепочку подобных снижений. По данным, полученным Томом Рексом, ученым из государственного университета Аризоны, снижение подоходного налога привело к тому, что к 2016 году бюджет штата был на 40% меньше, чем если бы налоги остались на прежнем уровне.

В 2010 году в штате был проведен референдум, в результате которого было принято решение временно повысить налог с продаж на 1 цент. Средства, полученные от этого повышения, по большей части должны были пойти на покрытие расходов на образование. В 2012 году было проведено еще одно голосование, в результате которого это повышение было отменено.

Лидером противников повышения налога с продаж был Даг Дьюси, в настоящий момент занимающий пост губернатора Аризоны. Республиканец и бывший генеральный директор компании Cold Stone Creamery, он поддерживал идею компактного государственного аппарата, чартерные школы* и ваучеры для оплаты обучения в частных школах. Считая школьные округа бесполезными бюрократическими структурами, он заявил, что увеличение количества денег, затрачиваемых на образование, не решит проблем, имеющихся в этой области.

В Аризоне очень долгое время наблюдалось снижение налогов и «приватизация» образовательного сектора, однако заметный дефицит учителей начал изменять ситуацию.

Хотя Дьюси и сдержал обещание не вводить новых налогов, он нашел способы увеличить размер финансовой помощи школам. В 2016 году он добился того, чтобы законодатели и избиратели позволили выделить школьным округам $3,5 млрд в течение 10 лет, в основном за счет средств целевого земельного фонда штата Аризона, предназначенного для финансирования народного образования. Лидеры образовательной отрасли сказали, что $3,5 млрд было недостаточно, но с воодушевлением восприняли этот шаг, который предоставил так необходимые школам деньги.

По мере улучшения экономической ситуации Дьюси возобновил работу некоторых фондов, закрытых в период рецессии. Школьные округа впервые за 8 лет начали постепенно повышать зарплаты учителей, но этого было недостаточно, чтобы восстановить уровень зарплат, снижавшихся десятилетиями. В январе Дьюси обнародовал бюджет на 2018 год, в нем была предусмотрена прибавка к зарплатам на 1%, помимо некоторых дополнительных видов помощи, которые школьные округа могли использовать для повышения зарплат. 22 февраля в новостях появились сообщения об учителях Западной Виргинии, вышедших на забастовку с требованием о более высокой зарплате и компенсационных выплатах.

Каждую неделю росло количество школ, окрасившихся в красный цвет. Действия учителей координировала группа молодых преподавателей, в их числе – Ной Карвелис, чья запись в Facebook ознаменовала первый «красный день» 7 марта. Учителя из нескольких школьных округов вызвались быть координаторами и организовывали свои собственные акции. Профсоюз учителей штата Аризона давал советы и помогал материально, но главной силой, объединяющей учителей, стало Facebook-сообщество A.E.U.

В одно из воскресений Берг и Банштайн вместе с сотнями других учителей, одетых в красное, собрались вдоль оживленной улицы Бейслайн Роуд с транспарантами в руках.Водители замедляли ход автомобилей и сигналили, чтобы выразить учителям свою поддержку. Дети махали самодельными табличками «Мы поддерживаем наших учителей» с задних сидений мини-вэнов.

28 марта 2,5 тыс. учителей собрались у Капитолия на ночной митинг, организованный A.E.U., чтобы озвучить новые требования: 20-процентную прибавку к зарплатам, повышение зарплат для обслуживающего персонала, отказ от снижения налогов до тех пор, пока штат не поднимет средние зарплаты на одного ученика на уровень среднего по стране, систему оплаты труда, которая бы гарантировала, что зарплаты продолжат расти и вернутся к состоянию до рецессии. Это потребовало бы дополнительных затрат в размере около $700 млн.

2 апреля учителя штатов Оклахома и Кентукки вышли на акцию протеста с требованием решить проблемы с зарплатами и пенсиями. Лидеры сообщества A.E.U. призвали сторонников «Движения 11 апреля» присоединиться к ним и перед первым звонком выстроиться, взявшись за руки, перед входом в школы. В движении приняло участие более 100 тыс. учителей, школьников, директоров школ, родителей и руководителей предприятий в 1,1 тыс. школ.

