ИнтерВести // Колонка

Почему французская молодёжь мечтает жить в юртах

Таня Мэр поговорила с тремя молодыми французами на тему альтернативного жизненного уклада.

Почему французская молодёжь мечтает жить в юртах

Когда сын наших друзей заявил, что они с девушкой собираются жить в юрте, я мысленно покрутила у виска. «С дуба рухнул, − подумала я, − чего ему не хватает?». Тэо 29 лет, у него востребованное высшее образование, во Франции сегодня можно взять кредит на жилье под 1,5% и даже меньше. Зачем юрта?..

Оказалось, что он такой далеко не один – о жизни в юрте или других микродомах, например в tiny house, сегодня мечтают много молодых французов.

Как правило, эти юноши и девушки имеют еще несколько общих черт: они не хотят работать в офисе, предпочитают краткосрочные рабочие контракты, при этом они убежденные экологи и любят путешествовать.

Я поговорила с тремя молодыми французами на тему альтернативного жизненного уклада.

Тэо, 29 лет: «Офис плодит неврозы и невротиков»

– Ты с востребованным высшим образованием занимаешься физическим трудом на стройке. Почему ты не хочешь работать по специальности, в офисе? Ведь это дало бы тебе больше стабильности, уверенности в завтрашнем дне?

– Больше стабильности? В офисе? − Тео смотрит на меня с недоумением. − Все ровно наоборот. В офисе обстановка нездоровая. Она формирует невротиков и психопатов, со всеми вытекающими последствиями. О какой стабильности можно говорить в атмосфере постоянного нервного напряжения и решений руководства, на которые ты не можешь повлиять? Я предпочитаю зависеть только от себя. Именно это дает мне ощущение уверенности.

– Ты не жалеешь о годах, потраченных на получение высшего образования?

– И нет, и да. Не жалею, потому что я развивался, встретил много интересных людей и т.д. А жалею, потому что не научился какому-то реальному ремеслу, рабочей специальности.

– Например?

– Например, плотника, столяра, электрика, пекаря. Мой бывший однокурсник в прошлом году обучился на электрика. И очень доволен. Работает на себя. Нет отбоя от заказов. С осени я иду на годовой курс столяра, буду осваивать это ремесло параллельно с работой.

– Твои родители как отреагировали?

– Сначала были недовольны, пытались мне внушить какие-то штампы. Но сейчас, мне кажется, я их убедил. На самом деле умение делать что-то своими руками дает больше уверенности в жизни, ну а про нервную систему вообще молчу.

Леа, 26 лет: «На людей давят обязательства и отсутствие выбора, а не маленькая площадь»

– Леа, вы с Матиасом заканчиваете строительство Tiny-House, собираетесь жить на площади 30 м2. Тебе 26, ему 32. У тебя диплом по международному бизнесу, у Матиаса юридическое образование. Но вы больше не хотите работать по специальности и связывать себя долгосрочными контрактами. Так?

– Точно. Именно так. Мы порвали с офисами!

– Зимой вы будете работать по краткосрочному контракту в Альпах: ты − аниматором в досуговом центре, а Матиас планирует осуществлять трансфер туристов в горы. Это мне твой папа рассказал.

– Да, это наши планы на зиму. Но сначала мы едем в путешествие на три месяца. Мы ударно поработали весной и в начале лета. У меня было несколько краткосрочных контрактов: в Декатлоне (выкладывала вещи летней коллекции) и на фермах (собирала клубнику, подвязывала киви). А Матиас оформлял интерьер гостевого дома в Центре конного спорта. Мы заработали не только на отдых, но и на старенький кемпинг-кар, на котором и отправимся в путешествие.

А потом на месяц поедем в Англию. Я буду работать во французском рыбном ресторане, а Матиас нашел рядом классные курсы английского − он считает свой уровень недостаточным, но вечером тоже будет работать в ресторане.

