BIG DATA // Тема дня

Не путать: проект «Цифровая образовательная среда» – это не дистанционное образование


Не путать: проект «Цифровая образовательная среда» – это не дистанционное образование
Фото: fedroo.my1.ru

С 1 сентября 2020 года по 31 декабря 2022 года в рамках федерального проекта «Цифровая образовательная среда» нацпроекта «Образование» планируется провести эксперимент по внедрению целевой модели цифровой образовательной среды. В нем примут участие организации общего, среднего профессионального и дополнительного образования детей и взрослых в 14 регионах.

Задача проекта – предоставить ученикам и педагогам доступ к платформе ЦОС, а также сформировать в образовательных организациях, городах и регионах универсальные способы организации цифрового образовательного пространства.

Цифровая образовательная среда (cокращенно ЦОС) включает в себя несколько компонентов: обеспечение школ техникой и подключение к высокоскоростному Интернету – не менее 50 Мб/с в селах и 100 Мб/с в городах.

Плюс широкий набор сервисов – от электронного документооборота и планирования финансово-хозяйственной деятельности до учета достижений обучающихся (электронное портфолио).

Проект постановления правительства до 10 июля находится на стадии общественного обсуждения.

«И кофемолка, и кофеварка, и электронный журнал вместе с электронным дневником»

Отмечая, что эксперимент – это очень важная инициатива, эксперты вместе с тем говорят о его недостатках, недоработках и рисках.

Так, советник, член правления Лиги образования Михаил Кушнир считает описание «платформы ЦОС» крайне расплывчатым.

«Есть большое подозрение, что нас ожидает очередной монопродукт, который “и Гоша, и Жора, и Юра”, и кофемолка, и кофеварка, и электронный журнал вместе с электронным дневником, не говоря об электронных учебниках», – констатирует он.

Поставщики контента обеспокоены тем, как будет происходить отбор ресурсов для ЦОС, видимо, памятуя о печальном опыте с Федеральным перечнем учебников, который фактически монополизировало одно известное издательство.

«Регулятор может создать условия для одного поставщика либо создать веер возможностей для учащихся, семей, педагогов с целью реализации образовательных запросов», – говорит генеральный директор компании «Мобильное электронное образование», член-корреспондент РАО Александр Кондаков.

Кроме того, он опасается, что ЦОС превратится в мертворожденный конгломерат учебных материалов, который впоследствии не будет востребован: «И как бы нам не повторить опыт с Единой коллекцией цифровых образовательных ресурсов, созданной в начале 2000-х гг., и Федерального центра информационно-образовательных ресурсов, о которых сегодня помнят лишь специалисты».

Это опасение разделяет и руководитель Школы инженерного мышления Анатолий Шперх, который считает, что последствием нововведения станет еще и усиление контроля за деятельностью школ.

«Это будет еще одна библиотека ЦОР (Цифровых образовательных ресурсов), о которой все забудут 1 января 2023 года, на следующий день после окончания эксперимента, – прогнозирует эксперт. – А вот о чем не забудут – так это о том, что все обучение ребенка теперь привязано к учетной записи ЕСИА (Единая система идентификации и аутентификации). И все учебные действия его теперь будут доступны не только педагогам, не только Рособрнадзору с его манией контролировать работу (хотя по Закону “Об образовании в РФ” уже это не совсем законно, ибо никто не вправе школе навязывать порядок работы внутри образовательной программы), но и государственным и муниципальным общеобразовательным организациям, и профессиональным образовательным организациям, иным участникам отношений в сфере образования, органам управления образованием (федеральным, региональным, муниципальным). Все они теперь участники ЦОС и все могут получить доступ к учебным активностям обучающихся».

Слона-то не приметили

Есть еще одна важная социальная проблема, на которую обращают внимание эксперты. Согласно проекту Постановления, целью ЦОС является создание равных возможностей для качественного образования детей, однако, как справедливо замечает основатель международной сети школ робототехники ROBBOClub.Ru Павел Фролов, «дистанционное образование – это не только цифровая образовательная среда в учебном заведении, но и соответствующая среда дома у учеников, а этим никто не занимается».

«В большинстве семей в масштабах России нет компьютеров для обучения и страдает качество интернета, – поясняет он. – Полноценное дистанционное образование требует повышения технической оснащенности семей, синхронного обучения, наличия технических специалистов, помогающих организовать подготовку к уроку и его проведение. Пока в рамках эксперимента по внедрению ЦОС этих пунктов не предусмотрено».

Не предусмотрено и главное – подготовка педагогов для полноценной работы в ЦОС и в режиме дистанта.

Хочется надеяться, что эта задача будет решена в рамках другого федерального проекта – «Учитель будущего».