На следующий день губернатор Дьюси, который собирался вновь баллотироваться на пост губернатора в ноябре, собрал пресс-конференцию, на которой объявил о том, что он нашел в бюджете средства на повышение заработной платы учителей на 20% в течение следующих трех лет. Он назвал эту инициативу «20 до 2020». Это означало повышение зарплаты в 2018 году и два повышения на 5% в 2019 и 2020 годах.

Лидеры Facebook-сообщества A.E.U. заявили, что подобное повышение невозможно без введения новых налогов, а также потребовали возврата финансирования до уровня, на котором оно было до кризиса, 10 лет назад. Они решили устроить забастовку, и в голосовании по этому вопросу 78% из более чем 50 тыс. учителей и других работников школ поддержали это решение. Забастовка была назначена на 26 апреля. В это время должна была завершаться сессия законодательного собрания штата, и предполагалось, что забастовка будет продолжаться до тех пор, пока законодатели не примут решение о бюджете на образование.

Прибыв в Финикс на место сбора утром первого дня забастовки, Берг и Банштайн увидели множество учителей как из бедных, так и из богатых школ, одетых в красное. В числе прочих в толпе была Люпита Альманса, учитель из города Меса (Аризона), которая за последние 8 лет получила всего лишь одно минимальное повышение зарплаты. С трудом справляясь с выплатой студенческого кредита и оплатой детского сада для своей дочери, она каждый день думала о смене работы. «Я знаю два языка, я могла бы хорошо зарабатывать в качестве переводчика», – рассказала она.

Однако, когда она рассказывала своим ученикам о забастовке и предупредила о своем отсутствии, с ней произошло что-то необыкновенное. По ее словам, ей было крайне тяжело прощаться с ними, и так она поняла, что быть учителем – это ее призвание, и она просто не может уйти из профессии. Поэтому она присутствовала на забастовке каждый день и боролась за то, во что верит.

Ультраправые СМИ, включая сайты Breitbart и The Daily Caller, изучили историю Ноя Карвелиса и незадолго до забастовки опубликовали материалы о том, что, будучи студентом, он работал волонтером в предвыборной кампании кандидата в президенты Бернарда Сандерса, а также публиковал в Twitter посты об обучении школьников и студентов таким темам, как гендер, расы и «склонной к насилию мужественности». Законотворцы из Республиканской партии сразу окрестили «Красный цвет для образования» оплотом социализма, намекая на бывшего начальника Карвелиса Берни Сандерса.

Когда одна учительница написала Келли Таунсенд, члену Палаты представителей, сообщение с предложением начать искать общую позицию в вопросах финансирования образования, та ответила, что сначала учителя должны разоблачить своего лидера-социалиста и объяснить, почему они выбрали красный цветом своего протеста. Учительница опубликовала эту переписку на Facebook.

Это только еще больше разозлило учителей. «Они называют нас социалистами, марксистами, коммунистами. Я республиканка!» – сказала Кристина Карр, учитель начальной школы в Месе. Сообщество «Красный цвет для образования» собрало представителей самых разных политических движений, и единственным важным для них вопросом являлись школы и их финансирование.

В результате шестидневных дебатов учителям удалось отстоять размер прибавки к зарплате, но в вопросе исполнения других требований продвинуться не удалось. В последний день голосование по вопросу бюджета штата перенесли на утро следующего дня. В Аризоне обычным делом является проведение бюджета ночью, в присутствии всего нескольких наблюдателей, но на этот раз в 5 утра зал был полон учителей, одетых в красное.

4 мая учителя вернулись в школы с новым слоганом – «Вспомни в ноябре». Им не удалось изменить решение законодателей, и движение «Красный цвет для образования» пришло к тому, что нужно изменить законодательство. Несколько учителей и нынешних и прошлых представителей сферы образования баллотировались в Палату представителей и Сенат с обещаниями увеличить финансирование государственных школ. Многие из них баллотировались впервые. В Оклахоме около 25 из них прошли через этап предварительных выборов, в некоторых случаях победив тех, кто голосовал против повышения налогов, из которых бы финансировались повышения зарплат. В мае в Кентукки учитель старшей школы выиграл на выборах у лидера республиканского большинства.

