Психология // Интервью

Александр Асмолов: «Пандемия – это проверка на ценность тех, кто находится рядом с нами»

  • 13 апреля 2020

Александр Асмолов: «Пандемия – это проверка на ценность тех, кто находится рядом с нами»
Фото: amandapadillasantiago.wordpress.com

Российский психолог, публицист, директор Школы антропологии будущего РАНХиГС Александр Асмолов в интервью корреспонденту сайта рассказал о шансе, который дает обществу пандемия коронавируса, как восстанавливаться в условиях самоизоляции, а также почему в соцсетях много шуток о сложности изоляции с детьми.

– Что обнажает в человеке этот общечеловеческий кризис – пандемия? Животные инстинкты или тягу к сотрудничеству?

– Все зависит от того, какая у вас структура личности, является ли ваша личность, как мы говорим, многояйной – это мой термин, каждый человек многояйное существо – или мы являемся одномерным существом. Если мы многомерны, если мы имеем множество мотивов и огромное количество связей с миром, то в ситуации любого кризиса, в том числе такого кризиса, который вызван инфодемией и пандемией, мы найдем те мотивы, благодаря которым мы почувствуем эту ситуацию, как ситуацию, в которой появляются новые горизонты, новые перспективы.

Именно поэтому целый ряд аналитиков говорит, что пандемия открывает, как это ни парадоксально, логику новых возможностей, что она выступает как триггер для перехода человечества на новую эволюционную стадию развития.

Вместе с тем есть люди, для которых ключевым является мотив страха перед смертью. Ожидание страха перед смертью так или иначе приводит к тому, что мы в буквальном смысле, как говорят в народе, накликиваем. Вот это поведение «накликивания беды» не меньше, а еще больше, чем реальный эпидемиологический стрессор и реальная эпидемиологическая ситуация могут привести к серьезным психосоматическим нарушениям. Поэтому человек начинается как человек с заботы о других, а потом забота о других перерастает в заботу о себе. Забота о других и забота о себе идут рядом друг с другом.

– Каким будет общество после пандемии?

– Сейчас целый аналитиков выдвигает ряд прогнозов. Есть известный в социологии и психологии эффект, который называется самосбывающееся пророчество. Когда мы говорим о таких прогнозах, прежде всего, я хотел бы сказать, что из этого кризиса человечество сделает скачок к другой фазе цивилизации уже более объединенным, возникнет больший симбиоз человечества. Если раньше мы все время, обсуждая развитие, говорили, что эволюция движется конфликтом – это говорил в биологии Дарвин, это говорил в экономике Маркс, это говорил в психологии Зигмунд Фрейд – на самом деле не только конфликтом. Наряду с конфликтом, как писал гениальный исследователь Петр Алексеевич Кропоткин, именно взаимопомощь, кооперация и взаимодействие являются механизмом сплочения человечества и эволюции. Неслучайно человек есть самое беспомощное существо, когда он появляется в этом мире. Кооперация, взаимопомощь, взаимодействие – это тот шанс, который мы не должны упустить, когда человечество через непредсказуемость, неопределенность войдет в мир вечной нестабильности. Может быть, это странно звучит, но мы входим с вами в эпоху перманентной нестабильности, перманентной непредсказуемости.

В этой эпохе, эпохе перманентной непредсказуемости, будут другие эволюционные законы и их производные – социальные законы, экономические законы и психологические законы.

– Как быть с тревожностью в обществе?

– Ключевым триггером для тревожности является прежде всего неопределенность, именно в ситуации неопределенности возрастает тревога. Неслучайно очень точная поговорка в истории культуры звучит так, что упавший меч куда более безопасен и безобиден, чем меч, занесенный над головой и только грозящий упасть, и вы гадаете, упадет он или не упадет. В ситуации, когда, так или иначе, на вас надвигается трагедийная неопределенность, безусловно, возникает тревога и появляются известные два механизма. Один из них Ганс Селье, известный канадский психофизиолог, назвал «общий адаптационный синдром», он же именуется очень коротким и лаконичным термином «стресс», а стресс всегда проходит, по Селье, три стадии.

Первая стадия – ожидание неизвестного, потом – мобилизация, а третья стадия – либо выход и преодоление этой ситуации, либо истощение.

– Как восстанавливать себя, обеспечивать потребность в горизонтальных связях в самоизоляции?

– Прежде всего, каждый человек не один. Как я уже вам сказал, в каждом из нас много нас. Когда вы говорите «сама с собой» или «сами с собой», это вовсе не помешательство. Иногда надо задать себе немало вопросов и вместе с тем беседовать как с реальными, так и с воображаемыми другими, но сегодня происходит иное. Есть такой психологический феномен «сетевой идентичности». Мы живем в сетях, о каждом можно сказать: мы не Бэтмены, мы нетманы. Мы люди, живущие в буквальном смысле в мире социальных сетей. Поэтому в этом мире возникает огромное количество социальных связей, огромное количество виртуальных и воображаемых сообществ. Именно социальные сообщества, как воображаемые, так и реальные являются возможной точкой опоры, которая выступает как культурный инструмент, помогающий справиться с ситуацией одиночества. Это интересное и важнейшее явление.

