Родители // Колонка

Дочки – матери: кто отвечает за правила игры?


Дочки – матери: кто отвечает за правила игры?
Фото: byrich.ru

Всегда ли взрослые правы

Не так давно моя восьмилетняя дочь, получив очередную порцию замечаний и указаний типа: «Туда не ходи! Этого не делай! Того не надевай!», мученически закатила глаза и, заломив руки, с горечью выдавила из себя: «Ну почему? Почему все мной командуют? Когда же это закончится? И почему я не могу командовать вами?» Пришлось поднапрячься и привести парочку достойных аргументов в пользу теории родительского командования детьми, а не наоборот. Выслушав и тяжко вздохнув, мой ребенок уточнил: «Значит, я смогу указывать своим детям?» Я, конечно, заверила ее в том, что отношения с собственными детьми она сможет выстраивать так, как ей заблагорассудится, умолчав лишь о том, что, став мамой, она не перестанет быть дочерью. А значит, никуда ей не деться от моих советов, наставлений и поучений. Помните, как в песне Пугачевой: «…как будто что-то знаешь, чего не знаю я. Какая ж молодая ты еще, доченька моя»?

В большинстве случаев нам кажется, и часто вполне оправданно, что мы мудрее, опытней и дальновидней своих детей.

Нам хочется уберечь, прикрыть и подстелить соломку. И вот мамы бросаются грудью на амбразуру, не задумываясь о том, что их великовозрастное дитятко вполне созрело для набивания собственных шишек. Дитятко злится, мама обижается – отношения портятся. Получается, что, как ни тяжело и как ни тревожно, но пуповину надо резать и отрывать дочерей от собственной юбки или позволять им оторваться. В противном случае жди беды.

«Я родила для себя»

Так, отношения моей хорошей знакомой Светланы с мамой можно было без прикрас назвать идиллическими. Мама была и доброй советчицей, и лучшей подругой, и своим парнем одновременно. Кроме того, мама была еще и папой, так как другого у Светы просто не было. То есть он, конечно, ходил где-то по свету, но в обозримом пространстве не появлялся. Не знаю, как саму Свету, но маму ее этот факт совершенно не волновал.

– Я родила для себя, – гордо заявляла она на каждом углу, чем вызывала не только сочувствие, но и восхищение, ибо воз свой тянула легко и старалась бросить к ногам единственной и к тому же довольно поздно рожденной дочери все блага мира. Иностранный язык, плавание, танцы, фортепиано, изостудия – вот лишь малый перечень кружков, которые Света посещала в детстве. Отказа она не знала ни в чем. Были и жвачки, и куклы барби, и джинсы, купленные втридорога у перекупщиков. Светой мама искренне восхищалась, с удовольствием баловала и никогда не забывала умильно повторять, что ее дочь (которая, кстати, училась через пень колоду и обладала весьма заурядной внешностью) – умница и красавица. Светлана платила маме сторицей: никогда не грубила, помогала по дому, сопровождала в театры, музеи и кино. В компаниях, где девчонки обсуждали, кто как на них посмотрел, как улыбнулся и что пообещал, Света пыталась рассказывать о том, какую книгу прочитали «они с мамой», на какую выставку сходили, и что «маман думает по поводу картины художника Н, который в последнее время набирает обороты».

– Как, вы не слышали этой фамилии? Мама ни за что не поверит!

Совместный досуг, ночные чаепития, разговоры о прекрасном и родство душ продолжалось ровно до тех пор, пока Света не встретила первого «прекрасного принца». Мужчина, кстати, был действительно совсем не плох: образован, начитан, интеллигентен и недурен собой (вспомним о том, что Света звезд с неба не хватала). Но тут-то и выяснилось, что у бесконечно повторяемой фразы «Я родила для себя» имелось весьма логичное, но никогда не произносимое продолжение: «и ни с кем делиться не собираюсь». Не поделилась мама ни с этим претендентом, ни с двумя последующими, умело нашептывая дочери об их существующих и надуманных недостатках. Света манипуляций не замечала, ибо привыкла безоговорочно верить маме и ценить ее мнение.

Но всему наступает предел. К тридцати пяти Света неожиданно прозрела и поняла, что все-таки хочет совершать вечерние прогулки под ручку с кавалером, и успела впрыгнуть в последний вагон. Вагоном оказался автослесарь, чинивший Светину машину, подаренную, естественно, любимой мамой.

Что в итоге? У мамы вечное предынфарктное состояние и жалобы подругам на «собачью жизнь», у Светы двое детей и довольно приличный муж, который «не пьет, не бьет и вроде даже любит». А отношения с мамой весьма натянуты. Кажется, обе не могут простить друг другу упущенного первого кандидата. Отсюда вывод: рожая детей, не следует думать, что отныне и навсегда они ваша личная собственность, иначе вы сильно рискуете когда-нибудь ее лишиться.