Учитель года-2016 из штата Аризона, Кристин Марш, в прошлом году решила участвовать в выборах в Сенат против умеренной республиканки Кейт Брофи МакГии. В июне, закончив свой 26-й учебный год, Марш лично объехала несколько районов Финикса, стучала в двери домов и просила поддержать ее на выборах.

Республиканская партия имеет небольшое большинство в Сенате штата. Округ Кристин Марш, где примерно одинаковое количество республиканцев, демократов и независимых кандидатов, – один из немногих, которые демократы выбрали своей целью, где они могли победить в надежде завладеть контролем над Сенатом. Большинство обеих палат Парламента было республиканским в течение 25 лет, кроме 2001-го и 2002-го. Марш говорила, что, если им удастся набрать хотя бы половину мест в Сенате, бюджеты начнут приниматься публично. При равенстве мест в Сенате республиканцам придется сесть за стол переговоров, и это в корне изменит положение дел.

В Facebook учителя мотивировали друг друга работать на кандидатов, которые являются сторонниками повышения финансирования образования. Надеясь пройти в обход губернатора и законодательного собрания штата, они также стали продвигать избирательные инициативы в поддержку государственных школ.

Так, одна из этих инициатив должна была быть представлена на голосование в ноябре благодаря коалиции матерей и учителей, возникшей летом 2017 года. Они называют свое движение «Аризона, спаси наши школы» (S.O.S). Группа женщин превратилась в политических активистов всего за одну ночь, когда в апреле 2017 года губернатор Дьюси значительно расширил программу ваучеров на оплату обучения в частных школах и сделал их доступными для 1,1 млн аризонских школьников. Согласно этой программе, штат перечисляет в среднем $5,7 тыс. на банковские карты, а затем выдает их родителям. Эти деньги могут быть использованы на оплату обучения в частных школах, обучение на дому и другие альтернативы государственным школам. Дьюси назвал меру необходимой для детей, которые не могут успешно учиться в традиционной школьной обстановке. Законодатели ограничили рост программы 5500 дополнительными участниками в год до 2022 года. Однако лидеры S.O.S. заявили, что в дальнейшем это ограничение может быть повышено, что приведет к переходу школьников и денег из государственных в частные школы. С помощью волонтеров они собрали 100 тыс. подписей – намного больше требуемых 75 тыс. – и выдвинули предложение, которое теперь носит название «Постановление 305». Оно блокирует введение в действие закона о расширении программы ваучеров до тех пор, пока в ноябре жители штата не выскажут свое мнение на этот счет.

В ходе забастовки, вдохновленный «Постановлением 305», Карвелис и другие лидеры «Красного цвета для образования» выдвинули еще одну избирательную инициативу, разработанную профсоюзами учителей страны и штата. Эта инициатива носит название «Инвестируй в образование» и предлагает увеличить доходы бюджета на $690 млн в год с помощью увеличения предельной ставки налога для людей, получающих самые высокие зарплаты в штате. Таким образом получилось бы найти средства на уменьшение размера классов, найм новых учителей-методистов и повышение заработной платы учителей.

Когда Карвелис и другие руководители движения спросили учителей, что они думают об инициативе, то обнаружили, что она может расколоть движение пополам. Многие учителя, являющиеся сторонниками Республиканской партии, не поддержали это предложение, так как оно привело бы к тому, что размер предельной ставки налога в штате вошел бы в пятерку самых высоких по стране. Кроме того, по мнению одного из учителей, движение всегда было подчеркнуто аполитичным, а инициатива изменила бы это.

Сторонники этой меры утверждали, что это уравновесит систему, поскольку в настоящее время бюджет штата очень сильно зависит от налогов с продаж, что ложится непропорциональным бременем на малоимущие слои населения.

Берг и тысячи других учителей проводили свои вечера и выходные, собирая подписи в поддержку инициативы. В июне они встретились с активистами из S.O.S., которые помогали сторонникам движения «Инвестируй в образование» и еще одной инициативы – «Темные деньги вне закона». Эта инициатива требует, чтобы источники «темных денег» – фондов для финансирования политических кампаний в Аризоне без указания источников поступления финансовых средств – были обнародованы.