И вот только после Англии у нас сезон в Альпах. Мы оба обожаем сноуборд. Поэтому выбрали место, где можно совместить работу и хобби. Потом поедем на месяц в Новую Зеландию, там у Матиаса друзья-серферы. С апреля я снова буду работать на фермах и Матис что-то обязательно найдет.

– Леа, до этого ты три года работала заместителем директора по продажам в крупной компании по импорту шоколада в Мадриде. Ты свободно говоришь по-английски и по-испански. И вот ты решила вернуться во Францию и занимаешься сезонной работой.

– В офисе я была рабыней. Я не принадлежала себе. Отпуск по расписанию, по 2 недели. Это разве жизнь? Мой бывший парень хотел, чтобы мы взяли кредит и купили квартиру... Какое счастье, что я не успела совершить эту глупость и встретила Матиаса.

– А Tiny-House не будет тебя ограничивать своими размерами, давить?

- Нет, конечно! Мысль о том, что его можно погрузить на платформу и перевезти в любое место, стирает все границы. С одной стороны, есть свое гнездышко, а с другой − мы можем не привязываться к месту и переехать в другой регион. А давят на людей обязательства и отсутствие выбора: например, решили вы купить дом в определенном месте, вложились, а потом что-то разонравилось или появились другие мечты... Мы хотим легкости. Не хотим привязываться к месту.

– А детей вы планируете?

– Да! Мы хотим 5 детей! (В этом момент я чуть не поперхнулась, настолько не ожидала такогог ответа. — Прим.автора. ).

– И где же будут все дети в этом крошечном домике?

– Ну об этом мы серьезно еще не думали. Может, мы три построим. Может, продадим домик и купим большую юрту! Юрту тоже можно с места на место перевозить!

– А в 50 лет ты тоже будешь в три погибели собирать клубнику на ферме или раскладывать вещи в Декатлоне? Что у тебя будет в резюме?

– Я пока не знаю, чем буду заниматься в 50 лет. Возможно, научусь шить, а может быть, захочу освоить массаж, или мы будем жить в Австралии и я буду учить детей французскому…

Флориан, 27 лет: «Вещизм убивает планету и ведет к депрессиям»

– Флориан, ты живешь в мобильном доме на территории фермы своих родственников (Его мобильный дом напоминает строительный вагончик. — Прим.автора. ). У тебя диплом экономиста. Но ты не работаешь по специальности, учишься музыке, играешь на саксофоне в местной группе. Этим невозможно заработать...

– Мне хватает на жизнь. И даже есть накопления. Ведь в сезон я помогаю на ферме. Человеку на самом деле много не нужно. Я сторонник антипотребительства и в первую очередь − по причине экологической ситуации. Счастье никак не связано с материальными благами, а бесцельное потребление и вещизм ведут не только к перепроизводству и экологическим катастрофам, а еще и к депрессиям. Я не покупаю ничего, что в упаковке, использую одежду только секонд-хэнд (зачем способствовать перепроизводству?), я не пользуюсь машиной − достаточно велосипеда, а на дальние расстояния − с оказией.

– Зимой как топишь свой мобильный дом?

– Во-первых, я его утеплил, во-вторых стараюсь одеваться теплее: чем меньше мы топим, тем лучше для планеты. У меня есть мини-печка, но это совсем на крайний случай.

– А девушка у тебя есть?

– Девушка есть, и она со мной солидарна. Мы не можем изменить планету, но можем начать с себя, − на деле, а не на словах бороться с бесцельным потреблением.

– Она согласна жить в твоем крошечном мобильном доме?

Это временный вариант, а я мечтаю об эко жилье. Мы задумали построить Tiny-House или юрту, есть даже обучающие курсы. Хотите ссылку пришлю?

Флориан прислал мне вот эти ссылки: https://fabriquersayourte.fr/ http://www.matinyhouse.com/autoconstruction/faire-... https://www.micro-maisons.com/

А я связалась с владельцем юрт, которые сдаются для туристов недалеко от моего дома, и сделала несколько фотографий жилья о котором мечтают молодые французы.

Ещё больше о жизни французов читайте на канале «Французский багет».

Автор



Новости





























































Поделиться