«Как аукнется, так и откликнется»

Бывает и другая крайность. Мама сильно занята собой (работой, внешностью, просто просмотром телевизора) и никогда не находит времени ни поиграть, ни поговорить с ребенком. Вряд ли мама, в лексиконе которой основными обращенными к детям словами стали «Отойди! Не мешай! Потом. Я занята», может рассчитывать на теплые и близкие отношения со своими отпрысками в будущем. Как говорится, долг платежом красен. Знакомая моих родителей – успешная бизнесвумен Людмила – всю жизнь была занята карьерой. Правда, и о личной жизни, как ей казалось, не забывала. Дважды успела сходить замуж и родить тоже дважды. Оба брака были недолгими – мужьям сложно было угнаться за строгой, волевой и все за них решающей женщиной. Впрочем, догонять себя Людмила и не просила. Девизом ее жизни было: «Я все могу сама». В итоге –дом на Рублевке, парк автомобилей, поездки в любую точку земного шара, когда только заблагорассудится. Людмила владелица процветающего холдинга, пакета акций многих крупных компаний, очень внушительных счетов в банках и непроходимой тоски в глазах. Почему? А потому, что всю жизнь бежала и стремилась вовсе не к главному. Дети были брошены сначала на нянь, а потом в лучшие пансионы Англии и Швейцарии. У них прекрасное образование и замечательная работа. Они живут за границей, у них давно свои семьи. Только матери они звонят пару раз в год. А зачем больше? Разве ей надо? Их никто не научил тому, что должно быть иначе. Они никогда не чувствовали себя нужными матери. Они мечтали о ее внимании, надеялись на него, ждали, а потом ждать перестали. Теперь, наверное, пришла ее очередь. Наступила пора платить по счетам. Это только маленькие детки обожают любую маму: и алкоголичку, и неврастеничку, и наркоманку. А подросшие и поумневшие уже, как правило, предлагают родителям платить по счетам. Тут, как говорится, «как аукнется, так и откликнется».

В общем, как ни крути, а правила игры в дочки-матери придумывают все-таки мамы.

Большую ответственность за будущие отношения практически всегда несут старшие. Ведь у малышей (кроме вредного характера) нет ни опыта, ни терпения, ни дальновидности. Хотя бывают и исключения. Так, одну мою одноклассницу дома и холили, и лелеяли, и пылинки с пяточек сдували. И супчик был на втором бульончике, и мяско рыночное, и икорка черная, потому что «деточке нужен гемоглобин». Каждую субботу – семейные походы в кино или в парк, летом – море, зимой – лыжи. Никто на «обожаемую дочу» в семье не то что руку не поднимал, голоса никогда не повысил. Все проблемы решались с доброжелательной улыбкой за столом переговоров. И несмотря на это, в переходном возрасте девушка «слетела с катушек»: связалась с дурной компанией, сутками не появлялась дома, а когда появлялась, крыла родителей трехэтажным матом. Наверное, тогда и пришла пора всыпать любимой дочке по первое число, но мама ей по-прежнему улыбалась и на недоумение окружающих спокойно отвечала: «Пройдет. Просто возраст такой». Не прошло. Ощущение вседозволенности и неблагодарности победило. Сейчас эта женщина, насколько я знаю, живет в какой-то деревне с мужем, отсидевшим уже несколько сроков за воровство, худо-бедно воспитывает двоих детей. А с родителями она не общается. Они ездили к ней, просили разрешить общаться с внуками, но дочь не пустила их на порог, заявив, что «родители ей испортили жизнь». Чем испортили? Как? Когда? История умалчивает. Видимо, много заботились, а о родительской власти совершенно забыли. Да и кто четверть века назад читал Петрановскую и слышал хоть что-то про термин «властная забота»?

Всему своё время

И все-таки хотелось бы, чтобы таких историй было меньше. Наверное, не следует ждать и требовать от себя и от детей слишком многого. Мы – просто люди, и у каждого есть свои недостатки.

Но несмотря на это, в наших силах построить хорошие, гармоничные отношения с ребенком, умело балансируя между панибратством и родительским деспотизмом.

Все хорошо вовремя. Если трехлетнему ребенку нужно спрятаться за мамину юбку, то семилетнему категорически требуется из-под нее вылезти, а пятнадцатилетнему и вовсе отцепиться, чтобы отправиться в свое свободное плавание. И только если мы позволим ему это сделать вовремя, его плавание окажется успешным. А ведь единственное, что мы желаем для наших детей, это то, чтобы они были счастливы. Разве не так?



Новости





























































Поделиться