Родители протестуют

Наконец, главным препятствием на пути реализации проекта может стать сопротивление родителей, которые напуганы опытом дистанционного обучения, организованного не самым лучшим образом в большинстве российских школ.

«Родители, которые попробовали дистант в последней четверти прошедшего учебного года, не хотели бы повторения такого опыта, – говорит Павел Фролов. – Поэтому многие опасаются проведения эксперимента в их регионах. Однако нормальное дистанционное образование имеет мало общего с тем, что продемонстрировала школьная система во время карантина. Важно разъяснить участникам эксперимента, что ЦОС не является синонимом дистанционного образования».

Это и пытался сделать министр образования и науки Астраханской области Виталий Гутман 29 июня на встрече с обеспокоенными родителями, категорически выступающими против эксперимента.

Наверное, стены уважаемого ведомства давно не видели такого накала эмоций.

Запись встречи можно посмотреть по ссылкам.

Полтора часа министр пытался убедить бушующую аудиторию в том, что ЦОС не тождественна дистанционному обучению, что весь учебный процесс будет сосредоточен в школьных стенах, для этого закупается современное оборудование и подключается широкополосный интернет. А онлайн-обучение было лишь вынужденной мерой в экстремальных условиях – иначе чем бы занимались дети в период самоизоляции?

«Эта программа никак не связана с дистанционным образованием. Речи о переходе на онлайн-обучение с 1 сентября в документе не ведётся. Если эпидобстановка позволит, все астраханские школьники в новом учебном году сядут за парты. Однако мы должны понимать, что цифровизация – это требование времени, и игнорировать передовые технологии неправильно. Ещё раз повторю: пилотный проект не предполагает перехода на дистанционное обучение. Новые технологии призваны разнообразить образовательный процесс, сделать образовательный контент доступнее», – заметил Виталий Гутман.

Виталий Гутман также подчеркнул, что он целиком и полностью «за» очное обучение, поскольку понимает необходимость общения детей с учителем и сверстниками.

В качестве аргумента он попросил у одного из пап плакат, на котором было написано: «Наши дети должны учиться в школе, а не на кухне».

Этот снимок был распространен в интернете и набрал множество просмотров.

Будущее за смешанным обучением?

В своем интервью «ВО» Виталий Гутман отметил: «Сейчас создана рабочая группа, в состав которой входят чиновники, директора школ и родители. Задача группы – разработать разные проекты на новый учебный год. Мы должны предложить системе образования разные варианты, в том числе и смешанное обучение».

«Безусловно, мы никогда не перейдем на полный дистант, но также очевидно, что наши дети должны быть защищены от опасности коронавируса, – утверждает Александр Кондаков. – Судя по постановлению Роспотребнадзора, до конца текущего года мы не вернемся к привычному формату обучения. Поэтому школы и педагоги должны переходить на современные формы организации образовательного процесса – не только очную, но и очно-заочную и, если потребуется, то и заочную. Но это не должно быть повтором четвертой четверти, а разумным сочетанием онлайна и офлайна (примерно 30 на 70%, а лучше 20–80%)».

«Как показывают результаты исследования “Школьный барометр”, старшеклассники (и их родители разделяют это мнение) поддерживают идею смешанного обучения, – рассказывает ординарный профессор НИУ ВШЭ, научный руководитель магистерской программы "Управление образованием" Анатолий Каспржак. – Пишут в своих анкетах: “Хорошо бы, чтобы три-четыре дня в неделю мы ходили в школу, а один-два дня занимались дистанционно”. Это, по мнению старшеклассников, поможет им сконцентрироваться на тех предметах, которые они будут сдавать, готовясь к ЕГЭ и ОГЭ. Фактически смешанное обучение в старшей школе приветствуется всеми субъектами образовательного процесса, но, подчеркну, только в старшей школе. Для начальной школы, где у учащихся пока не сформирована учебная самостоятельность, онлайн-формат совсем не подходит, это общее мнение всех респондентов: и учеников, и учителей, и родителей».

Зарубежные школы уже идут по этому пути. По словам старшего специалиста в области образования Всемирного банка Тиграна Шмиса, «где-то распределяют занятия по сменам или, например, один день в неделю учатся очно, а все остальные – онлайн. Но в большинстве открывшихся стран это реализуется через комбинацию онлайна и офлайна».

«Сейчас, пусть по вынужденным, не зависящим от нас драматическим обстоятельствам, но все же открылось огромное окно дистанционного образования, преподавания, обучения, – убежден Тигран Шмис. – Моё большое пожелание, конечно, чтобы этот вид обучения стал одним из основных видов и форм. И по большому счету у нас нет выбора: рано или поздно это должно случиться».



Новости





























































Поделиться