Новая родительская газета // Колонка

Урок памяти

Тема сегодняшнего номера – урок памяти.

Урок памяти
Фото: fotki.yandex.ru

Во многих странах честный разговор со школьниками на сложные темы истории – Холокост, репрессии, террор – это часть государственной образовательной политики. А как обстоят дела у нас?

Конечно, российским школьникам лучше было бы узнавать об истории репрессий на примере чужой страны. Но так получилось, что террор против собственного народа имел место не где-то далеко, а у них на Родине.

Что знают об этом дети?

Совсем недавно, 29 октября, на Лубянской площади у Соловецкого камня прошла акция «Возвращение имен», приуроченная к Дню памяти жертв политических репрессий. Особенность этого дня заключается в том, что он был установлен не государством и не привязан ни к войнам, ни к революциям. 30 октября объявили Днем политзаключенного узники советских лагерей. Это было в 1974 году. В 1991-м Верховный Совет России внес его в государственный календарь. И вот уже 10 лет накануне этого дня общество «Мемориал» проводит акцию «Возвращение имен», смысл которой – вернуть вычеркнутые из истории имена, вернуть память о них.

Нужно ли говорить об этом со школьниками? Какова позиция официальных лиц, учительского сообщества, Министерства образования?

Два года назад в Совете при президенте РФ по развитию гражданского общества прошло заседание с представителями Министерства образования, где обсуждался вопрос о том, чтобы во всех школах страны проводить открытые уроки в День памяти жертв политрепрессий 30 октября.

Осмысление этой темы вызвало и продолжает вызывать большое сопротивление и в учительской, и в околопедагогической среде (об одном из примеров такого сопротивления читайте в нашем сегодняшнем материале).

Принято считать, что детям не нужно знать о темных страницах нашей истории, что это знание травмирует детскую психику. Но, если об этом не говорить, как тогда научить детей отличать добро от зла, хорошие поступки от дурных? Как преодолеть нечувствительность к насилию, оставшуюся нам в наследство от гулаговского прошлого?

В 2000 году Россия присоединилась к декларации Стокгольмского форума об обязательном преподавании темы Холокоста в школе. Спустя 12 лет Министерство образования включило эту тему в учебный план средних школ, а в ЕГЭ по истории – 10 вопросов о Холокосте. Решение это было встречено неоднозначно, а то и враждебно. Некоторые историки, публицисты и общественные организации обвиняли Министерство образования в провокации массовых возмущений, забвении подвига страны и т.д.

В чем здесь кроется проблема – только ли в нежелании общества и учителей затрагивать эти темы?

Как говорить с детьми о сложных вопросах нашей истории? В вашей семье об этом говорят? А в школе, где учится ребенок? Если такой разговор был у вас в семье, то с чего он начался? С какого возраста лучше говорить с детьми о таких сложных темах, как репрессии, террор, Холокост? Как повести этот разговор в таком русле, чтобы ребенок, подросток, узнав о трагических страницах нашей истории – например о том, что мы сами убивали своих – не отчаялся и не возненавидел свою страну?

На эти вопросы сегодня отвечают наши авторы и эксперты – учителя истории, филологи, директора школ, библиотекари, музейщики.

На эту же тему высказались наши читатели из социальных сетей.

Нам было интересно также узнать мнение родителей, дети которых учатся в школах разных стран. Мы попросили их рассказать о том, как говорят об этом с детьми в той стране, где они живут, и в той школе, где учится их ребенок. Обсуждают ли они эти темы с ребенком в семье? Какие существуют образовательные программы, уроки, экскурсии и т.д., посвященные теме памяти о трагическом прошлом?

Мы убеждены, что уроки памяти сегодня, как и 10, и 20 лет назад, остро нужны нашему обществу. Такие уроки – тяжелая, но совершенно необходимая нам прививка от возвращения к тоталитарному прошлому.




Новости





























































Поделиться