Психология // Статья

Антропологический поворот в образовании: культурные практики взращивания индивидуальности ребёнка и учителя

Предисловие Александра Асмолова к двухтомнику «Педагогика поддержки: третье пространство образования».

Антропологический поворот в образовании: культурные практики взращивания индивидуальности ребёнка и учителя
Иллюстрация:

В течение многих лет я выхожу перед студентами факультета психологии МГУ для того, чтобы поделиться с ними смыслами одной из самых загадочных проблем человеко-ведения – проблемы развития изменяющегося человека в изменяющемся мире. При этом в качестве эпиграфа к программам по культурно-исторической психологии личности избрана формула, которая была начертана на подводной лодке «Наутилус» капитана Немо «Моbilis in mobilе» – подвижный в подвижном. И когда рассказываешь о психологии личности, о многочисленных теориях, которые пытаются разгадать тайну человеческого «Я», то непрестанно думаешь о том, как теоретические построения могут превращаться в культурные практики поддержки личности каждого человека, каждого ребёнка, каждого родителя и каждого учителя.

«Атланты» антропологической культуры свои наиболее значимые мысли иногда оставляют не в больших монографиях, а в письмах, записках и дневниках. Так, в одном из своих писем Лев Семёнович Выготский поделился мечтами о том, какой должна стать психология: она должна стать конкретной психологией свободного человека.

Действительно, психология и должна стать действенной наукой, которая помогает каждому человеку делать свой выбор.

Тот цикл книг, который мы с Андреем Русаковым назвали «Школа для каждого – школа для всех», и представляет собой попытку показать, как выстраиваются мосты между психологическими концепциями и культурными практиками поддержки свободной личности в мире образования.

Среди книг этого цикла, обращённых к думающим педагогам и думающим родителям, особое место занимают педагогические разработки, связанные с исследованиями Олега Семёновича Газмана – педагога, мечтателя и мастера понимания мира детей и мира взрослых. Жизнь свела меня с Олегом Газманом в том исследовательском институте, который иногда называют «незримым колледжем». Незримые колледжи нередко переживают любые формализованные структуры – формальные институты, управления и министерства. Этот колледж возник в самом конце 1980-х – начале 1990-х годов вокруг ВНИКа «Школа». Его руководителем был (и остаётся в истории культуры) неугомонный штурман российского образования Эдуард Днепров. Именно Эдуарду Днепрову при поддержке председателя Госкомитета СССР по народному образованию Геннадия Ягодина удалось собрать вокруг себя дружину уникальных людей.

В этой дружине были яркие рыцари культуры достоинства: Василий Давыдов, Владимир Зинченко, Евгений Сабуров, Александр Абрамов, Вадим Петровский, Валерий Лазарев, Владимир Собкин... (Здесь я поставлю многоточие, ибо моя память выхватывает прежде всего имена тех, кто оставил в моей жизни особенно значимый личностный след).

Среди них особо выделялся Олег Газман – обладавший неукротимой энергией и какой-то простите, непедагогической весёлостью и озорством. Встречи с Газманом всегда превращались в поток озорного общения.

Я знал, что Олег Газман исторически принадлежал к коллективу замечательного педагога Людмилы Ивановны Новиковой. В этом коллективе он, вместе с Анатолием Мудриком, Сергеем Поляковым, Натальей Селивановой и другими исследователями изучал и проектировал именно те практики, которые в контексте антропологического поворота могли бы быть названы культурными практиками взращивания субъектности.

На фото: Олег Семёнович Газман – учёный, педагог,
общественный деятель-реформатор, публицист

Именно Олег Газман (если вспомнить фразу из популярного в те времена фильма «Берегись автомобиля») решился «замахнуться на самого Вильяма нашего Шекспира» – в данном случае, на саму проблему культурных практик взращивания свободного человека. У него хватило наглости и мудрости не побояться перейти все привычные границы традиционных подходов к воспитанию личности.

Новые практики он обозначил весьма необычным на фоне бытовавших тогда в педагогической среде терминов конструктом: «Практики педагогической поддержки». Что это означало? А это значило, что перед нами практики содействия личности, а не воздействия на неё. Иными словами, Газман открыл в педагогике пространство содействия личности, резко отличающееся от пространства манипулятивных технологий. В пространстве содействия развитию личности бессмысленно говорить о том, что педагог является субъектом воспитания, а ребёнок – объектом воспитания. В этих практиках жизненные выборы рождаются в единстве социально-психологического взаимодействия равноправных партнёров.

Мы часто недооцениваем глубокий методологический смысл самого конструкта «педагогика поддержки». По своей ценностной сути он резко отличается от разного рода методик, основанных на манипулятивных воздействиях, в том числе, и от практик помощи.

Вдумайтесь в конструкт «педагогика поддержки». В нем исходно закодированы программы не только педагогики сотрудничества с детьми – но и педагогика уважительного отношения к уникальности каждого ребенка.

В таком симбиозе и возникает педагогика достоинства: именно практики поддержки индивидуальности личности составляют суть педагогики достоинства, и являются ценностным стержнем в становлении свободного человека.

Поиск культурных практик субъектности проступает за появившимися в последние десятилетия новыми антропологическими профессиями – профессиями тьюторов, кураторов, менторов, практических психологов образования… Вновь поставим многоточие. Что общего в этих антропологических профессиях? Их представители, на мой взгляд, нацелены на то, чтобы стать мастерами поддержки неодинаковости, мастерами человековедения.

Такими мастерами являются верные духу педагогики поддержки любимые ученики Олега Газмана – Нина Михайлова, Семён Юсфин, Наталья Касицина. Они были близкими соратниками Олега Семёновича, но когда я говорю «любимые ученики», то мне важно назвать тех, в пространстве личности которых живёт Олег Газман. Ведь любимые ученики иногда могут в реальности не встретиться со своим учителем, но они совершили такой же жизненный выбор, какой некогда совершил их учитель. И они продолжают нести его любовь к детству как пространству разнообразия.

Я хочу сказать слова особой благодарности авторам этой книги: Н.Н. Михайловой, С.М. Юсфину, Н.В. Касициной. Они не просто продолжили дело Олега Газмана. Они сами выступили мастерами поддержки неодинаковости и сделали такой тип мастерства широко доступным для многих и многих заинтересованных педагогов.

Я не знаю, сумеют ли те читатели, которые прочтут эту двухтомную монографию, обрести новый педагогический профессионализм, стать мастерами поддержки неодинаковости. Но я точно знаю другое. Двухтомник «Педагогика поддержки: третье пространство образования» даёт шанс многим педагогам и родителям стать участниками особой творческой мастерской – доброй, озорной, интеллектуальной, эмоциональной, рефлексивной мастерской – Мастерской педагогики поддержки Олега Газмана.


Youtube

Читайте также в рубрике «Психология»

Новости





























































Поделиться

Youtube