Качество образования // Статья

«Едут за мечтой, а дальше как получится»

На днях состоялся экспертный семинар «Выбор образовательных траекторий учащихся старших классов» Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС.

«Едут за мечтой, а дальше как получится»
Иллюстрация: tribunapracy.by

Охота к перемене мест: основные причины

Результаты исследования представила ведущий научный сотрудник ЦЭНО ИПЭИ РАНХиГС Елена Семионова, которая рассказала об образовательной мобильности, или миграции выпускников 9-х и 11-х классов, связанной с поступлением в вузы и колледжи других городов.

В ходе опроса 2200 семей из Псковской, Свердловской и Нижегородской областей социологи выявили ряд факторов, влияющих (или не оказывающих существенного влияния) на предпочтения семей при выборе места обучения для своих детей.

Как выяснилось, настрой на образовательную миграцию не зависит от материальной обеспеченности семей: планируют отправить своих детей в вузы и колледжи других городов 55% обеспеченных семей, 58% семей со средним достатком и 51% с низким.

Наоборот, уровень образования родителей играет немаловажную роль: 61% семей, в которых оба родителя имеют профессиональное образование (высшее или СПО), готовы на образовательную миграцию своих детей, среди респондентов без профессионального образования таковых только 44%.

Успеваемость выпускников предопределяет их дальнейшую образовательную траекторию.

Высшее образование планируют получать 66,7% отличников, 61% хорошистов и 34% троечников.

42% хорошистов и 32% троечников рассчитывают поступать в колледжи.

Причем эти намерения не обязательно связаны с переездом в другие населенные пункты.

Так, 77% из тех, кто намерен остаться на своей малой родине, заявили, что в их городе есть подходящие образовательные организации, а 29% не готовы к существенным затратам, которые потребуются для жизни их детей в другом городе.

Еще одна причина неохоты к перемене мест заключается в том, что около 22% родителей не хотят, чтобы их ребенок жил самостоятельно.

По словам Елены Семионовой, этот вариант чаще всего выбирали жители сел, а также малых и средних городов, что скорее всего связано с опасениями отпускать ребенка одного в большой город.

Напротив, 62% тех семей, которые придерживаются противоположной позиции, придают наибольшее значение тому, что в другом месте ребенок может получить более качественное образование.

Независимо от того, какое образование будет получать ребенок, – высшее или среднее профессиональное – 88% планируют материально помогать своему чаду.

61% семей рассчитывает на стипендию, то есть надеются на бюджетные места.

Около 40% полагают, что их дети будут работать и подрабатывать во время учебы.

Помимо этого, 48% родителей намерены помогать детям в решении бытовых вопросов, независимо от уровня доходов семьи.

Планирует ли ребенок после окончания учебы остаться жить на своей малой родине?

68% родителей, не настроенных на образовательную миграцию, отвечают на этот вопрос положительно. Предпочтение своего населенного пункта как места будущего трудоустройства связано с наличием жилья (57% ответов) и возможностью найти хорошую работу (45%).

28% семей, нацеленных на поступление своих детей в вузы или техникумы других городов, рассчитывают на их трудоустройство за пределами своего региона.

Около 70% респондентов объясняют это тем, что в их населенном пункте трудно найти хорошую работу с достойной заработной платой.

«Отсутствие качественного образования в месте проживания – главная причина, которая толкает семьи на выбор образовательной миграции для своих детей. Если семья нацелена на получение ребенком СПО, то чаще всего они планируют сделать это в своем регионе. Если речь идет о высшем образовании, то уже более половины семей задумываются о переезде в другой город или регион. Существенное значение при выборе стратегии имеет успеваемость ребенка: чем выше учебные достижения, тем чаще родители задумываются об образовательной миграции», – констатировала Елена Семионова.

По ее словам, пандемия и связанные с ней ограничения оказали незначительное влияние на планы семей: только 5% опрошенных отказались по этой причине от своих прежних намерений отправить ребенка на учебу за пределы своего города или региона.

Итак, рассматривают обучение своих детей в родном городе более 50% семей, в других регионах – более 30%, в Москве и Санкт-Петербурге – 16,4%.

Куда уезжают высокобалльники?

Как видим, образовательная миграция среди выпускников школ – не такое уж массовое явление. И далеко не все из числа желающих податься в другие края рвутся в столичные города.

Похожие выводы сделала и руководитель Центра анализа образовательных данных ФИРО РАНХиГС Елена Корнилова, которая исследовала траектории абитуриентов с высокими баллами за ЕГЭ по русскому языку и математике.

Казалось бы, перед такими выпускниками открываются двери всех вузов, однако далеко не все планируют уезжать далеко от дома.

Но выяснились интересные нюансы: самая массовая миграция высокобалльников по русскому языку в московские вузы происходит из Краснодарского края, Нижегородской области и Татарстана.

Если отток молодежи на обучение из Краснодарского края еще можно объяснить (вузов здесь много, более 100, однако они не входят в топы), то образовательная миграция выпускников из Республики Татарстан и Нижегородской области оставляет пока еще много открытых вопросов.

В двух этих регионах высокий уровень общего образования, на их территории расположены университеты с высокими рейтингами: Нижегородский государственный университет имени Н.И. Лобачевского и Казанский (Приволжский) федеральный университет.