«Если в прошлом году вы были обеспокоены ваучерами, а в этом году участвовали в забастовке, то сейчас вы должны задать следующий вопрос: где же корень этой проблемы?» – сказал Дон Пених-Такер, профессор из университета штата Аризона. – «И это приведет вас к “темным деньгам”».

В 2016 году Центр Бреннана в поддержку справедливости выпустил отчет «Тайные затраты штатов», в котором говорится, что размер «темных» взносов на политические цели в Аризоне вырос с примерно $600 тыс. в 2010 году до более $10,3 млн в 2014-м, за год до того, как Дьюси пришел на пост губернатора.

Дьюси стал появляться на конференциях, организаторами которых являлись миллиардеры Чарльз и Дэвид Кох, когда он был казначеем штата. Организация «Американцы за ответственных руководителей», которая, по данным властей Калифорнии, получает свое финансирование от братьев Кох, в 2012 году вложила почти $1 млн в его кампанию против повышения налога с продаж на 1 цент.

В 2014 году в рамках кампании на пост губернатора Дьюси пообещал снижать налоги каждый год и сделать подоходный налог в Аризоне «настолько близким к нулю, насколько возможно». Тогда шесть групп, связанных с «темными деньгами», потратили примерно $3,5 млн на его поддержку или нападение на его оппонентов. Пять из этих групп финансировались шестой, American Encore, которой управляет политический консультант Шон Ноубл. Известно, что в 2012 году он перевел более $100 млн из сети братьев Кох на политические нужды.

Американская федерация по делам детей, еще одна машина по перераспределению анонимных пожертвований, основанная семьей министра образования США Бетси Девос и сосредоточенная на предоставлении более широкого выбора школ путем развития чартерных школ, системы ваучеров и грантов на обучение в частных школах, сделала принятие закона о расширении программы ваучеров приоритетной задачей штата.

По официальным же данным, Чарльз Кох и пять членов семьи ДеВос каждый дали Дьюси не более $5,1 тыс. на участие в предвыборной кампании на должность губернатора. Когда в 2017 году была принята система ваучеров, ДеВос поздравила Дьюси в своем официальном Twitter-аккаунте.

Штабы ДеВос и Коха начали действовать, чтобы ослабить движение S.O.S и их кампанию по отмене нового закона. Кристин Марш в это время только заявляла свою кандидатуру в Сенат штата, и в соцсетях появилась ее фотография, где Марш собирала подписи в поддержку референдума S.O.S. Вскоре после этого в более чем 11 тыс. домов округа раздался телефонный звонок, и женский голос сообщил: «Я звоню из Американской федерации по делам детей (A.F.C.) предупредить о предвыборном скандале в этом округе». Марш, говорил голос, «распространяет петицию, которая была сфальсифицирована и подана секретарю штата, это преступление… Кристин, прекрати прятаться за Пятой поправкой и признайся. Признайся, Кристин». Чтобы доказать «преступление», юристы A.F.C. увеличили фото Марш из соцсетей. Это предъявлялось как доказательство того, что она не сообщала в своей петиции, является она волонтером или наемным работником. В подписанной петиции в графе «волонтер» стоял крест. Прокурор рассмотрел заявление A.F.C., но не нашел в действиях активистки состава преступления.

По данным адвоката Рупали Хардин Десаи, представлявшего S.O.S., активисты движений «Американцы за процветание» и A.F.C. ежедневно оспаривали подписи под заявлением Марш. Когда несмотря на это штат признал, что подписей собрано достаточное количество, юристы из штаба Коха обратились в суд с заявлением, которое дошло до Верховного суда штата, но в конечном итоге было отклонено. По оценкам Десаи, сторонники системы ваучеров потратили на судебные издержки более полумиллиона долларов. Из-за особенностей законодательства штата Аризона невозможно установить источник этих средств, сказала Десаи.

