Блоги // Статья

Кто станет следующим министром образования? Человек или робот?

Меня волнует, кто научит робота-учителя, кто запрограммирует робота-министра и будет ли у роботов общественное мнение, репутация и чувство юмора?

Кто станет следующим министром образования? Человек или робот?
Фото: tengrinews.kz

Машина не может «выступить против своего создателя», если она правильно сконструирована.

Айзек Азимов. «Эссе о роботах»

Я обычно не поддерживаю предложения о введении в школах новых учебных предметов.

Примерно с середины XX века этот способ решения социальных, экономических, воспитательных и других проблем перестал работать.

До этого момента принцип «учить всех всему» с помощью учебных предметов работал примерно так: если общество достигало согласия относительно какой-то проблемы или задачи, появлялся соответствующий учебный предмет в школе, и общество облегченно вздыхало – проблема решена.

Чтобы дети были здоровы – нужен предмет «физическая культура», знали языки – «английский язык», чтобы разбирались в звездном небе над головой – астрономия, нравственный закон внутри нас – это философия, литература, история.

На моей памяти сбой начался с «информатики» («безмашинный» вариант, как сейчас помню – хит середины 70-х), не слишком удалась «мировая художественная культура», хотя я видел блестящих учителей, но сам по себе метод компенсации «уровня культуры населения» через особый учебный предмет настолько архаичный, что даже гениальные учителя не помогли. То же случилось и с «этикой и психологией семейной жизни». И материал собрали, и учебники, и учителей подготовили – но на кризис семьи это никак не повлияло.

Сегодня всякого рода грамотности все реже даются введением нового предмета. Это настолько очевидно, что тут и обсуждать нечего. Хотя еще долго, думаю, будут появляться с самых разных углов нашей педагогической деревни заполошные ходоки в Министерство образования со свежей идеей: а давайте введем уроки по «реп-батлу» как отдельный предмет!

Но вот 19 октября 2017 года вице-премьер правительства РФ Ольга Голодец предложила подумать о возможности включения в школьную программу «Робототехники».

«Многие высказываются за то, чтобы вводить робототехнику в школьную программу и сделать ее более доступной для учащихся, но есть как “за”, так и “против”, – сказала Голодец.

Подробнее на ТАСС.

Казалось бы – ну и что, чем это отличается от предложений ввести бадминтон, шахматы, экономику?

Отличается. Не тем, что О. Голодец, скорее всего интуитивно, избежала формулы «ввести учебный предмет», а тем, что «робототехнику» как учебный предмет вводить глупо – она больше, чем преподавание навыков сборки или пользования роботами.

Введение робототехники в образование после робких проб использовать автоматизированные игрушки для повышения учебной мотивации и притягательности школы – это создание института, первого в истории человечества, регулирующего равноправные отношения робота и человека.

Причем сразу – ребенка, не взрослых для начала, а минуя стадию апробирования на взрослых.

Наверняка Ольга Голодец читала знаменитую пьесу Карела Чапека R.U.R. (сокращение от чеш. Rossumovi univerzální roboti), написанную еще в 1920 году, в каком-то смысле это история про Ромео и Джульетту в мире роботов. Век назад идея про то, что роботы могут не только думать, но и чувствовать, казалась фантастикой. Именно в этой пьесе впервые было использовано слово «робот» в современном смысле.

И уж конечно, Ольга Юрьевна хорошо знакома с творчеством Айзека Азимова, который, собственно, и придумал слово «робототехника». Он сам об этом написал в знаменитом «Эссе о роботах»: «…именно в рассказе “Хоровод” я впервые употребил термин “робототехника” (наука конструирования, создания роботов и управления ими)».

А «Хоровод» (англ. Runaround) – научно-фантастический рассказ Айзека Азимова, написанный в октябре 1941 года и впервые опубликованный в марте 1942 года в журнале Astounding Science Fiction, это фактически первая проба создать нормы жизни роботов, с роботами.

Именно Айзек Азимов, за 75 лет до предложения О.Ю. Голодец включить роботов в формальные отношения с детьми, поставил проблему управления… не роботами, а отношениями человека и робота.

Робототехника – это не про то, как смастерить послушную железку для развлечения или выполнения черновой работы. Это про то, как построить институт (т.е. правила и нормы отношений) робототехники.