Однако местные уезжают в столичные города, а их места занимают абитуриенты из соседних регионов. Так, в Республике Татарстан конкурсы в местные вузы обеспечиваются за счет высокобалльников из Башкортостана и национальных республик Поволжского федерального округа (Чувашии, Марий Эл и других).

Кстати, выпускники из Башкортостана чаще сверстников из других регионов сдают профильную математику, выбирая технические и экономические специальности в столичных вузах, в отличие от выпускников из Краснодарского края, Нижегородской области и Республики Татарстан, которые реже выбирают царицу наук и отдают предпочтение гуманитарным и творческим направлениям подготовки.

Эти три региона возглавляют и список образовательных мигрантов, выбирающих вузы Санкт-Петербурга.

Географический фактор и феномен Калининградской области

А вот остальные абитуриенты с высокими баллами по русскому языку приезжают в город на Неве из близлежащих северных территорий: Архангельской, Мурманской областей, Республики Карелия, Сибири.

Анализ состава абитуриентов, поступающих в вузы федеральных центров, подтверждает тот факт, что выбор образовательной организации в значительной мере обусловлен географическим фактором. Например, в вузы Новосибирска поступают представители Алтайского края, Иркутской области, Красноярского края, Республики Саха (Якутия).

Жители южных и западных регионов в Новосибирск не едут.

Выпускники школ Челябинской области выбирают вузы Свердловской области.

Но вот один из самых интересных феноменов, обнаруженных в ходе исследования – это растущая востребованность вузов Калининградской области, которые не занимают топовых позиций в различных рейтингах.

«Тем не менее этот регион находится на третьем месте после Москвы и Санкт-Петербурга по притоку образовательных мигрантов с высокими баллами. Если в Москву едут из всех субъектов РФ, в Санкт-Петербург – из 75, то в Калининград – из 57», – отметила Елена Кондрашова.

Причем в случае с Калининградской областью география не играет роли, поскольку сюда съезжаются абитуриенты со всех концов – от Приморского края до двух столиц.

И в данном случае причина предпочтений для ученых пока еще остается неясной. Есть предположение, что молодых людей привлекает близость Европы, хороший климат, комфортные условия.

Если же говорить о регионах, наименее востребованных образовательными мигрантами с высокими баллами ЕГЭ, то к их числу относится Приморский край. Это самый редко выбираемый регион для получения высшего образования, и комментарии здесь излишни. Территориальная удаленность от центра играет в данном случае главную роль, зато сюда охотно приезжают выпускники из Амурской, Сахалинской областей, Хабаровского края для поступления в Дальневосточный федеральный университет.

«В России образовательная миграция не является преимущественной. Скорее, это исключение из общего правила. Выпускники предпочитают получать образование у себя дома. Образовательная миграция осуществляется в пределах одного федерального округа и близлежащей территории или в центральной и европейской части», – сделала вывод Елена Кондрашова.

О проходных баллах и планах на будущее

Ей возразила Елена Семионова, по мнению которой, миграционные потоки зависят не только от географического фактора, но и от уровня оплаты за обучение в бакалавриате, потому что 80 баллов для поступления на бюджетные места на многие престижные специальности в московских вузах недостаточно.

«Нередко выпускники выбирают регион для дальнейшего обучения, исходя из того, чтобы учиться на бюджете, то есть поступить по проходному баллу. Ради этого они готовы ехать из Сибири, например, во Владимир, лишь бы только учиться на бюджете. И, похоже, уже назревает такая тенденция: по максимуму использовать свои баллы за ЕГЭ для бюджетного образования», – пояснила она.

В то же время ученые обращают внимание на тот факт, что выбор столичных вузов зачастую объясняется планами на отдаленную перспективу, связанными с будущим трудоустройством в Москве и Санкт-Петербурге. А те абитуриенты, которые продолжают обучение в своих федеральных округах или в Калининградской области, после получения дипломов могут направиться в российские столицы.

По мнению старшего научного сотрудника ИНСАП РАНХиГС Дмитрия Логинова, образовательная миграция – это объективная реальность, которую можно оценить как положительно, так и отрицательно.

Очевидные преимущества этого явления заключаются в том, что развитие человеческого потенциала невозможно без академической мобильности выпускников школ и молодых специалистов.

В то же время это недостаток для регионов-реципиентов, которые испытывают трудности, связанные с вымыванием будущих кадров с рынка труда.

«Сложившаяся ситуация вызвана территориально-поселенческим неравенством. Наши исследования показывают, что уезжают в основном лучшие, но, к сожалению, это закономерно, поскольку региональные образовательные системы и рынки труда часто не в состоянии предоставить условия для реализации потенциала квалифицированных кадров», – отметил Дмитрий Логинов.

В то же время, по его мнению, есть основания для оптимизма: уехавшие молодые люди – это кадровый резерв регионов, поскольку у многих из них остаются какие-то связи на местах, и в случае улучшения ситуации на местных рынках труда они могут оперативно вернуться на малую родину.

«Едут за мечтой, а дальше как получится. Реальность не всегда оправдывает ожидания. Иногда возвращаются через два-три года после окончания вуза из-за неудавшейся карьеры в столице», – подтвердила замдиректора по науке ЦЭНО ИПЭИ РАНХиГС Елена Полушкина.



Новости





























































Поделиться