Движение за расширение выбора школ в Аризоне борется за то, чтобы чартерные и частные школы в меньшей степени контролировались государством и властями штата, поскольку чрезмерный контроль может препятствовать инновациям. В 2017 году Институт Большого каньона, некоммерческая научно-исследовательская организация, выяснил, что 77% чартерных школ в Аризоне используют финансирование, получаемое от штата, для ведения бизнеса с коммерческими организациями, которыми владеет кто-то из управляющего совета школы или их родственники. 18% государственных школ Аризоны являются чартерными школами, и это самая высокая доля по стране, и в 2013–14 гг. чартерными школами на подобные сделки было потрачено полмиллиарда долларов.

Так, например, чартерная школа Benjamin Franklin арендует здания кампуса у организации, которой владеет тот же самый человек, который руководит и самой школой, – Эдди Фарнсворт.

«Это очевидно, что некоторые законотворцы получают прибыль от чартерных и частных школ», – сказала разъяренная учительница Эйдэн Болт, в прошлом республиканка.

Все лето Берг и Банштайн собирали подписи в поддержку петиции «Инвестируй в образование». Им удалось собрать 150 тыс. подписей, и вопрос о повышении предельной ставки налога вынесли на всеобщее голосование.

После того как законодательное собрание одобрило повышение заработной платы учителей, зарплата Берг выросла на $6 тыс. в год – это было самое большое повышение за всю ее карьеру. Ее муж недавно получил работу с очень хорошей медицинской страховкой. Все это помогло ей уйти с одной из работ и проводить больше времени с детьми.

В своей избирательной кампании Дьюси делал упор на повышении зарплаты как на знаменательном достижении. В ноябре он столкнется в борьбе за пост губернатора с демократом Дэвидом Гарсиа, который сделал повышение финансирования образования своим главным аргументом.

Дьюси подчеркивает, что он смог добиться повышения зарплат учителей без повышения налогов, и критикует инициативу «Инвестируй в образование». Он заявил, что экономический рост, произошедший за последний год, помог найти средства для повышения зарплат, и назвал повышение налогов ненужной мерой, так как в фонд финансирования образования и так поступает достаточно средств.

Однако вскоре после начала учебного года учителя стали публиковать в Facebook доказательства того, что школьные проблемы остались нерешенными. Школьники учатся в душных помещениях со сломанными кондиционерами, в вагончиках, в которых пробиты стены, учителя тратят собственные деньги, чтобы купить канцелярские принадлежности в класс. У школьных округов просто нет средств, чтобы исправить эти проблемы.

21 августа Берг получила электронное письмо, в котором говорилось, что инициатива «Инвестируй в образование» будет вынесена на голосование 6 ноября.

Однако 29 августа Верховный суд Аризоны постановил, что этот вопрос не будет вынесен на голосование, так как эта мера в дальнейшем может привести к повышению налогов всех жителей Аризоны, а не только самых обеспеченных.

Та же судьба постигла инициативу «Темные деньги вне закона».

Учителя были в ярости, на странице сообщества A.E.U. появились обвинения в адрес Верховного суда в подрыве демократии. В 2016 году Дьюси расширил состав высокого суда с пяти до семи судей, трех из которых он назначил сам. Учителя всех политических оттенков призывают друг друга бороться со всеми политиками, которые выступают против повышения финансирования образования, на ноябрьских выборах.

Учителя коллективно собирали данные об образовании их сенаторов и представителей, об источниках их «темных денег», об их встречах с прессой. И у демократов, и у республиканцев, и у беспартийных все просили совета о том, кого поддержать на губернаторских выборах и выборах в законодательные органы штата.

Берг сказала, что раньше никто ее не спрашивал, как следует отдавать свой голос во время выборов, и она не смогла бы дать взвешенного ответа на этот вопрос. Но теперь она знает и может. «Мы – учителя, которые зарабатывают на жизнь учебой и пытаются сделать мир лучше посредством наших классов, сказала она. – Что может помешать нам собраться, сосредоточиться, исследовать и учить друг друга тому, что мы узнали о политической жизни Аризоны?»

*Чартерные школы – это бесплатные независимые государственные школы, получающие государственное финансирование, но также привлекающие и частные средства. Главное преимущество чартерных школ – большая свобода в выборе методик и направления обучения. (США)



Новости





























































Поделиться