Вы думаете, роботы будут убирать мусор, готовить еду или преподавать детям математику?

Нет, конечно. Точнее – не только.

Сегодня уже довольно очевидно, что без робота в его современном понимании никакое индивидуальное образование невозможно. Если под робототехникой мы будем понимать самообучающиеся нейросети, электронные среды с нелинейным персонифицированным расписанием, систему оценки, построенную на блокчейне, гигантскую базу данных с учебным материалом, гибкие профили компетенций.

Я вижу проблему не в том, что робот заменит учителя; конечно, забубенного пересказчика учебника заменит.

Проблема в том, что робот начнет управлять образованием. И это неизбежно.

Потому что, повторюсь, основная тенденция развития – индивидуализированное образование. Т.е. образование, «подогнанное» под индивидуальные способности, наклонности и потребности. Такое, чтобы ребенок и взрослые могли самореализоваться в полной мере, максимально принести пользу себе и людям.

Причем не просто индивидуальное, а такое, чтобы в неопределенном будущем человек мог максимально реализоваться, развив задатки и способности на благо обществу и с "заботой о себе", как любил говорить Мишель Фуко.

Исторически возникновение образования связано с возникновением языка, при помощи которого стало возможно передавать не только сигналы, простейшие приказы и т.п., но и абстрактные понятия.

Развитие полноценной языковой коммуникации привело, в свою очередь, к возникновению необходимости и способности «обучения впрок». Так, собственно, и возникла деятельность, которую мы сегодня можем назвать «образовательной».

И до последнего времени можно было строить образование впрок, про запас, на пользу – потому что было более или менее понятно и про запас, и про пользу, и про «впрок».

А сегодня будущее настолько неопределенно, что собрать всю сумму факторов, сделать индивидуальный прогноз, соединить с потенциальным человеческим ресурсом и сформировать индивидуальную образовательную программу может только автоматизированная система – нейросеть, в которую загружаются и внешние данные, и достижения учащихся.

Без автоматизированных систем управления образованием, электронных образовательных сред это невозможно.

Значит, рано или поздно на каждом уровне робот заменит не столько учителя (до конца робот не вытеснит человека из общения с ребенком!), сколько завуча, директора, инспектора, методиста, министра.

…Представляете себе заседание правительства, на котором Ольга Юрьевна Голодец как куратор социальной сферы докладывает:

– Коллеги, есть предложение на позицию заместителя министра по общему образованию рекомендовать робота, модель ШКРАБ-30, изготовлен холдингом «Просвещение». В комплект запрограммированных компетенций входит блок «Образовательное право», «Экономика образования», «Содержание образования», «Оценка качества», «Цифровое и сетевое образование», «Общественное управление», «Инновационные модели образования». Обработка информации и семантический анализ на 54 языках, онтология настроена на утвержденный правительством профиль компетенций.

Вопрос председательствующего:

– Ольга Юрьевна, на прошлом обсуждении этого вопроса мы утвердили график перехода управления Министерством образования в автоматический формат, доложите исполнение!

Ответ:

– По просьбе фракции КПРФ сроки перехода на полностью автоматизированный формат, замену человека-министра на робота, сдвинуты на три года. Как только будет законодательное решение по этому вопросу – мы будем готовы.

…Улыбайтесь, господа, улыбайтесь, но, попав в эту колею робототехники, мы попадем именно в ту самую ситуацию, которую нам описал великий А. Азимов.

Кстати, именно Азимову принадлежит идея модифицировать систему образования таким образом, чтобы человек имел возможность учиться до конца жизни. Азимов обосновывал эту идею тем, «чтобы пожилые люди не теряли воображения и творческих способностей и не стали обузой для постоянно уменьшающегося числа активных молодых людей».

И напоследок три закона робототехники, выведенные Азимовым.

В утонченном и исправленном виде они выглядят следующим образом:

  1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред.
  2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые отдает человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому закону.
  3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в какой это не противоречит Первому и Второму законам.

Именно потому, что робот не может причинить вреда человеку, а человек-чиновник может, нас и ждет роботизация управления образованием.

…Вы спрашиваете, заменит ли робот учителя?

Меня волнует, кто научит робота-учителя, кто запрограммирует робота-министра и будет ли у роботов общественное мнение, репутация и чувство юмора?



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости































Поделиться