Дистанционное обучение // Тема дня

Родительский цифровой бунт – спровоцированный и беспощадный


Родительский цифровой бунт – спровоцированный и беспощадный
Фото: garderobus.ru

Мы уже писали об эксперименте по внедрению целевой модели цифровой образовательной среды и о реакции на нее родителей Астраханской области, которые устроили скандал на встрече с министром образования и науки региона Виталием Гутманом. (Запись встречи можно посмотреть по ссылкам).

Однако Астраханская область не исключение: негодование, тревога, страхи, порождающие нелепые мифы, распространяются в масштабах всей страны. – Большинство родителей и даже учителей решили, что эксперимент по внедрению ЦОС – это шаг к полному переходу на дистанционное образование и закрытию школ.

Петиции в Сети

Не убедили воинствующую общественность и вполне разумные доводы министра просвещения РФ Сергея Кравцова о том, что цифровая образовательная среда предполагает высокоскоростной интернет в школах, обеспечение соответствующей техникой и широкий набор сервисов, расширяющих интерактивность процесса обучения, но «не подменяющих собой живое общение с педагогом на уроках».

Пока постановление правительства обсуждалось на сайте, активные родители не сидели сложа руки, а организовали в Сети борьбу против нововведения.

Например, ВКонтакте было размещено такое объявление:

«Срочно!!! Родители, остановим эксперимент по цифровой среде! Все участвуем в обсуждении проекта на regulation.gov.ru.

Правительство готовит эксперимент по переводу 14 регионов на цифровое обучение. Срочно действуем!

Лоббисты электронной школы выходят на финишную прямую, организуя очередной эксперимент в сфере образования, который затем будет распространен на всю страну. Дети в 14 пилотных регионах могут начать грядущий учебный год в “цифровой образовательной среде” (ЦОС) – соответствующий проект постановления правительства разместило Министерство просвещения на госпортале нормативно-правовых актов.

Призываем родителей, педагогических работников, вообще всех здравомыслящих граждан напомнить государству, что именно мы являемся главными заказчиками образования и непосредственными участниками образовательного процесса в России. До 10 июля чиновники собирают отзывы на проект постановления на правительственном портале».

Далее следовала подробная инструкция с описанием того, какие кнопки следует нажать, чтобы зарегистрироваться на сайте и оставить отзыв, и даже был приведен конкретный текст:

«Я категорически против “цифровой образовательной среды”. Возражаю против внедрения “электронного обучения” и дистанционных технологий в образование “на постоянной основе, на всей территории РФ”. Требую сохранить традиционное очное образование с использованием учебников на бумажных носителях в полном объеме, а также бумажных дневников, журналов для желающих».

Вперед, в прошлое?

Что же так напугало родителей? Безусловно, негативный опыт, полученный в ходе перехода на «удаленку», который зачастую приводил к перекладыванию ответственности за обучение детей на плечи родителей.

По словам директора по развитию Национальной родительской ассоциации Марианны Шевченко, в период онлайн-обучения родители «работали и преподавателями, и психологами, и системными администраторами».

Некоторые родители считают, что за эту работу им следует платить.

«Если будут вводить дистанционное обучение детей, то следует подумать о сохранении заработной платы одного из родителей по месту его работы с тем, чтобы он проводил время с ребенком. Но зарплату не на уровне МРОТ, а среднегодовую с основного места работы. Если такой порядок не устроит работодателя, то пусть государство из своих резервов платит и при этом наказывает работодателя, если тот решит уволить сотрудника. Это будет справедливо. Так что правительству следует хорошенько все взвесить, прежде чем утверждать этот законопроект», – читаем на форумах.

Кроме более или менее разумных опасений родителей (дети не будут социально адаптированы в общественной среде, постоянное сидение за компьютером может сказаться на здоровье ребенка, в особенности учеников начальных классов), звучат и вовсе абсурдные заявления:

«Это не эксперимент, а очередная попытка полностью дебилизировать население. Неграмотными управлять легче. Нашей власти умные не нужны».

При этом ненавистники дистанта почему-то не задумываются о том, что успешное будущее их детей уже невозможно без изучения информационных технологий, и своими протестами они как раз и тянут детей в сторону той самой «дебилизации», которой они так боятся.

Здесь напрашиваются исторические аналогии с оппонентами строительства железных дорог и с луддитами – участниками стихийных выступлений первой четверти XIX века против внедрения машин в ходе промышленной революции.

На фоне борьбы с дистантом появляются и конспирологические теории с далеко идущими выводами, не имеющими под собой никаких реальных оснований:

«Выступаем категорически против постоянного наблюдения за учениками и учителями с помощью биометрических камер в режиме реального времени во всех российских школах. Здесь кроется огромная опасность подключения ювенальщиков (в т.ч. – иностранных усыновителей) к школе и отбора ими ценного “человеческого товара” в лице школьников».

«ЦОС полностью интегрируется с порталом госуслуг и с его подсистемой “Информационный платежный шлюз Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)”, читаем на родительских форумах. – Возникает реальная опасность коммерциализации общего образования, безвозмездность которого гарантируется Конституцией и ФЗ “Об образовании”. Выступаем категорически против включения в образовательный процесс юрлиц и индивидуальных предпринимателей, которые будут вытягивать с участников нового образовательного процесса за различные “дополнительные услуги”, что является неотъемлемой частью ЦОС».