– Почему в соцсетях так много шуток и мемов о людях наедине со своими детьми в изоляции?

– В психологии давно известно явление, которое называется «воскресные неврозы». Это явление описано создателем экзистенциальной психологии Виктором Франклом. Когда я, будучи первым заместителем министра образования, пытался сделать в начальной школе субботу свободной, то получил каскад писем: «Зачем нам эта суббота? Что нам делать с детьми?». Мы сталкиваемся с тем, что родителям – делаю особый акцент на этом слове – приходится, как Юлию Цезарю, делать одновременно множество дел. Они продолжают работать в онлайне, и им приходится в том же онлайне занимать своих детей, особенно учеников первых классов начальной школы и старших дошкольников. Мы часто, говоря слово «занимать», забываем, что оно семантически по духу близко к слову «занятные», «интересные», «привлекательные», «мотивирующие». Один из моих коллег, замечательный директор Московского института психоанализа Лев Сурат, каждый день усаживает вокруг себя своих детей и долго-долго читает им сказки. При этом видели бы вы их лица! Наконец дети видят и слушают отца, а он оказывается тем, кто овладевает, как шутя говорят когнитивные психологи, их экономикой внимания, то есть становится для них тем, кто ведет с ними беседу. На самом деле, это великолепная вещь. Всю последнюю неделю я слышу о том, что для детей 5–7 лет президент Израиля ежедневно читает сказки. Я думаю, что наши родители ничем не хуже президента Израиля. Да, это трудно, да, это тяжело, но ведь здесь перед нами следующий выход. Это ситуация, когда вдруг мы понимаем, кто для кого ценен, насколько для меня ценен мой жизненный выбор. Вы хорошо знаете тот факт, что в Китае подскочил процент разводов в ситуации пандемии. Вирус – это проверка на ценность тех, кто находится рядом с нами.

– На прошлой неделе по инициативе ректора Владимира Мау была сформирована рабочая группа «Антивирус». Расскажите подробнее об этом органе, каковы его задачи?

– Примерно десять дней назад Владимир Александрович предложил собрать психологов из самых разных центров Москвы. На этой встрече присутствовали президент Российской академии образования, декан факультета психологии МГУ, президент общества психологов Юрий Зинченко, директор Психологического института Российской академии образования Павел Сергоманов и директор уже упомянутого мною Московского института психоанализа Лев Сурат. РАНХиГС представляет директор Института социального анализа и прогнозирования Татьяна Малева, декан факультета психологии Института общественных наук Владимир Спиридонов. В команде «Кросскультурный мониторинг образов пандемии и инфодемии» самоотверженную работу и день, и ночь ведут сотрудники Школы антропологии будущего член-корреспондент РАО Галина Солдатова, Софья Сорокина и Татьяна Алдошина. Встреча была организована ректором при поддержке двух уникальных мастеров: Ирины Ронжиной и Эвелины Алиевой.

Благодаря такой дружественной группе возник центр, который Владимир Мау и Ирина Ронжина объединили в группу «Антивирус». Группа эта раз в два дня делает аналитические обзоры. Это кросскультурный мониторинг образов пандемии и инфодемии в различных странах и стратегий выхода из кризиса. Обзоры эти направляются в Правительство, в Администрацию Президента для обеспечения психологической поддержки принятия государственных решений. Группа «Антивирус» оказывает постоянную психологическую поддержку населению в целях снижения тревоги и панических реакций и одновременно представляет информацию о том, каким образом справляться с одиночеством, с карантином и как действовать, чтобы уменьшить нагрузку стресса на человеческое поведение.

– Александр Григорьевич, как вы проводите время в самоизоляции?

– Я никогда столько не работал, сколько я работаю в самоизоляции. Я всегда говорю, что час жизни Гоголя пролетает совершенно по-иному, чем час жизни Акакия Акакиевича. В этом смысле мое психологическое время стало наиболее насыщенным. Каждый день консультации, интервью, вебинары, причем с довольно большой сетью слушателей, которые задают вопросы. Я был и остаюсь профессором психологии и продолжаю читать курс по психологии личности своим студентам, только я стараюсь, чтобы он был более визуальным, более образным и был привязан к той ситуации, в которой мы находимся, чтобы студенты выступали не только как слушатели, но и как соавторы лекций. Вот моя задача. Это интересно и непросто.

Сказать, что у меня на душе веселье, было бы полной человеческой и психологической неправдой. Огромная тревога за близких, за тех, кого я люблю. Поскольку у меня много людей, которых я называю «значимые другие», ежедневный обзвон занимает очень серьезное время моей вынужденной изоляции.




Новости





























































Поделиться