Городское образование // Статья

Театральная жизнь школы или... просто жизнь?


Театральная жизнь школы или... просто жизнь?
Фото: psy-files.ru

Театральная педагогика становится всё более востребованной. Учителя используют на занятиях техники и приёмы, которым учатся на курсах повышения квалификации или актерских тренингах. Благодаря этим непривычным способам общения с детьми такие занятия запоминаются и задевают за живое каждого ученика. А в московской школе № 854 работает целый театр для учителей – мы о нём недавно писали. В нём педагоги отрабатывают навыки актёрского мастерства и ораторского искусства, хотя создавался театр не только для этого.

Главная задача состояла в том, чтобы дать возможность учителям узнать себя с новых сторон, хотя бы на время отказаться от социальных условностей, снять годами накопленное напряжение и разбудить в себе ребёнка, который может говорить, читать, двигаться и петь так, будто его никто не видит. А ещё получить жизненный опыт, который в других видах деятельности получить невозможно, потому что именно театральное переживание может стать формой реального проживания.

Мы поговорили о первом учительском театре с директором школы № 854 Сергеем Москаленковым, актёром, режиссёром и педагогом Константином Мухановым, актером театра и кино, медиамастером Института проблем образовательной политики «Эврика» Егором Вадовым и участницей театра, специалистом по связям с общественностью школы № 854 Анастасией Полуяновой.


Сергей Москаленков: «У театральной педагогики большой ресурс»

«Наш театр не совсем про спектакли, этюды и пьесы. У театральной педагогики невероятно большой ресурс по тому, как, например, замысел ребёнка выразить средствами театральной деятельности. К сожалению, этот ресурс в школе чаще всего неприменяемый.

А ведь мы можем дать детям такие инструменты, которые позволят им решать их учебные задачи. Не только те, которые связаны с каким-то конкретным предметом, но и задачи, связанные с взаимодействием с другими людьми.

Как актёры, которые взаимодействуют на сцене и добиваются слаженности, настроенности друг на друга. К нам на занятия по театральной деятельности пришёл педагог-информатик. Я его спросил: а для чего нужна театральная педагогика? И он сказал мне то, о чём я сам давно думал: “Не для того чтобы ставить спектакли, а для того чтобы ребёнок смог применить театральные способы взаимодействия в другой предметной области. Поэтому надо предложить детям эти способы”.

А вот, например, простое упражнение. Один педагог зовёт другого по имени, – разрушение стереотипа. Мы привыкли друг с другом разговаривать по имени-отчеству. И тут вдруг ко мне обращается педагог по имени. А моя задача по условиям упражнения – не реагировать. Она меня зовёт, а я не отвечаю.

Потом мы анализируем, что чувствует педагог, которому не отвечают, и что чувствует педагог, который вынужден не отвечать.

Что это нам всем даёт? Если учитель в какой-то момент научится слышать и видеть ребёнка, даже если он с ним напрямую не взаимодействует, это уже большое достижение. Педагогу необходимо видеть и понимать тех людей, которые к нему пришли на урок. Это и есть концентрация не на программе, не на задаче, которую надо сейчас решить, а на детях».

Егор Вадов: «Скованный учитель – скованный ученик»

«Учительский театр – лучший театр для детей. И дело вовсе не в том, что учителя наряжаются в Буратино или Деда Мороза.

Скованный учитель – скованный ученик. Театральное пространство и актерское мастерство отлично подходят для освоения своего голоса, тела и эмоций. Все это превращается в инструмент действия и воздействия.

В процессе создания учительского театра мы в первую очередь думали о том, что школа и театр – это плоть от плоти, но учитель больше, чем актёр. Просто ему не хватает необходимых навыков.

Сергей Казарновский в своем докладе на прошедшем клубе “Норма и деятельность” говорил о том, что учителя требуют от детей внимания, в то время как могли бы «взять» его сами. Сцена – лучшее место для наработки этого навыка. Мы со своей стороны готовы делиться с учителями секретами профессии, теперь дело только за ними».

Константин Муханов: «Занимаясь обучением детей, мы не должны потерять ребёнка в себе»

«На наших занятиях мы занимаемся развитием восприятия и внимания, фантазии и воображения, учимся сочинять и рассказывать истории, осваиваем различные способы невербального общения, импровизации, отрабатываем речевые навыки и техники снятия мышечных зажимов. Мы учимся ощущать себя в пространстве, выражать себя, взаимодействовать с партнёром и так далее.

Зачем это нужно и почему это классно? Когда мы учим детей, зачастую теряем ребёнка в самом себе. Обучение порой накладывает обязательства – “знать и делать как надо”, – и в этот момент учитель умирает. Такой человек ничему научить не может, потому что основой обучения, на мой взгляд, являются пробы и ошибки».

Анастасия Полуянова: «Зажатый и зашоренный педагог передаёт своё состояние и детям»

«Наш театр ещё совсем молодой. Я воспринимаю его как своеобразный тимбилдинг, то, что нас объединяет с коллегами помимо основной работы. В таких неформальных обстоятельствах мы общаемся и взаимодействуем иначе. Нам интересно узнавать друг друга с новых сторон. Но в первую очередь мы пришли раскрыть и почувствовать себя, ведь зажатый и зашоренный педагог передаёт своё состояние и детям».



Новости





























































Поделиться