Поистине остается только изумляться разгулу воображения этих людей.
И все-таки призывы активистов возымели действие.

Общественное обсуждение постановления завершилось 10 июля, а за неделю до этого картина была более чем красноречива – проект собрал 50 лайков при 8000 дизлайков, что, похоже, является рекордом для данного ресурса.

Лайфхаки от министра

Успех ненавистников дистанта объясняется тем, что с семьями не была проведена разъяснительная работа: Министерство просвещения обратилось к населению уже после выхода постановления, и эти обращения звучали, скорее, как робкие оправдания, а не убедительные доводы.

«Видимо, это постановление так неудачно написано, что у всех абсолютно сложилось впечатление, что школу закрывают. Директор нашей школы написала письмо-обращение к родителям, опровергающее эти домыслы, и после этого все успокоились», – говорит учитель информатики школы № 1 им. М.Г. Ефремова г. Таруса Александр Зудкин.

По его мнению, «главный урок дистанционного обучения состоит в том, что оно необходимо как дополнение, даже если не будет никаких пандемий, его надо все равно развивать, и эксперимент по внедрению цифровой образовательной среды такую возможность дает».

Примечательно, что в начале перехода школ на онлайн-обучение министр образования и науки Калужской области Александр Аникеев обратился к родителям школьников с душевными словами, объясняющими необходимость этого перехода.

И даже поделился лайфхаками.

Это пример, достойный внимания: в этом случае чиновник не пошел на поводу у «народных масс», не стал поднимать плакаты с популистскими лозунгами, а просто постарался найти нужные слова.

«Онлайн надо не запрещать, а встраивать в нашу жизнь»

Справедливости ради стоит отметить, что есть на просторах рунета и те, кто видят плюсы в инициативе правительства. Особенно для сельского населения.

Например, пользователь под ником «Константин Победоносцев» пишет:

«В сельской местности до школы иногда по часу и больше приходится добираться, да еще по дорогам не всегда высокого качества. Так что идея добротная, наверное».

По словам психолога из Новосибирска Любови Быковой, дистанционная форма обучения оказалась удобной и востребованной для таких категорий детей, как спортсмены, которые проводят много времени в разъездах и на соревнованиях, а также для тех, кто выбрал семейное образование.

Кроме того, Любовь Быкова отмечает, что дети, в отличие от родителей, достаточно положительно реагировали на дистант: есть возможность выспаться, не бежать спозаранку в школу, уделять больше времени интересующим их предметам.

По ее мнению, панику и недовольство нагнетали прежде всего взрослые, оказывая тем самым плохое влияние на детей.

«Когда в семье много и в негативном свете обсуждают дистанционное обучение, втягивая в это ребенка, он априори будет отрицать весь учебный процесс, у него пропадет желание учиться не только онлайн, но и офлайн, и потом родители будут получать подтверждение своих худших ожиданий», – говорит психолог.

По ее мнению, «безвыходных ситуаций не бывает, для любой можно найти оптимальное решение, если мы смотрим на нее трезво, не впадая в эмоции».

Например, родителям стоит сосредоточить свои усилия не на обвинениях в адрес онлайн-обучения, а на конструктивных делах: научить ребенка навыкам самоорганизации, чтобы выполнение домашних заданий не растягивалось на целый день.

Учителям тоже предстоит большая работа.

«Ясно, что надо обеспечить повышение квалификации и постоянную методическую поддержку учителям. Полагаю, что не менее важно выявить школы, у которых совсем не получилось, и помочь им», – считает директор Института кибернетики и образовательной информатики им. А.И. Берга ФИЦ ИУ РАН, член Комиссии РАН по экспертизе Федеральных государственных образовательных стандартов и учебников, академик РАН и РАО Алексей Семенов.

По мнению научного руководителя АНО «Институт проблем образовательной политики “Эврика”» Александра Адамского, «кризис дистанционного образования был усугублен тем, что в течение нескольких последних лет школы не готовились к ситуации неопределенности, а жили в иллюзии застывшей реальности».

По его убеждению, эту реальность необходимо менять, опираясь на опыт авангардных школ и учителей, основанный в том числе на принципах развивающего обучения.

Смешанное обучение, сочетающее дистанционные технологии с очным образованием, становится нормой жизни.

И всем участникам образовательного процесса, в том числе родителям, следует готовиться к этой норме, а не вставать поперек прогресса.

«Онлайн надо не запрещать, а встраивать в нашу жизнь – для часто болеющих детей, на время карантина, для сельских школ, где не хватает учителей, – убеждена директор по развитию Национальной родительской ассоциации Марианна Шевченко. – Перед каждым из нас стоят свои задачи: у родителей – мотивировать детей на учебу, у авторов учебников – совершенствовать учебники, у педагогов – адаптироваться к дистанту, у школьных психологов – выстроить консультирование и поддержку детей».



Новости





























































Поделиться