Дети // Колонка

«А где моя мама?»

Актёр Егор Вадов считает, что нашумевший ролик об усыновлении ребенка однополой парой затронул проблему участия детей в сомнительных проектах. Специально для «ВО» он написал об этом колонку.

«А где моя мама?»
Фото: 5bucks.ru

По основному образованию я – актер театра и кино, поэтому не могу не отреагировать на видеоролик о поправках в конституцию, вокруг которого разворачивается сетевой скандал.

Я говорю о ролике про ребенка и его новых родителей – гомосексуалов.

Нет смысла обсуждать взрослых актеров, играющих родителей, – цеховое сообщество и так прошлось катком по их карьерам. Но остаются вопросы к реальным родителям, которые приводят своих детей на кастинги и пробы.

Однажды нам с дочкой предложили пройти кастинг в рекламу про детей.

Это был единственный раз, когда я по глупости втянул в это дело своего ребенка.

Полуторачасовое сидение в комнате ожидания, набитой несчастными мальчиками и девочками, завершилось унизительным кастингом. Детей уговаривали изображать совершенно неестественные, несвойственные им гримасы и эмоции без какой-либо подготовки и положительной оценки. Всё быстро-быстро, как на конвейере. Уставшие после длительного ожидания дети едва ли могли выдавить из себя хоть что-то, чтобы угодить незнакомым взрослым за камерой.

А обезумевшие от азарта родители до последнего пытались удержать внимание кастинг-директора именно на своем ребёнке, даже когда в его глазах было написано: «Нет, мама! Я больше не хочу!»

Индустрия не может обойтись без детей-актеров. Да и не должна. Но за свой многолетний опыт я ни разу не видел адекватных рабочих условий для ребенка на кастинге или съемочной площадке. На некоторых проектах смены с детьми длятся по 10–12 часов. Я видел, как родители наотрез отказывались увозить ребенка с площадки, даже когда нарушались условия договора со студией. Боялись, что больше не позовут.

Ведь ребенок-актер – это солидная прибавка к семейному бюджету, и я не готов судить родителей за это.

Но, к сожалению, не всегда эта прибавка адекватна нагрузке, которая ложится на плечи ребенка, получившего роль.

И если условия – дело поправимое, то образ, созданный ребенком-актёром, поправить уже не получится. Он навсегда останется в сети.

В феврале 2019 года мне прислали сценарий и пригласили на пробы. Фильм под условным названием «Новый этап» рассказывал о… даже сложно сказать, о чём.

Действие строилось на безудержном пьянстве новоиспеченного градоначальника.

Под влиянием алкоголя он раздавал абсурдные поручения, рассчитывая тем самым решить острые проблемы общества. Центральная мысль, вокруг которой строились действия героев, сводилась к необходимости поправить Конституцию. Однако ни одному из взрослых актеров не предлагалось произнести это вслух.

Эта роль была отведена ребёнку главного героя: «Много суеты в Конституции, я бы поменял».

Я поехал на пробы с одной-единственной целью – поговорить с молодым режиссером-дебютантом и убедить его не заходить в кино с эксплуатации детского образа. Я говорил, что за высказыванием автора всегда следует высказывание актёра, что ответственность за эти слова может брать на себя только взрослый человек, понимающий, о чем говорит, но не ребенок, который понятия не имеет о том, что такое, например, Конституция.

На выходе я столкнулся с мамой и бабушкой претендента на главную детскую роль. Я предложил им не ходить на эти пробы и спросил, читали ли они сценарий?Выяснилось, что нет.

Узнав подробности, они были ошарашены, однако и это их не остановило. Через пару минут они уже причесывали мальчишку, чтобы он лучше смотрелся в кадре.

Многим кажется, что, попадая на сьёмки, ты оказываешься в удивительном мире знаменитостей, телевидения или большого кино. Отчасти это так.

Но в основном это сложная, малопривлекательная индустрия, магия которой видна только зрителю. Очень легко стать её жертвой, тем более ребёнку.

Приводя ребёнка участвовать в сомнительных проектах, родители подставляют собственных детей в угоду своим амбициозным желаниям.



Новости





























































Поделиться