Неравенство // Статья

Дети-мигранты: проблема или ресурс для системы образования?

Тему неравенства в образовании продолжают Надежда Бысик и Роман Звягинцев.
  • 22 апреля 2021

Дети-мигранты: проблема или ресурс для системы образования?
Фото: pxhere.com

Часть первая

Чужие среди чужих

Недавнее выступление президента России стимулировало обсуждение вопроса «правильного» распределения по школам детей мигрантов. Президент опасается, что большая доля в классе детей с плохим знанием русского языка не позволяет хорошо учиться не только детям-мигрантам, но и другим учащимся. «В некоторых европейских странах, да и в Штатах, когда уровень детей мигрантов в школе достигает определенного процента, местные жители своих детей из этих школ забирают», – уточнил Путин. Столкнется ли Россия с такой ситуацией?

Темы «дети-мигранты в образовании» и «образование детей-мигрантов» остро актуальны как для России, так и для многих других стран. И, конечно, становятся предметом внимания специалистов. Данные международного исследования PISA 2018 года показывают, что в среднем в странах ОЭСР около 13% всех учащихся или их семей имеют иммигрантский статус, что на 3% больше по сравнению с 2009 годом.

К сожалению, точных данных о численности детей-мигрантов, в том числе обучающихся в российских школах, нет. Не ведется их централизованный учет, ведомственные базы данных (образования, здравоохранения, социальной защиты) сильно различаются.

Кого мы называем «детьми-мигрантами» применительно к России? Это дети, которые приезжают в Россию или вместе с родителями, или к родственникам. Последние, как правило, подростки, которых определяют как «несопровождаемых несовершеннолетних». Отследить таких детей сложно, вернуть в школу еще сложнее.

Дети-мигранты не представляют собой однородную категорию, поскольку приезжают из разных государств и с разными целями. Уязвимыми категориями можно считать детей трудовых мигрантов из Средней Азии, а также детей из Африки и стран Ближнего Востока, которые бегут от войны и конфликтов в своих странах. Большинство детей-мигрантов приезжают из стран ближнего зарубежья. В начале 2000-х в Россию активно приезжали семьи украинцев, азербайджанцев, армян и грузин – в основном это были молодые мужчины. После 2010 года активная миграция началась среди таджиков, узбеков, киргизов, которые приезжают в основном семьями.

Исследователи выделяют детей-мигрантов 1, 2 и даже 1,5 поколения. Называют их «иноэтничными мигрантами» и отделяют от категории «заметные меньшинства» (visible minority) – группы населения, воспринимаемые большинством как «чужие» и «мигранты». В современной России к заметным меньшинствам относятся мигранты из Средней Азии из Закавказья (Азербайджан, Армения, Грузия), а также из республик Северного Кавказа, несмотря на то что последние являются гражданами России.

Основными регионами, куда приезжают семьи мигрантов, в 2018 году были Москва и Московская область, Санкт-Петербург и Ленинградская, Новосибирская, Свердловская области.

В сфере образования дети-мигранты сталкиваются с разными проблемами: с трудностями приема в школу, ее территориальной и экономической доступностью (бесплатное образование и социальная помощь нуждающимся), нежеланием учитывать их особые образовательные потребности (прежде всего освоение русского языка).

Порядок приема в школу в виде электронной заявки на портале Госуслуг (установлен с 2015 года) предполагает, что подать заявление на прием в школу невозможно без указания адреса регистрации. В некоторых регионах мигрантам достаточно быстро и просто предоставляют гражданство, в других – трудно получить даже временную регистрацию (детей регистрируют вместе с родителями). Это существенно затрудняет и даже делает невозможным доступ к образованию для детей нелегальных трудовых мигрантов. В анонимном порядке директора и учителя школ в некоторых регионах сообщают о негласном запрете брать детей без регистрации в школы.

Концентрация неблагополучия

В городах семьи трудовых мигрантов, как правило, селятся рядом с местом работы (например, крупными рынками) и в районах, где цены на жилье ниже (городские окраины, рабочие поселки и общежития). Такие районы в целом вряд ли можно назвать благополучными. В них редко встретишь школы повышенного уровня. Возить же детей в школу в другом районе мигрантам некогда, поскольку их рабочий день составляет, как правило, не менее 11–13 часов. Дети мигрантов испытывают трудности с созданием условий для обучения дома, так как их семьи живут скученно, не обращаются за социальной и медицинской помощью, не имеют компьютеров. Подобные проблемы характерны для большинства стран ОЭСР. Опрос нашего Центра в 2020 году показал, что и во время пандемии дети мигрантов не получали школьную технику, основным инструментом обучения был и остается мобильный телефон.

Характер распределения детей-мигрантов по школам, в том числе ставший предметом внимания президента уровень их концентрации, сильно варьируется от региона к региону. В исследованиях региональных образовательных систем Центра общего и дополнительного образования Института образования НИУ ВШЭ можно посмотреть на несколько контрастных примеров. В трёх разных регионах, находящихся в разных федеральных округах, более 10% детей-мигрантов сконцентрировано в 5%, в 10% и в 25% всех школ региона соответственно. При этом в тех же регионах школ, в которых доля детей-мигрантов не превышает 1,5%, составляет 50%, 15% и 40% всех школ данного субъекта РФ соответственно. При этом в первом регионе максимальная доля мигрантов даже в отдельно взятых школах не превышает 30%, во втором есть 5 школ, доля мигрантов в которых колеблется от 50 до 90%, а в третьем – доля таких детей в отдельных школах доходит до 97%.

Исследования показывают, что распределение детей по школам в большей степени определяется их социальным положением, чем этническим происхождением. Школы, которые принимают детей-мигрантов, по большей части работают в сложных социальных условиях и часто не отличаются высокими образовательными результатами, за исключением резильентных школ, умеющих преодолевать неравенство. Часто мы наблюдаем в «мигрантских школах» небольшое разнообразие образовательной среды, незаполненные вакансии и невысокую квалификацию учителей, отсутствие психологов, дефектологов и т.д.

В большинстве стран мира отдельные школы «аккумулируют» в себе детей со статусом мигрантов, и есть примеры стран и городов с их очень высокой концентрацией.

Концентрация детей-мигрантов в отдельных территориях и школах отражает проблему образовательной бедности и депривации в целом. В школах неблагополучных территорий мы находим большое число детей из других групп риска (из неполных семей с низким социальным статусом, с девиантным поведением и т.д.), что возвращает нас к более комплексной теме влияния социального состава школ на качество образования, сегрегации российских школ. К тому же распределить детей мигрантов по школам равномерно – значит обеспечить им возможность поступать в школу не по месту жительства. Как это возможно с правовой точки зрения?

Следует отметить, что, по данным исследований группы Даниила Александрова, внутри школ, даже при высокой (более 5%) доле детей мигрантов, как правило, не образуются этнические анклавы: дети не всегда выбирают друзей той же этнической принадлежности, что и они сами, а чаще объединяются в группы по успеваемости (отличники дружат с отличниками и наоборот).

Надежда Бысик и Роман Звягинцев

Продолжение следует...



Новости





























































Поделиться